Майнинг в России пора легализовать

135

В 2021 году оборот российских майнеров оценивался в 4,5 млрд долларов. И тогда Россия занимала третье, а не второе, как сейчас, место по объемам добычи криптовалют, уступая еще и Казахстану. Но эта отрасль никак не отрегулирована государством.

Глеб Простаков, бизнес-аналитик

Один из законодательных «долгостроев» – нормативно-правовые акты, регулирующие оборот криптовалют и сферу майнинга, получают все больше поводов обрести наконец форму закона.

Утверждение о том, что любой реально существующий экономический процесс и явление должны быть описаны в законодательстве – в противном случае они существуют в «серой зоне» – звучит, конечно, логично. Но, к примеру, апартаменты в России строятся уже много лет, но законодательного статуса так и не обрели. Тем не менее специфика момента, вероятно, заставит регуляторов поторопиться с решением вопроса о криптоактивах и майнинге. И вот почему.

Во-первых, санкции. Основной санкционный удар Запада по России пришелся именно на финансовую сферу. Сложности с использованием ключевых валют, ограничения на работу российских банков, отключение от SWIFT, дискриминация россиян и российских компаний западными банками, депозитариями, биржами и т. п. Казалось бы, современные технологии блокчейн и уровень продвинутости криптовалют, которые позволяют не только перечислять деньги, но и упаковывать в такие перечисления заключенные торговые контракты, должны были быть сразу взяты на вооружение подсанкционными странами. И некоторые, как, например Северная Корея, так и делают.

Критики такого подхода обычно говорят: то, что возможно в масштабах экономики Северной Кореи, невозможно в масштабах России. Аргумент так себе, ведь смогла же Россия отладить поставки нефти и газа «теневым» (как его называют на Западе) флотом. Этот флот позволил не только эффективно доставлять ключевой экспортный российский товар потребителю, но и разрушить все установленные ценовые потолки и прочие меры дискриминации. А ведь масштаб торговли России энергоносителями и доля страны на этом рынке – нешуточные. А значит, дело в технике исполнения, а не в ограничениях масштабом.

Во-вторых, доходы бюджета. Возможности правительства по управлению дефицитом бюджета ограничены, а финансовые резервы не бесконечны. Простые решения вроде повышения акцизов на алкогольные напитки и табак уже использованы, а заимствования в виде продажи облигаций федерального займа при текущих ключевых ставках – дорогое удовольствие. Новые налоги – как, например, пошлины, взимаемые с экспортеров с привязкой к курсу рубля – остаются противоречивым с точки зрения полезности для экономики решением.

К чему все это? А к тому, что в данной ситуации как минимум необходимо обращать регулирование на сферы, которые этому регулированию не подвержены вовсе. Иными словами, существуют в правовом вакууме и соответственно не подлежат налогообложению.

Одной из таких сфер и является майнинг. В 2021 году оборот российских майнеров оценивался в 4,5 млрд долларов. И тогда Россия занимала третье, а не второе, как сейчас, место по объемам добычи криптовалют, уступая еще и Казахстану. Правда, справедливости ради, отметим, что и биткоин – босс среди криптовалют – в 2021-м стоил больше, колеблясь в пределах 30-65 тыс. долларов за единицу (сейчас биткоин торгуется на нижней грани этого диапазона). Так или иначе, объем этого рынка солиден и имеет перспективы взять планки в десятки миллиардов долларов, часть из которых может быть изъята в виде налогов в случае создания условий для легальной работы майнеров.

Сейчас майнинг в России сконцентрирован в трех основных регионах – Иркутской области, Бурятии и Забайкальском крае. Майнеры облюбовали эти территории неспроста: там прохладно, что хорошо для оборудования, и там низкие цены на электроэнергию. Такая сверхконцентрация центров обработки данных (ЦОД) уже возымела свои негативные последствия. Майнеры высосали весь избыток электроэнергии – и сейчас в этих традиционно энергопрофицитных регионах часто наблюдается дефицит мощностей при присоединении новых промышленных объектов или жилых домов. В октябре Минэнерго даже пригрозило кратно увеличить тарифы для майнеров, чтобы стимулировать их исход из этих регионов.

Принцип «гнать в шею» применяется именно потому, что майнеры не защищены законодательно. С точки зрения государственных интересов такой подход выглядит нерациональным. Особенно, если принять в учет санкционную составляющую дискуссии о цифровых валютах и майнинге.

Полтора года назад президент Путин заявил о преимуществах, которыми обладает Россия в плане майнинга – профицитом электроэнергии и квалифицированными сотрудниками. Но с тех пор в вопросе легализации этой сферы движения не очень заметны. Сейчас, с появлением инициативы по присвоению майнерам ОКВЭД, вопрос может наконец сдвинуться с мертвой точки усилиями Минпромторга.

Предстоит решить массу технических моментов. Как, например, возможность подключения ЦОД непосредственно к источникам возобновляемой энергии (ветро- и солнечным электростанциям, ГЭС) – такой опыт есть у ряда стран, включая Грузию. Это решение снизит нагрузку майнинга на общую систему электроснабжения, привязав добычу биткоинов и других цифровых валют к неманевренным мощностям (зависящим от погоды) генерации. Майнинговые фермы вполне способны полностью отключаться или снижать потребление электричества в моменты пиковых нагрузок и, наоборот, повышать потребление при возникающем профиците.

Размещение ЦОД можно и нужно диверсифицировать территориально, задействовав в том числе вновь присоединенные регионы России, обладающие хорошими условиями для этого, в том числе возобновляемыми источниками энергии на юге. Это не только диверсифицировало бы экономику этих регионов, но и способствовало бы быстрому появлению на данных территориях новых бизнесов с хорошей налогооблагаемой базой.

Источник: vz.ru

Заставка: Ферма по добыче биткоинов, фото Марко Ахтисаари flickr.com   wikimedia.

Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях:
Материал из рубрики: