Второй антикитайский фронт: как ЕС помогает США ослаблять китайскую высокотехнологичную промышленность

182

Иван Лизан, журналист, автор издания Украина.ру

Глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен сообщила о начале расследования со стороны Еврокомиссии в отношении Китая по факту недобросовестной конкуренции в сфере производства электромобилей, чья доля на европейском рынке к середине 2023 года выросла до 2,8% по сравнению с 1% в 2021 году

Еврокомиссия не зря озаботилась успехами китайского автопрома — КНР по итогам 2022 года вышла на третье место в мире по объёмам производства автомобилей, после Японии и Германии, обогнав США и Южную Корею. Для Китая автопром стал таким же предметом национальной гордости, как электроника во всех её сегментах от базовых станций связи пятого поколения до смартфонов. А для США и примкнувшего к ним Евросоюза — очередным раздражителем.

Точечные удары

Практика китайско-американских взаимоотношений показывает, что как только КНР добивается значимых успехов на рынке электроники и микроэлектроники, а китайские корпорации занимают значимую долю рынка, по ним начинают наносить санкционные удары.

В 2016 году США обвинили китайскую компанию ZTE — одного из производителей оборудования для сетей 5G — в поставках продукции, содержащей американские комплектующие, в Иран и Северную Корею в период с 2010 по 2016 годы. Объём поставок был небольшим, порядка 130 млн долларов, но США этого хватило для начала расследования. ZTE решила сотрудничать с Вашингтоном, так как подобные дела были в новинку, а корпорация серьёзно зависела от американских комплектующих. Это упростило американским клеркам работу — корпорации выписали штраф в 1,2 млрд долларов, а заодно завели ещё одно дело по факту введения американского правительства в заблуждение. По этому делу ZTE требования Вашингтона выполнила лишь частично: часть членов совета директоров уволили, а часть оставили. США это не понравилось и против ZTE ввели санкции, запретив отгружать ей комплектующие для производства смартфонов и оборудования. Корпорация осталась без мобильных процессоров от Qualcomm, а также иных американских чипов, доля которых в продукции корпорации доходила до трети.

И если вы сейчас не в силах вспомнить ни одного свежего смартфона от ZTE, то это не означает, что у вас проблемы с памятью — ZTE перестала быть значимой величиной на данном рынке. А в момент начала расследования ZTE была четвёртым в мире поставщиком телекоммуникационного оборудования по объёмам поставок и козыряла высокотехнологичными флагманами.

От ZTE Вашингтон отцепился лишь в 2022 году, сообщив, что корпорация пять лет вела себя прилично и ничего не нарушала. Тогда США уже вовсю воевали с корпорацией Huawei и Россией.

Huawei под санкции попала 15 мая 2019 года: США запретили отгружать корпорации электронные компоненты, но уже 21 мая ограничение сняли, чтобы вернуть его в середине августа. К тому моменту за решёткой оказалась дочь главы корпорации Мэн Ванчжоу, а в США была ограничена продажа электроники от Huawei. Корпорация потеряла американский рынок телекоммуникационного оборудования — его демонтировали вместе с оборудованием от ZTE, — а также лишилась доступа к сервисам Google и возможности выпускать собственные мобильные процессоры семейства Kirin на мощностях тайваньской корпорации TSMC.

Пока вводились санкции, корпорация накопила запас полупроводников, которого ей хватило на пару лет. Вашингтон не стал добивать Huawei и разрешил ей выпускать смартфоны на американских процессорах с модемами 4G — тогда дела у корпорации Qualcomm шли не очень хорошо. Этого времени Huawei хватило на адаптацию: её доля на мировом мобильном рынке, где до санкций корпорация входила в топ-3 производителей, сократилась до уровня статистической погрешности, а суббренд Honor ради выведения из-под санкций был продан консорциуму китайских инвесторов. Однако корпорация выжила, сохранив сегмент телекоммуникационного оборудования и накопив заряд невиданной злости на Вашингтон. Под тотальные санкции она угодила лишь в конце 2022 года, когда США запретили любое сотрудничество с Huawei.

Огонь по площадям

На смартфонах и базовых станциях Вашингтон не остановился: под раздачу при Байдене попади производители дронов, видеокамер, а также иной электроники. Им запрещали поставки на американский рынок и накладывали на них различные ограничения в части поставок компонентов. Однако это не помогало — корпораций оказалось слишком много, чтобы успешно банить их поодиночке. Тогда в США решили забанить всю китайскую полупроводниковую промышленность, ограничив отгрузки в КНР литографического оборудования, на котором как раз и производят чипы.

Вашингтону пришлось давить на своих «союзников». В итоге Япония и Нидерланды приняли решение об ограничении поставок литографов в Китай ещё в конце января 2023 года.

ASML самые современные EUV-машины отгружать в Китай отказалась ещё в 2020 году, вскоре прекратится отгрузка и более старых DUV-литографов по уже подписанным контрактам. Плюс поставки прекратят Nikon и Tokyo Electron.

Китай обеспечил Tokyo Electron до 26% выручки в 2021 году, КНР ASML давала 15%, но теперь ASML лишится прогнозных 25% роста выручки. Canon наверняка скорректирует планы по запуску завода литографического оборудования к 2025 году.

Логика у США простая: нет оборудования для производства чипов — нет современной электроники, а значит, со временем КНР потеряет завоёванные ранее рынки. В ответ в Китае приступили к созданию собственного литографа КНР — Huawei в прошлом году зарегистрировала патент на EUV-литограф. Гендиректор ASML уверен, что Китай импортозаместит выпускаемые его компанией литографы. Кроме того, в свежайшем флагмане от Huawei установлен процессор Kirin 9000s, изготовленный по 7-нм техпроцессу, хотя ранее считалось, что КНР не может производить электронику «тоньше» 14 нм. К слову, в России 7-нм литограф разрабатывает нижегородский Институт прикладной физики РАН. К 2024 г. должна появиться «альфа-машина», к 2026 г. — «бета-машина» и 2028 г. — серийные экземпляры.

Плюс ещё в августе 2022 года Джо Байден подписал закон «о чипах», который предусматривает выделение 52 млрд долларов государственных субсидий американским корпорациям на развитие локального производства чипов в США в обмен на отказ от инвестиций в Китай.

Китай наносит ответный удар

Как видно, пока китайским инженерам вполне удаётся импортозамещать, смягчая разрушительные последствия американских санкций. Но не стоит недооценивать санкции: они обладают накопительным эффектом.

Впрочем, КНР порой отвечает США взаимностью.

С 1 августа власти Китая ограничили экспорт галлия и германия — металлов, используемых в ВПК и производстве электроники. Пекин ввёл меры экспортного контроля на два этих металла, а также их химические соединения под предлогом защиты национальной безопасности, что исключает возможности по оспариванию решения в рамках ВТО.

Галлий редким металлом не считается (но его мировое производство ограничено 300–400 тоннами в год). А вот германий как раз попадает в категорию РЗМ. Германий используется при производстве транзисторов и микросхем, СВЧ-систем, детекторов гамма-излучения, а также как элемент сопротивления в радарах. Галлий (КНР производит 94% данного металла в мире) применяется в качестве внешнего слоя в зеркалах специального назначения, а также как компонент электроники, работающей на сверхвысоких частотах.

Теперь китайским компаниям нужно будет получать экспортную лицензию, указывая, кто и для чего будет использовать данные металлы. Понять, кто подпадёт под ограничения, несложно, просто вспоминаем, против кого КНР за минувший год ввела санкции. С 16 февраля под санкциями Lockheed Martin и отвечающая за производство ракет «дочка» Raytheon. Плюс под более тонкие, негласные, ограничения КНР теперь сможет подвести практически любую американскую компанию — ей просто не разрешат отгрузки РМ и РЗМ — в сфере ВПК и микроэлектроники. А КНР контролирует 90% мирового рынка редких и редкоземельных металлов.

Плюс КНР стали бить по кошельку американских корпораций. В сентябре китайское правительство проверило технику Apple и решило запретить госслужащим пользоваться ею — соответствующие письма получили чиновники министерств, связанных с торговлей и фондовым рынком. На КНР у Apple в 2021 году пришлось 19% от выручки или 28,5 млрд долларов в деньгах. В России, для сравнения, в 2021 году Apple продала техники на 5,5 млрд долларов, заняв 1-е место на рынке по деньгам. В этом году доля Apple составила 9% рынка в штучном измерении (на уровне китайской Infinix, которая хочет дорасти до конца года до 15%).

К слову, в России «яблочную» технику стали запрещать ещё в середине лета: запреты на использование продукции Apple были введены в подведомственных организациях Минфина, Минэнерго, Минпросвещения, Минцифры, Минтранса, Минпромторга, Федеральной таможенной службы (ФТС), Ростеха, Росавиации, РЖД и Росатома. В администрации президента аналогичные ограничения на iPhone начали действовать еще в конце марта.

Но теперь второй фронт открывает Евросоюз, нанося удар по автомобильным достижениям Китая, что вынудит КНР втягиваться в противостояние и с Евросоюзом.

Европа открывает второй фронт

Для ЕС вопрос с электромобилями имеет принципиальное значение — там с 2035 года будет запрещена продажа автомобилей на ДВС, за исключением штучных спорткаров. При этом ситуация в ЕС с производством электромобилей весьма непростая. Дело в том, что весной Volkswagen прервал строительство аккумуляторного завода в Восточной Европе, отдав приоритет аналогичному проекту в США. VW планировал построить в ЕС шесть гигафабрик по выпуску аккумуляторов, что позволило бы VW к 2030 году увеличить долю электромобилей до 50% от продаж, а к 2040 году и вовсе 100%. Теперь на одну фабрику будет меньше.

Вашингтон предложил VW от 9 до 10 млрд евро субсидий и кредитов в рамках Закона о снижении инфляции (IRA) и других программ. ЕС такие же условия предложить просто не в состоянии. Это вполне ожидаемо: денег у США больше, энергия дешевле, плюс автомобильный рынок привлекательнее и не так зарегулирован.

Tesla, к слову, отказалась от строительства аккумуляторного завода в ФРГ в пользу США ещё в середине сентября 2022 года как раз по причине предоставленных ей налоговых льгот всё по тому же IRA.

И вот теперь на фоне отмены инвестиционных проектов на европейском рынке растёт доля электрических «китайцев». С США Евросоюз воевать не может — слишком велика зависимость, — а вот с Китаем наверняка схлестнётся и зароет в той или иной форме доступ для китайских электромобилей на европейский рынок. А это наверняка вызовет серьёзное раздражение со стороны Пекина и приведёт к ответным мерам, от которых выиграет Вашингтон.

Выводы

Как видно, США замедляют научный прогресс в странах-конкурентах с помощью санкций, а смена администраций в Вашингтоне ни на что не влияет: ограничения против Huawei начали вводить при Бараке Обаме, продолжили при Трампе и завершили процесс при Джо Байдене. Пока США считали, что смогут ограничиться точечными санкциями, американским корпорациям позволяли отгружать ограниченную номенклатуру продукции китайским корпорациям, но затем пришло осознание недостаточности точечных мер. Тогда Вашингтон решили бить по площадям, запретив поставки в КНР литографов, а также ограничил инвестиции американских корпораций в высокотехнологичную промышленность КНР.

Страны — конкуренты США, в свою очередь, замедляют американские корпорации, показывая на примере Apple, что ответные санкции также могут быть чувствительными, и пытаются реализовывать свои импортозамещающие проекты быстрее, чем американские чиновники вводят ограничения.

Кто победит в гонке инженеров и чиновников пока неясно, но её итогом будет замедление темпов научно-технического прогресса, а также раскол мира на не зависящие друг от друга технологические зоны.

Заставка: conxa.roda wikipedia

Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях:
Материал из рубрики: