Кадровые резервы могут закрыться от «лишних» кандидатов

184

Константин Джултаев

В России стартует реформа системы резервов управленческих кадров. Потенциальным поводом для изменений могла стать обеспокоенность старой элиты экспансией в органы власти новых игроков. В течение последних пяти лет Администрация президента направила на их подготовку до миллиарда рублей. Идеология программы опасна своим сходством с методами Клауса Шваба. Но отсутствие альтернативы грозит власти клановым застоем.

В Госдуме стартует обсуждение президентских поправок к закону «О государственной гражданской службе Российской Федерации». Главной новацией документа может стать введение института обязательных рекомендаций при включении кандидатов в федеральный кадровый резерв. Их должны будут давать должностные лица Администрации президента и Правительства, руководители федеральных государственных органов и губернаторы. В итоговый текст документа эта норма не вошла, однако источники «Октагона» уверены, что идея действительно лоббировалась частью российской элиты и ещё может найти себе место в подзаконных актах.

По данным собеседников издания, вопрос о необходимости пересмотра кадрового законодательства был поднят в конце 2022 – начале 2023 года представителями нескольких контролирующих экономику и органы власти групп влияния. Они выразили беспокойство в связи с продвигаемыми первым заместителем главы Администрации президента Сергеем Кириенко проектами по подготовке специалистов для госслужбы и госкорпораций. Инициаторов вопроса якобы волновало, что победители проектов могут лишить их контроля над коммерческими и политическими активами.

По данным редакции, Сергей Кириенко провёл со всеми сомневающимися разговор на эту тему на загородной базе «Росатома» или Сбербанка. В ходе диалога прозвучала версия, что созданные в рамках проектов по подготовке кадрового резерва социальные лифты в лучшем случае «довезут» новых управленцев до «низовых позиций».

Высший же аппарат управления останется под контролем нынешней элиты, представителям которой не о чем беспокоиться.

Есть мнение, что эти доводы были восприняты критически. Во-первых, потому, что сотни подготовленных командой Кириенко участников проектов уже дошли до самых высоких ступенек власти. Во-вторых, из-за схожести применяемых при их реализации технологий с методами президента Всемирного экономического форума Клауса Шваба. В проекты последнего прошли многие из ведущих мировых политиков, которые по сей день являются агентами влияния своего наставника.

Формализация в законодательстве заградительного барьера на пути «лишних» кандидатов во власть в виде обязательных рекомендаций уже находящихся в ней руководителей могла бы сыграть на руку старой элите.

Борьба кадрового резерва с “византийщиной”

Кадровая система современной России обрела контуры в 2004 году с принятием Федерального закона № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации». В нём была введена обязанность проводить назначения по итогам конкурсов. В документе также появился термин «кадровый резерв». Таких резервов вводилось несколько: федеральный, федерального Правительства и его ведомств, субъектов РФ. Входившие в них участники получили право назначения на управленческие посты в приоритетном порядке и возможность прохождения дополнительной профессиональной подготовки на базе Российской академии народного хозяйства и госслужбы (РАНХиГС).

Но единые правила на кадровом рынке в полной мере так и не заработали.

После короткой передышки снова начали проявляться «византийские» традиции. Кадровые конкурсы стали приобретать формальный характер: при видимом исполнении требований закона о госслужбе их всё чаще выигрывали заранее согласованные с вышестоящим руководством кандидаты. Для этого использовался полный набор инструментов – от фальсификации до выставления на конкурсы спойлеров.

Рынок усомнился в “Лидерах”

В 2018 году кадровая политика вновь вошла в перечень государственных приоритетов. Инициаторы её обновления из команды первого заместителя руководителя Администрации президента не стали вносить поправки в действующее законодательство о госслужбе, а вместо этого занялись образовательными проектами.

Площадкой для их реализации была определена некоммерческая организация «Россия – страна возможностей».

Флагманским стал конкурс «Лидеры России». В число мероприятий, получивших меньшую популярность, вошли «Управляй», «Грантовый конкурс молодёжных инициатив» и «Российское движение школьников – территория самоуправления».

Но тут же специалисты по трудоустройству начали выражать сомнения в эффективности этих проектов. Например, участников конкурса «Лидеры России» оценивают по восьми компетенциям, среди которых лидерство, нацеленность на результат, стратегическое мышление и инновационность. Но все эти качества, заявил «Ведомостям» профессор кафедры бизнес-информатики Финансового университета при Правительстве РФ Борис Славин, мало нужны на госслужбе. Здесь инициатива наказуема – в чиновнике ценятся исполнительность и лояльность в отношении начальства.

“Лидеры” без резервов

В январе 2018 года президент Владимир Путин сообщил, что из победителей «Лидеров России» будет формироваться кадровый резерв. Однако спустя год председатель экспертного совета конкурса Павел Безручко рассказал, что у проводимого мероприятия иная цель.

«В сфере работы с людьми два подхода. Это “кадровый резерв”, когда у нас есть на старте некоторое количество должностей, для которых нам нужно найти кандидатов. <…> И другой подход, который называется “пул талантов”. Его принципиальное отличие от “кадрового резерва” состоит в том, что здесь нет никаких должностей. Но есть желание помочь талантливым людям реализовать себя, дать им дополнительные возможности. Так вот, конкурс “Лидеры России” – это не “кадровый резерв”, а именно “пул талантов”», – пояснил он в интервью агентству Regnum.

К аналогичному выводу можно прийти, изучив положение о конкурсе. В нём говорится, что победители получают «грант (поощрение) на один миллион рублей для прохождения образовательных программ». Также им предоставляется «возможность включения в программу развития управленческого кадрового резерва». Под последней подразумевается самостоятельная образовательная программа на базе РАНХиГС, не имеющая прямого отношения к государственному кадровому резерву.

Губернаторы в “швабятнике”

Несмотря на то что победа в «Лидерах России» не даёт никаких преимуществ при назначении на государственные должности, к 2022 году высокие посты получили более 350 лауреатов конкурса. Из них 23 стали депутатами Госдумы, три человека – губернаторами, 11 – заместителями губернаторов, пять – мэрами городов, шесть – заместителями федеральных министров. Учитывая, что избрание на эти позиции заранее согласовывается с Кремлём, участие в конкурсе не играло важной роли при принятии кадровых решений. Но оно стало маркером причастности победителей к конкретной политической команде.

Похожие события происходили в госкорпорациях.

Например, в 2019 году заместителем генерального директора компании «Россети» стал лауреат «Лидеров России» Константин Михайлик. Более пяти лет он занимал в энергохолдинге руководящие позиции и мог бы дойти до желаемого назначения самостоятельно. Но, пройдя конкурс, Михайлик получил вместе с новым постом место в одной из политических команд.

На сайте конкурса размещена информация о назначениях на руководящие должности 450 его победителей. При годовой стоимости проведения конкурса около 200 млн рублей цена одного назначения выглядит несколько завышенной. Но политические дивиденды могут покрыть все экономические расходы.

Источник: octagon.media

Заставка:pixabay

Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях:
Материал из рубрики: