Юрий Громыко. Методология развития страны.   К новой программе действия.

313

Московская Школа Конфликтологии

Предлагаем статью Ю.В. Громыко о  проблемах, которые начали обсуждаться в СССР в 20 веке. В 21 веке, для развития и суверенности  России —  необходимы   разработки новых методов мышления в различных системах практики и в системах государственного управления.

Эта статья является продолжением  статьи  Ю.В. Громыко  —   «Мышление Победы.  Что это такое, как его обрести?» 

(Громыко Юрий Вячеславович —  методолог, доктор психологических наук, профессор, Директор Института опережающих исследований имени Шифферса).

Вступление

Методологическое мышление [1]нужно для того, чтобы создавать концепты для понимания архитектоники (внутреннего устройства) сложных образований и правильно определять стратегию действия, размечая пространство при помощи концептов.  Важен сам пример-прототип возможного действия хотя бы в одной области. В целом же   для разработки новой методологической программы надо ответить на три вопроса:

  1. В чем состоит характеристика текущей эпохи.
  2. Как организована мировая власть и как ее трансформировать за счет действия с позиции России
  3. Кто может стать лидером этих действий и этой трансформации. Чем они должны владеть.

При описании мирового финансового империализма задача состоит не в том, чтобы так расшифровать его секреты и его устройство, а в том, чтобы можно было, включившись в практику работы его институтов эффективно и с выгодой для себя действовать по его правилам. Хотя ряд секретов его функционирования понятен. Задача состоит в том, чтобы выйти за его границы и вытащить страну за его рамки.

Профессионалы, культивирующие методологическое мышления и разрабатывающие методы мышления и мыследеятельности называются методологами. Сейчас очень много разговоров про «секту методологов».  Это понятная реакция людей, не обладающих проектным сознанием и не способных формировать будущее и работать с будущим. «Критика секты» методологов относится к бывшим методологам. Бывшие методологи -это современные софисты от методологии, которые стали формировать специальные «дискурсы» («одежды правильных говорений») и обслуживать встраивание в западную цивилизацию.   Но критикуя секту методологов, выплёскивают с водой «ребёнка», поскольку те, кто стремятся отбросить методологию не умеют работать с мышлением и деятельностью и не способны осознанно и целенаправленно формировать будущее.

Члены методологического движения, сформированного Г.П.Щедровицкий на основе ММК, [2] по-разному встретили гибель СССР. Основная часть ММК приняла встраивание России в Запад и стало разрабатывать эффективное его включение в систему западных институтов. Даже появились активные могильщики Советского государства, правда после его развала, утверждавшие ( Левинтов А.Е.), что это ММК своими играми  ( ОДИ) и развалил СССР.[3] Это, конечно, полная ложь и чушь, поскольку Георгий Петрович Щедровицкий никогда не был диссидентом, и много раз заявлял о своей принадлежности к правящему классу России, и всеми силами стремился развивать мышление всех групп и сообществ, включая сообщество управленцев на благо страны. Но он действительно принял встраивание России в новый западный порядок и стремился концептуально осмыслить это встраивание как необратимый процесс. На наше неприятие идеологии встраивания в западные институты и западный миропорядок, отказ от восприятия идеологии либерализма повлияли работа и беседы с С.Е. Кургиняном в конце 80-х, встречи с А.А. Зиновьевым в Мюнхене в начале 90-х, куда мы попали с моей сестрой Н.В. Громыко по приглашению Баварской Академии наук, постоянные встречи и беседы с П.Г. Кузнецовым, последующее взаимодействие с группой Линдона Ларуша. Огромное значение на мои группы произвело общение и совместная работа с Е.Л. Шифферсом, выстраивающим проект мирового Православия «над клерикальными стенами». Для нас Е.Л. Шифферс безусловно является методологом.

Очень важно, что основная группа ММК за период встраивания в Западную цивилизацию в основном обслуживала это встраивание и создавала методологами либерального финансового капитализма с российским лицом необщего выражения[4]. Поэтому работы по обслуживанию Христенко-Грефа, затем Голодец, Кузьминова являются чудовищными и выступают формой   уничтожения Российского суверенного потенциала. Они должны быть помещены в специальную красную книгу, чего не должна делать методология. Исключение составляют работы Куликова Д., Сергейцева Т.,  Валитова И. — с отстаиванием суверенных Российских оснований российской государственности, Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня» клуба, Московской школы конфликтологии  (Л. Цой)[5],  работы О.И. Генисаретского[6] совместно с С.С.Хоружим[7], выделившим исихазм ( стяжание нетварных божественных энергий при жизни человека)  как фундаментальное основание русской святости и православия.

Мы же с Юрием Васильевичем Крупновым  сразу не приняли русский вороватый и компродорский капитализм, были вынуждены очень рано, по-моему первыми, (дальше это подхватил политолог В.Н. Кузнецов) различить государство и государственность, и дальше началась тяжелейшая борьба в области всех типов политик ( образование, промышленность, культура)  с отстаиванием- формированием другого цивилизационного мышления определяющего принципы российской идентичности, российской государственности и российской планетарной хозяйственной системы.

Основные этапы нашей работы неполно могут быть суммированы следующим образом:

  1. Проведение методологических семинаров в ЦСКА под руководством замечательного спортсмена, руководителя военного спорта высших достижений А.М. Юркевича, разработка понятия дисциплины «экстрематики», освоение представлений о повышении уровня организации сознания Н. Цзена, защита кандидатской диссертации под руководством В.В. Рубцова в положении рядового срочной службы.
  2. Работа в институте НИИ управления и экономики образования старшим научным сотрудником, руководителем лаборатории развития образования. Разработка концепции управления развитием образования. Сотрудничество в выдающимся управленцем образования Ларисой Евгеньевной Курнешовой.
  3. Серия ОДИ в конце 80-х с В.А.Жегалиным по реформированию образования. Соруководство ОДИ «Комсомол, молодёжная инициатива и перестройка» по заказу ЦК ВЛКСМ с участием Константина Затулина, Джохан Паллыевой, Михаила Ходорковского и ряда других активистов перестройки.
  4. Сотрудничество с выдающимся русским психологом и философом, учителем В.В. Давыдовым. Проведение по его просьбе серии ОДИ, в частности ОДИ, обеспечивающей экспертизу и анализ программы развития образования НРБ, выдвинутой Благовестом Сендовым, президентом Болгарской Академии наук.
  5. Разработка совместно с Э.Д Днепровым, Б. Бим-Бадом, В. Новичковым

Программы пленума ЦК КПСС проводимого П.К. Лигачевым  по проблемам развития образования.

  1. Помощь в инициации ВНИКа Днепрова, работа во ВНИКе. Разрыв отношений с Э.Д. Днепровым
  2. Проведение серии ОДИ совместно с В.А. Жегалиным по развитию образования, а также ОДИ с ЦК ВЛКСМ «Комсомол: молодежная инициатива», в которой участвовали К. Затулин, Ходорковский, Дж. Поллыева и др.
  3. Проработка под руководством Е. Шифферса совместно с Ю.В. Крупновым, О.И. Глазуновой и коллективом ядра будущего Института опережающих исследований проблем воспроизводства традиционной российской государственности, проблемы убийства царской семьи, теории сверхспособностей,
  4. Разработка программы «Образование как средство развития региональных общественных систем» и программы развития образования для Ханты-Мансийского округа, разработка программа развития образования для городов Ханты-Мансийского округа.
  5. Разработка программы «Столичное образование» по заказу Л.Е. Курнешовой и Л.П. Кезиной, создание Экспертного Совета развития столичного образования с системой экспериментальных площадок. Учреждение Московской Академии культуры и развития образования совместно с Н.Г. Алексеевым и В.И. Слободчиковым.
  6. Разработка совместно с Ю.В. Крупновым, В.В. Давыдовым, В.В. Рубцовым, В.И. Слободчиковым, Н.Г. Алексеевым по заказу депутата ГД Ларисы Бабух «Доктрины развития образования РФ». Работа по созданию краткой официально-протокольной доктрины была осуществлена совместно с В.Д.Шадриковым, О.Н.Смолиным, В.С. Соколовым. Выдвижения совместно с В.В.Давыдовым концептуального понимания, что в РФ отсутствует экономика образования, поскольку не разработана технология определения стоимости, которую создает образование.
  7. Знакомство и сотрудничество с Кургиняном С.Е., Овчинским В.С., Кара-Мурзой С.Г.- участие в создании брошюры «Постперестройка», проведение ОДИ с «Театром на досках».
  8. Сотрудничество с П.Г. Кузнецовым, знакомство с группой Линдона Ларуша, вступление в плотный контакт с «Шиллер-институтом» Хельги Цепп-Ларуш.
  9. Создание НИПа «Техники и способы мышления и деятельности как содержание образования». Создание (при поддержке Л.Е. Курнешовой) экспериментальной базы для разработки деятельностного содержания образования в виде «Колледжа 1314». Создание коллектива разработчиков и разработка мета предметов и обучение этим мета предметам учеников. Написание учебников по метапредметам.
  10. Инициация проекта Российская школа будущего по поручению Ю.М.Лужкова, Л.П.Кезиной и Л.Е.Курнешовой.
  11. Участие в проекте Ю.В. Крупнова журналы -альманахи «Россия 2010», создание концепта «консциентального оружия», обеспечивающего цивилизационную перевербовку и новый тип войн.
  12. Создание концепта «проектное сознание».
  13. Проведение серии ОДИ с промышленными предприятиями «Авиетка», «Северсталь».
  14. Участие в создание образовательной технологии подготовки управленцев совместно с В.Н. Поповым, Р.М. Хазиахметовым, Д.В. Холкиным, Г.И. Бандуриным в компании «Современные технологии». Проведение большой серии игр по заказу руководства энергетических компаний «Управляющая компания «Волжский гидроэнергетический каскад»,  РусГидро  ( Р.М.Хаизахметов) и    других. Проведение серии игр по заказу Г.И.Бандурина по проблемам цифровизации и развития IT систем. Работа совместно в специально организованных школах по подготовке предпринимателей с С.Б. Чернышовым и Ю.А. Милюковым.
  15. Разработка совместно с театральным режиссером Л.И Анисимовым и историком-политологом, министром культуры Приморского края В.Н.Соколовым концепта « метакультуры», проведение серии международных метакультурных симпозиумов в Японии.
  16. Разработка по заказу министерства образования и науки РФ доклада для ЮНЕСКО «Восстановление образование в Чеченской республике» и защита программы в штаб-квартире ЮНЕСКО в Париже в качестве главного редактора доклада.
  17. Участие по заказу АП РФ в разработке Государственной программы по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом совместно с Ю.В. Крупновым, Е.Ю. Маняткиным, С.С. Бочковым под руководством В.П. Иванова.
  18. Разработка с Н.В. Громыко технологии «Школа генеральных конструкторов», ставшей основой проектных школ в образовательном центре поддержки одарённых детей в России «Сириусе».
  19. Создание совместно с В.Т. Зюковым концепта «банк нового типа» для банка «Миллениум», инициация проекта совместно с В.Т.Зюковым, М.Ю.Байдаковым, В.И. Якуниным «Транс-Евразийский пояс Razvitie». Проведение консультаций и ОДИ с итальянскими, индийскими, японскими коллегами. Разработка концепта новой финансовой счетности для Международного клуба долгосрочных инвесторов.
  20. Разработка проекта «Технологически состоятельная модернизация» по заказу М. Ремизова и Б. Межуева со стороны АП РФ. Разработка концепта метапромышленности на основе развития приборостроения.
  21. Работа с А.Р. Фархудиновым по организации и проведению серии ОДИ по развитию системы энергетики Республики Татарстан, программ развития корпорации «Сетевая компания РТ» по заказу И.Ш. Фардиева, и стратегий развития КЭР-холдинга, его проектных институтов по заказу Х.М. Махянова.
  22. Разработка совместно с Ю. В. Крупновым и Д.А. Шишкиным партийной программы «Заводы развития» по заказу Депутата от «Единой России» Д.Б.Кравченко, разработка технологии блиц-ОДИ совместно с Ю.В. Крупновым.
  23. Разработка совместно с В.В. Сумским формата кратких визит-миссий для инициации участия российских компаний в развитии энергетики, промышленности и образования в Юго-Восточной Азии (Филиппины, Малайзия, Индонезия).

Фактически здесь перечислены весьма неполно программы, которые в какой-то мере завершены, хотя и могут быть продолжены.

В данном наброске ниже мы предъявляем фрагмент методологической программы, направленной на осмысление и решение проблем, которая позволяет без обращения к русскому национализму и гражданской войны выйти за рамки западных институтов и финансового империализма, внутри которого России предопределена незавидная участь- точнее просто распад и смерть.

  1. Характеристика текущей эпохи.

Основной вопрос сегодня, куда должна двигаться наша страна после 30 лет развала и ошибочного встраивания в инородный, ненавидящий Россию как враждебную нежить, Западный мир? Русофобия никуда не делась, в нужный момент она выстрелила и развернулась в полную силу. Та застарелая ненависть с насмешкой над этими непонятными и опасными полиэтническими разно конфессиональными «мировыми русскими» опять обнажила оскал хищного Западного мира.

Произошло цивилизационное неприятие русских и нашей цивилизации, а часть русских на территории Украины подверглась цивилизационной перевербовке и соблазнению.  Но что стоит за этим неприятием? За этим неприятием стоит возникшее ощущение и понимание, пока не перешедшее в форму знания, что уклад западной цивилизации и созданный ей финансовый империализм разрушителен и смертелен для Российского общества.  Основная проблема Западной цивилизации состоит в том, что она во всех своих предложениях по отношению ко всему остальному миру – конечна, терминальна. Она не готова радикально трансформироваться и меняться сама, не готова допустить трансформаций и изменений не по ее собственным шаблонам всего остального мира. Она не готова допустить обретения сознанием человека новых возможностей, не готова принять качественное изменение систем мышления и знания, не принимает качественного усложнения общностей и сообществ, не принимает иной природы государств чем ее собственная электоральная демократия, основанная на манипулировании сознанием избирателей и на манипулировании общественными мнением.

Запад усиленно реализует, как в свое время писал М.М. Бахтин, «буржуазную концепцию готового и распыленного бытия»[8] только в новой более усложненной форме и техницированной форме. Финансовый империализм распыляет и дифференцирует многообразное бытие до готовых товарных форм всего чего угодно от вирусной заразы с вакцинами, до экстракорпорального зачатия и до походки Президента, будучи не готовым не то, что создать новую интегративную целостность, а увидеть, понять и признать возникновение новых органических целостностей, обладающих собственными принципом существования.  Конечно, Запад в целом не верит в Бога, поскольку в практике своих действий не допускает возможности бессмертия и неуничтожимости жизни как таковой.

Обвиняя Россию в колониализме, Запад, с одной стороны, стремился удержать саму Россию в подчиненном положении колонии определенного ранга, а с другой стороны стремится распылить ее на отдельные этнические и конфессиональные группы, соблазненные созданием фиктивной недееспособной карликовой государственности вместо полноправного представительства на ряду с другими народами в системах государственности единой России. Запад не допускает формирования новых форм общностей, которые видели и видят следующий более высокий уровень организации общества и устремлены к нему в поле Российской государственности. Для Запада недопустимо, противоестественно и монструозно (чудовищно) прорастание традиционной имперской власти в служении И.В. Сталина и В.В. Путина.  Не пропущенная через узкие отверстия мясорубки западных электоральных шаблонов автократическая власть для Запада противоестественна и невозможна. Российская сильная государственность и власть – для Запада извращение. Запад не принимает тезис, что вся современная западная власть основана на манипуляции общественным мнением и на цифровом управлении электоральным поведением избирателей в тотально малообразованном западном обществе, не способном обсуждать предлагаемые программы общественного развития.

Но Запад- это не какая-то мифическая химера. Сквозь организм Запада действуют определенные силы.   И что же это за силы и безличные субъекты делят и крошат мир сегодня, дерут его на части, уничтожают человеческую природу на планете?

Одну из таких безличных сил возглавляет Англо-Саксонская Транс-Атлантика. Но как зовут силу, которая в нее вселилась и действует от ее имени? Силы необходимо переназвать по их правильным именам.  Владение правильным названием позволяет овладевать силами и выпускать на них противосилы. Дар Адама создавать неслучайные имена, проникающие в суть вещей (ономопоэзис), позволяет определить, что от Бога, а что от его противника.

Конечно, зародыш этого чудовища капитализм, опознанный К.Марксом, превративший труд в товар, но   за этот большой период своего развития капитализм переродился во что-то иное.  Этот живой розовощекий мальчуган давно стал страшным монстром. Но сегодня эта сила уже точно даже не Гильфердинговский «финансовый капитализм» и не ленинский «империализм как высшая стадия капитализма», что-то это другое. Возникла какая-то более высокая эволюционная форма этой зловещей силы.

Я хочу читатель, чтобы ты поблуждал в этом тумане незнания и почувствовал эту опасность слепого человека, который не может понять с кем он столкнулся, кто его хочет уничтожить. И бесполезны здесь метафоры из голливудских фильмов про чужого и хищника, поскольку их создавал Голливуд для американских западных нужд. У всякой метафоры ограничений больше, чем зона раскрытия через оригинальное сопоставление не соотносимых вещей.

Но еще страшнее, если реально пережить и почувствовать, что мы не знаем, как назвать себя, кто мы есть, кем мы должны быть. И какая хитроумная химера нам не дает себя правильно назвать и самоопределиться.

Название этих сил требует, чтобы мы предложили слова, содержащие в себе суффикс «изм», но какой корень у этих слов? Искомая действующая сила должны быть связана с устройством мировой власти и собственности.

Но проблема не в самих этих формах господства, проблема в том, что они учинили и творят с человеческой природой и обществом, с планетой Земля, во что они их превращают. Негативная планетарная сила перемалывает, извращает человеческую природу и общество, позитивная сила восстанавливает человеческое в человеке и дает пробудиться и развернуться общественным силам. Концепты должны нам помочь раскрыть механизм, устройство позитивной и негативной сил.

Основная характеристика действующей силы, которая возникла из капитала, проросшего во все структуры финанциализации и подчиняющего себе собственность и власть на новом этапе его движения, заключается в том, что ее действие абсолютно хаотично, непредсказуемо и случайно.  Это аналитически расщепляющая все сила, создающая абсолютно произвольные извращенно-искусственные неоестествляемые синтезы и соединения из дробимых до бесконечности субстратов. Эту силу интересует технологически достижимая воспроизводимость и повторяемость, но не естественный процесс воспроизводства органического в человеке и в обществе. Эта сила готова комодизировать и превращать в товары и продукты потребления всё.  И все самые сильные умы человечества, которые служат этой силе — а есть те, которые ей не служат! — пытаются найти закономерность в ее прихотливом случайном проявлении и действии, с тем, чтобы сделать вид, что этой силой можно управлять, ее проявления можно предсказывать.  Поскольку эта сила действует абсолютно случайно и хаотично, грозя ежесекундной ( а иногда миллисекундой бессознательного времени – времени рока) потерей власти и собственности ее владельцам  в любой момент,  то прилагаются неимоверные усилия, чтобы удержать собственность и власть как за счет перевода прыжков и колебаний финансового капитала в устойчивое владение недвижимостью (Томас Пикетти[9]), так и  за счет технических устройств, приборов и искусственного интеллекта (ИИ), модифицирующих  в интересах групп у власти все типы поведения людей в обществе от электорального поведения до потребительского. Человек, которого автоматизируют и которым управляют как биороботом, должен, вырываясь из-под контроля, стремиться к любым типам сумасшествия- наркотикам, изменению пола, любой трансгрессии.

В противоположность этой деструктивной разрушающей человека и общество силе намечается сила, которая поддерживает человеческое в человеке, создает условия для воспроизводства общества и его традиций часто в совершенно новых формах, требующих творческого опознания.  Как известно, целостности создаются только из целостностей. И интегрирующая направленность самовоспроизводящихся целостностей образует основу этой второй силы. Это сила может быть мобилизована и вызвана к жизни только институтами государственности, опирающимся на собственные цивилизационные основания, на традицию цивилизации. Под цивилизацией понимается способность народа и страны превращать духовные основания и ценности в материальную культуру (технику, машины, архитектуру, технологии) и институты.

Назовем эти силы, чтобы дальше разбирать более детально их устройство. В одном случае речь идет о группо-рандомном техно-финанциализме (ГРАТЕФИН), который правит миром, но сегодня переживает страшный кризис. Именно группо-рандомный техно-финанциализм формирует у внешнего наблюдателя впечатления, что миром правят договорившиеся друг с другом группы и семьи. Но группы как раз миром не правят- их перемешивает как хочет ГРАТЕФИН. Противостоит ему этативно-цивилизационный антропо-обществизм (ЭЦИАНТО). В этих названиях из четверок слов, каждый термин имеет принципиальное значение.

В случае первой силы речь идет о случайно занимающей главенствующее положение в мировой власти определенной группе, семье или клане, которая на данный момент владеет важнейшим набором финансовых и технологических ресурсов и договаривается о способах действия с другими семьями или кланами. Западное общество даже кичится элементом непредсказуемости и случайности в восхождениях на Олимп власти, демонстрирует нуворишей от власти, одновременное поклоняясь элементу случайности и переживая от него инсульт порождающий невроз, который лишает сна.

Конечно, есть влиятельные семьи, которые на протяжении десятилетий и даже веков сохраняют привилегированное положение в Западном обществе. Но это обеспечивается за счет эволюционного врастания старых типов капитала, опирающегося на ростовщичество и недвижимость в бешенную пляску Витта финанциализированного капитала. Сам финациализированный и финанциализирующий все и вся капитал вступил в мезальянс с искусственным интеллектом и цифровизацией, а через него и с созданием новых технологий. В этом неравном браке ИИ пытается заверить финанциализацию в предсказуемости ее результатов, а финанциализация обещает удовлетворить любые аппетиты цифровизаторов. Попытка финанциализировать и цифровизировать создание технологий привела к маргинализации фундаментальной науки, вытеснению на обочину открытий новых физических принципов и эффектов.

Единственное, где фундаментальная наука разрывает     жаркие удушающие объятия финанциализации и цифровизации ИИ – это создание новых смертоносных вооружений увеличивающейся мощности. Создание сверхзвукового оружия в гонку по совершенствованию которого включился и западный мир- это привет и подарок от советской науки, которой было плевать на финанциализацию и цифровизацию. Изгнанные в выживание советско-российские ученые продолжали совершать открытия (иногда превращая в лабораторию ванну в своей собственной квартире и создавая неудобства для домочадцев) и совершенствовать технологические решения на основе новых физических принципов и эффектов.

Но что можно противопоставить этой действующей силе? Только инициирующую и мобилизующую роль государства в подъеме и шаге восхождения общества в целом, его созидательно-преобразующих сил в соответствии с ядром цивилизационных ценностей. Термин «обществизм» фиксирует необходимость развития общества в целом, он в каком-то смысле является способом возвращения к корням русского языка слова социализм. В России именно институты государственности (не путать с существующим бюрократическим аппаратом государственной власти являются антиэнтропийной, созидательно-преобразующей силой. И для этого кто-то должен в мире совершить рывок, а мы убеждены, что это должна и может сделать только Россия.

Но в чем заключается основная задача таких институтов государственности? В социализации и в доведении до понимания и реального освоения каждым членом общества новых общественных возможностей на основе новых технологий, знаний и новых форм мышления, новых достижений цивилизации. Превращение этих технологических новшеств в освоенную всеми общественными институтами и каждым членом общества банальность и состоит важнейшая функция государства. Государство занимается всеобщей социализацией новых технологических и знаниевых решений, созданием условий для подобной социализации. Осуществляя подобную социализацию новых решений, вписывая эти решения в общественный контекст действия различных профессиональных сообществ и групп, государство с неизбежностью подрывает и трансформирует сложившийся жизненный уклад, устоявшиеся формы жизни и ценности. И здесь с необходимостью придется решать, что из сложившихся системы жизни, из сформировавшегося уклада надо сохранять и воспроизводить, а что может быть трансформировано, изменено, утилизировано. Таким образом, важнейшей функцией государства является со организации и связь процессов общественного воспроизводства и развития.

Существует известный методологический тезис, что развивается только то, что было воспроизведено. Но этот тезис верен после того, как произошла соорганизация процессов воспроизводства и развития, когда форма воспроизводства общества выявлена и определена. В момент же появления новых технологических и социальных решений еще непонятно, что в общественной форме является обязательным моментов воспроизводства, а что может быть изменено отброшено. При этом принципиально новые решения возникают каждый раз в конкретной сфере деятельности и не имеют выявленных всеобщих оснований на распространение на все общество, на все сферы деятельности.  Для социализации требуется тяжелейшая работа, такая же как введение в школу новых знаниевых прорывов на основе выявления их всеобщего универсального смысла.

Вторая важнейшая функция государства — это введение институтов, которые обеспечивают восхождение общества к более высокому уровню организации. Это предполагает создание институтов, мобилизующих усилие членов общества вокруг проблем. Для решения проблем необходимо интегрировать разные сферы деятельности в одном институциональном контуре- фундаментальную науку, прикладную науку НИР и НИОКР, системы высокотехнологичного производства, системы ремонтного обслуживания потребителя, образовательные структуры.

Поскольку в результате предательства и сдачи СССР руководство РФ с настойчивостью, заслуживающей лучшего применения, встраивало Россию в Западный миропорядок, на нашем обществе паразитировали структуры ГРАТЕФИН. Самодостаточная жизнь российского общества на собственных цивилизационных основаниях была остановлена и разрушена.  И нам теперь необходимо заново собирать из живых самовоспроизводящихся сообществ и профессиональных групп жизнеспособное общество. Но одновременно нам необходимо ответить на вопрос в чем должен состоять шаг восхождения Российского общества к следующей более высокой форме развития, какие новые институты должны появиться и какую функцию должны выполнить институты российской государственности в этом восхождении.

Неверным является аргумент, что именно большевики остановили органический рост и эволюции общества Российской Империи, поэтому надо восстанавливать Российское общества дореволюционного периода. Дотянутся до Российского общества времен Российской империи нет возможности. Все жители и живые свидетели того общества умерли. Фантазии и исторические теории по поводу этого общества могут создавать реконструкторы и историки, но эти очень важные формы исторической памяти и формы исторического знания ничего не говорят о российском обществе будущего. Из прошлого не вытянуть проект, наоборот, только на основе проектного замысла можно понять и оживить прошлое.

С другой стороны, целый ряд институтов общества Российской империи пророс в измененном виде в структуры советского общества и обосновался там (Академия Наук, советская школа, сделанная по образцу гимназии и пр.). И нам сейчас важно определить пространство будущего Российского общества, в которое прорастет целый ряд общественных структур советского общества в измененном виде, обеспечивая единство исторического процесса русской цивилизации. Более того, отсутствие представлений о шаге восхождения Российского общества к более высокой форме своей организации как раз и не позволяет обнаружить новый тип организации традиционных институтов общества в новой ситуации.

Вполне может оказаться, что развитие современного общества определяется отнюдь не технологическим рывком, который замкнут на производство товаров, имеющих спрос, а принципиальным качественным изменением институтов общественного воспроизводства. Именно при перестройке этих институтов на каждом шаге необходимо решать, что является догматизмов и обскурантизмом, который тащит общество назад и уничтожает его ресурсы, а что прорывом вперед в соответствии с самим духом традиций.

Чтобы осуществить шаг восхождения к новой социальной форме Российского общества будущего, надо решить тяжелейшую проблему  мотивации и устремлений социальных групп Российского общества с диким расслоением и нищетой, одними из самых высоких в мире ( например, по данным Т. Пикетти): вместо приоритета  безудержного потребления в качестве главного критерия социальной состоятельности ввести ценность созидательной деятельности и ее вознаграждаемых и социально признаваемых результатов.

Это означает, что должен быть изменён механизм социального воспроизводства общества, который должен работать так, чтобы   поддерживать тех, кто хочет что-то создавать, повышать уровень профессиональных компетенций и осуществлять профессиональную деятельность на протяжении всей жизни, создавать семью и увеличивать численность ее членов.

Но действие этого механизма предполагает, что у российского человека сегодня можно пробудить интерес и даже страсть к долгосрочным процессам развития и саморазвития общества, позитивным общественным изменениям и оторвать его от желания жить лучше только за счет повышения индивидуального уровня потребления. Это действительно возможно за счет: 1) развития институтов социальной сферы- качественного повышения уровня систем образования, медицины, соцобеспечения, систем питания,  создание городских поселений нового типа, информационно-знаньевой инфраструктуры, вместе обеспечивающих формирование «социальности развития»;

2) формирования информационно-знаньевой атмосферы развития общества через обсуждение в информационном пространстве общества планетарных трансформационных проектов- использование новых типов энергии, новых транспортных сред, новых сфер обитания и систем жизнеобеспечения, новых форм материализации знаний, новых типов индустрий, новых поселений, задающих ритм обновлений;

3) предъявления личных антропологических образцов развития разных типов личности на протяжении всей жизни с умением и способностями перестаивать сложившиеся привычки под профессиональные задачи.

Основной проблемой является правильный тип согласования институциональных изменений всех систем воспроизводства общества и желания человека рисковать и жить (связь институциологии и антропологии). Доделку и подтягивание до нормального функционирования развиваемых институтов воспроизводства общества, должен осуществлять сам человек, а не абстрактное государство, которое все должно дать, превращая человека в иждивенца.

Вместо англо-саксонской культивируемой страсти-жадности, стать любым путём при любых условиях богаче, в Российском человеке должна заговорить жажда созидания. Сегодня эта жажда созидания вытравлена отсутствием прорывных проектов, сведением работы социальных институтов воспроизводства к оказанию оплачиваемых  услуг за более-менее качественное функционирование, и навязыванием западного стиля потребления через рекламу и маркетинг, а также дуболомных бюрократизмов госорганов, состоящих на половину из предателей , не поддержавших не на словах, а на деле СВО, а на половину одурманенных школой экономики и РАНХиГСом западными теориями экономики и менеджмента.

Фактически речь идет о проектировании нового социального механизма воспроизводства общества,  основанного на согласовании институциональных изменений, обеспечивающих повышение качества  процессов воспроизводства (образование, медицина, информирование, качество жилья, рекреации, системы питания) как предпосылки  развития и личных усилий человека по формированию новых стилей  и способов жизни, повышения своего личного потенциала, развития сверхспособностей (мышления на сверхбыстрых и сверхмедленных скоростях, понимания, рефлексии, техник преодоления и т.п).И первым здесь является отнюдь не вопрос финансирования «социалки» и с кого содрать налогами деньг им на развитие социальной сферы: с МСБ ( малого-среднего бизнеса) это не сдерёшь, он дышит на ладан,  драть с олигархов, значит разрушать единство политической элиты. Нужен сначала проект формирования социальности развития, с местом   в нем конкретной личности, постоянно наращивающей свой потенциал вопреки всему. А уже этот проект развития целокупного социально-антропологического потенциала общества и формы его реализации позволят определить механизмы финансирования.

Фактические весь набор предшествующих реформ по перекладыванию затрат за качество социальных услуг на население через оптимизацию бюджетов (что и есть  финансовый либерализм в действии!!!), а по факту   по снижению качества общественной медицины и профилактики, снижению уровня образования за счет ЕГЭ, повышению пенсионного возраста, продолжению многоэтажного  крупнопанельного антиэкологичного строительства и стягиванию населения в разрастающуюся «опухоль» Москвы, уничтожению рабочих мест, разрушению «неперспективных сельских поселений, снижению качества массового питания должен рассматриваться как разрушение  механизмов общественного воспроизводства и снижению уровня воспроизводства. Можно утверждать, что качество институтов воспроизводства отвечает за главный антропологический результат- возникновение стойкого желания у человека жить. При отсутствии подобного желания человек живет по привычке и его легко сделать управляемым биороботом при помощи рекламы, социальных сетей, тренингов. Но кардинальное изменение институтов воспроизводства в России упирается в выдвижение новой мировой модели человека и новой мировой модели общества, которая реализуется в разных точках планеты. Поэтому проект социального развития общества и человека, конечно, же является политическим проектом, требующим занять позицию обществизма- целокупного развития всех институтов общества, а не просто создания зон благоденствия для отдельных индивидов. А это уже не чисто социально-реформаторский проект, но политический проект.

Имеет смысл напомнить, что в СССР был главный проект по производству планетарной стоимости это – Победа социализма во всем мире. Именно Победа социализма во всем мире и была сверх ликвидным продуктом идеологического проекта, обращенным ко всем народам Земли. Но советское закостенелое обществоведение в лице «научного коммунизма» задушило все новые концептуальные решения (Ильенков, Зиновьев, Щедровицкий, Никаноров, Кузнецов, Зильберман, Левада и пр.), которые могли бы модернизировать этот сверх ликвидного продукта. И идеология русского коммунизма и социализма, заизвесткованная до неподвижности в извилинах российского догматического обществоведения, обветшала и умерла, что явилось одной из причин гибели СССР в результате предательства его руководства.  Сама возможность предательства являлась следствием окостенелости идеологии.  Отказ от идеологии построения социализма во всем мире был связан с выдвижением другого сверх ликвидного продукта – продажи Западу углеводородов и превращение СССР, а за тем России в сырьевой придаток промышленно-интеллектуальных систем Запада.

Но у советского сталинского социализма достаточно жесткого, как всякая новая социальная форма, отстаивающего свое право на существование, был надежный преданный друг – китайский социализм-маоизм, искренне ненавидящий ложь Н.С. Хрущева, одного из самых яростных участников сталинских репрессий, а в дальнейшем яростного конвергенциониста социализма и капитализма. Именно этот конвергенционизм, связанный и с тотальным окукурузиванием Нечерноземья вместо выращивания льна и с созданием ЦЭМИ и с уничтожением самобытного советского искусства стал одной из причин запрета на самостоятельной идеологическое и любое творчество. Зачем развивать свои системы хозяйствования, если можно, заимствовать западные? Зачем создавать свои системы вычислительных машин, если можно украсть западные аналоги в условия жесточайшей конкуренции социальных систем?

При этом еще более жестокий чем сталинский, социализм -маоизм, связанный с огромным числом человеческих жертв, сумел выжить и осуществил рывок от социально-классового социализма непрекращающейся социальной вражды с внутренними и внешними врагами к социализму цивилизаций, находящихся в постоянном диалоге с другими цивилизациями.  И России придется делать рывок, восходя к социализму цивилизаций. Социализм цивилизаций это и есть этативно-цивилизационный антропо-обществизм, когда государство (state, etate) доходит в своих решениях до цивилизационных корней воспроизводства общества, в котором повышается уровень организации сознания каждого человека за счет решения проблем общества и планеты.

Но для того, чтобы начать проектировать и создавать социализм цивилизации, в данном случае Русской цивилизации, вступающей в диалог со всеми цивилизациями, важно понимать, что идеологический нож в спину СССР воткнул отнюдь не западный либерализм.

Социализму как мировоззрению и идеологии, удерживаемому в закостенелых тисках «научного коммунизма без науки», был противопоставлен правым националистическим мятежом (Солоухин, Распутин, Астафьев, Солженицын) вопль, обращенный к массам о разрушении русской этничности и русской нации, о подрыве ее принадлежности крови и почве за свет разбавления инородцами, растрачивания российских ресурсов («зачем кормить Среднюю Азию?»). А уже на фоне отказа распропагандированными массами от абстрактного социализма и принятия   близкого и якобы понятного национализма и выступил всеобщий абстрактный космополитический либерализм с общими ценностями, которые пожрал чахлые недееспособные результаты русского национализма, не прижившегося на российской почве.

Этот бридинг, это выведение под руководством мировой олигархии, того же Сороса, национального либерального капитализма осуществляется в идеологическом поле величайшей катастрофы 20 века по истреблению миллионов людей, взрощенным американскими и британскими финансовыми кругами национал -социализмом Гитлера. Гитлеровский успех   по внедрению собственного концепта   социализма основывался на простой идее: Социализм – это забота обо всех членах общества, поддержка государственными органами всех сословий и прослоек, всего общества, а не только привилегированных групп, обладающих значительными материальными ресурсами и высоким положением.  «Клеем» же общества, узами единениям является национализм, единство германского народа, противостоящего всем другим нациями и этносам.  Таким образом, гитлеризм в форме национал- социализма являлся двойным мобилизующим упрощением в период тяжелых испытаний и унижений немецкого общества после поражения Германии в Первой мировой войне- националистического единства на основе языке, и общественного единства для подготовки к мировой войне по силовому террористическому захвату мирового господства.

Гитлеризм не предполагает восхождения к более сложно устроенной общественной форме, основывается на террористическом механизме власти=порядка ( die Ordnung), не предполагает планетарного масштабирования немецкого общества. Он основан на силовом террористическом захвате территорий и удержании власти.

Но история повторяется. Другой продукт бридинга и выведения – украинский заокеанский национализм-фашизм вступил в антирусский сговор с мировым финансовым либерализмом. И сегодня существует опасность перехода на позиции правильного почвенного русского национализма противостоящего неправильному и искаженному украинскому национализму- фашизму существует, в пику последнему. А связано это с утверждением в России русского национального капитализма, противопоставленного продажному компрадорскому капитализму колонии, возникшему при Ельцине. Но как говорил И.В. Сталин:

«Национальный капитализм начинает войны, а заканчивает их социализм… чтобы устранить неизбежность войн, нужно уничтожить империализм».[10]

Выступать против национального капитализма опасно, гораздо выгоднее бороться с либерализмом встраивания в Запад, и именно поэтому С.Е. Кургиняном был изобретён в 2010 году либерализм как враг, и это проведено в серии передач по ЦТВ «СУД ВРЕМЕНИ». [11]

А дальше огромное количество либералов стало якобы бороться с либерализмом.

Фактически сегодня в поле борьбы за будущее России сталкиваются три позиции:

  • Планетаристы (но антитроцкисты, рассматривающие Россию как главный плацдарм мирового развития),
  • националисты-почвенники-изоляционисты,
  • либералы -западники.

Те, кто выступает против позиции планетарного прорыва и рывка с позиции России как раз и борются с сектой методологов, выступая на словах против либералов, а по сути они борются с мышлением и организацией развития страны.

Это и есть сегодня позиция тех, кто борется с «сектой методологов» — но де факто не с либералами, а с мышлением и рывком страны.

Именно национальный капитализм и национализм порождает «эгокультурность»- зацикленность на достижения культуры только своей нации при полном безразличии к культуре других народов, как совершенно особо-сакральную форму укоренения нации в культуре и Боге (Шушарин А.С.[12]) для непримиримого противопоставления другим нациям и иным национальным капитализмом и их укорененности в локальных ограниченных культурных формах. Это означает возврат в страшный 20-век миллионных смертоубийств, от воспоминания о которых у всего планетарного человечества возникает непрекращающееся состояние ужаса (Хобсбаум). Двадцатый век заканчивался судорогой ужаса, но завершился он как известно выборами Трампа, который официально сменил мир либерализма на автократизм эксцентричности.

Мы же, вглядываясь в китайский цивилизационный социализм как в зеркало, (как апостол Павел смотрит в апостола Петра для опознания самого себя), понимаем, что нам необходимо осуществить планетарную социализацию проблем всечеловечества с позиции Русской цивилизации с которой не поспоришь. И это и должно проделать институты государственности для подъема общества на новый уровень.

Вырабатывая русские планетарные решения проблем для себя и всего мира, необходимо создавать другую форму общества внутри страны. В период советского социализма русские цивилизирующие основания решений не были в достаточной степени раскрыты для аудиторий всего мира и часто подменялись формами идеологического противоборства. Переход от формально-классового социализма бюрократического контроля к мыслящему социализму цивилизаций как восхождение к обществу более высокого уровня требует раскрытия планетарных оснований решения проблем для всего человечества. Восхождение к обществу более высокого уровня предполагает миропрограммирование и должны быть созданы в России институты миропрограммирования, например, в рамках Шанхайской организации, в рамках БРИКС, отдельно совместно с КНР. Передовые решения, вырабатываемые в стране, должны масштабироваться на планету в целом.

Социализм всеобщего контроля и подавления инакомыслящего мятежа сегодня в Китае, чего испугался Зиновьев в «Зияющих высотах», описывая советский бюрократический социализм с паранойей всеобщей слежки, является только несовершенным моментом развертывания новой формы информационных взаимодействий разных групп и сообществ. Всеобщая слежка и манипулирование поведение при помощи информационных систем Запада более изощренная. И он противостоит Западному капитализму всеобщей слежки (Шошана Зубоф) и значительно более страшной вещи – биороботизации человека на основе управления через системы ИИ его потребительскими интересами, его сексуальным поведением и интимностью, его трансгрессией по преобразованию человеческой формы на основе безудержных желаний.

  1. Как устроена мировая власть и как ее изменить

Может быть предложена концептуальная модель того миропорядка, который формировался последние 30 лет и к настоящему моменту начинает разваливаться. Эта модель строится на основе миромыследеятельностного подхода, когда весь мир рассматривается как поле выстраивающихся иерархий мыследеятельностей и сама структура доминирующей мировой власти выводится и определяется на основе форм организации мыследеятельностей их взаимного подчинения. Здесь мы противостоим дополняем К. Маркса утверждая, что отнюдь не труд, а мыследеятельность создает планетарную стоимость и любую стоимость. А труд есть редукция мыследеятельности к товару. С этой точки зрения мы возвращаемся от «Капитала» К. Маркса к «Философско-экономическим рукописям» 1844 года на основе миромыследеятельностного подхода.

Ведущими доминирующими типами мыследеятельности являются мыследеятельность финанциализации (управления финансами) и милитарная мыследеятельность (деятельность военной машины). Да, да, уважаемый читатель, сверх развитого западного производства в том числе высоколиквидных товаров гражданской продукции подчинено задачам финанциализации и действию военных систем милитарной мыследеятельности. Поэтому, с одной стороны, производится только то, что прибыльно и в скором времени окупаемо. А с другой стороны, производится и разрабатывается то, что обеспечивает резкий рост мощности поражения противника. Поддерживается глобальное доминирования долларовой системы, но которая опирается на военную машину США и НАТО.  Одновременно создается военизированная система, которая в любой момент по любому произвольному сфабрикованному поводу может напасть на любую страну и изменить там политическое руководство. Эти две системы – финансовая и милитарная – держат за горло и полностью управляют до поры до времени всеми остальными системами мыследеятельностями – системой исследований, производящей фундаментальные и научные знания, системой образования, сферой искусства, сферой индустриального производства и т.д.

«Но причем тут миромыследеятельностный подход   и мыследеятельностный язык описания?»- может спросить читатель. А при этом, что функциональное отношение мыследеятельности финанциализации к милитарной мыследеятельности такое же, как отношение мыслительной мыслекоммуникации к мыследействию в полной системе мыследеятельности. Как известно, в полной системе мыследеятельности различаются процессы мышления, мыслекоммуникации и мыследействия, и более сложные дифференцированные процессы – коммуникативного мышления и мыслительной мыслекоммуникации, действовательного мышления и мыслительного действия, мыслекоммуникативного действия (Юрген Хаебрмас) и действовательной коммуникации.

Противопоставляясь и соперничая друг с другом за абсолютную власть над миром мыследеятельность финанциализации и милитарная мыследеятельность выпячивают механизмы и стороны, которые их отличают друг от друга. Финансист, он прежде всего коммуницирует про ожидаемое будущее с администраторами и руководителями всех профессиональных сфер, мыслительно рассчитывая инвестиционную возвратность денежных вложений и маржу по отношению к производственным затратам, военный генерал, он прежде всего действует, мобилизуя всю мощь и все ресурсы в ситуации крайней неопределенности и непредсказуемости – ситуации тотальной войны.

Но данный тип механизма власти, основанный на двух формах насилия- финансовой динамики принуждения, обеспечивающей сверхприбыль держателям финансовых расчетных систем, снижающих до нуля доходы населения и террористического подчинения навязываемому социальному порядку под дулом пистолета как внутри страны, так и за рубежом, крайне неустойчив. В нем отсутствует добровольное принятие и согласие со стороны населения с введенным социальным неравенством.

Это добровольное согласие на социальное неравенство в триумфальном шествии финансового империализма было обеспечено за счет создания эффективных систем производств качественных товаром массового потребления. Людей и общество в целом лишали вложений в социальное развитие за счет создания высококачественных вещей массового спроса с непрерывно улучшаемыми потребительскими качествами. Знак социальной успешности- все новые и новые потребляемые вещи от смартфонов до автомобилей, личных самолетов и умных домов-замков. Именно в этой области – в наращивании качества потребительских массовых товаров – капитализм 70-х на основе создания общества сверх потребления победил советский идеологически неповоротливый социализм. Это была победа в двух областях одновременно- в области формирования антропологии потребляющего человека и общества потребления, а также в области систем управления производством. Революция в системах управления производством была подчинена с самого начала двум логиками — финансовой логике по снижению издержек и увеличению прибыли при создании предметов потребления с постоянно улучшаемыми потребительскими качествами, гарантирующими абсолютную ликвидность – устойчивый спрос, а также военной логике- созданию программ по разработке новых систем вооружения.  У этих двух логик была выделена единая основа – вычленяемая система повторяемых процедур и операций в процессах   производственной мыследеятельности и в процессах управления производственной мыследеятельностью, а также управления любой мыследеятельностью, в том числе финансовой, милитарной, научной, сферой кинопроизводства, кинематографа и т.д.

Мыследеятельность, представленная в виде описания процедур и операций, переводится в технологизируемую деятельность.  Описание мышления в виде процедур и операций редуцирует мышление к деятельности, из которой убираются смысловые структуры и понимание.  В деятельности в отличие от мыследеятельности процессов понимания, формирующих смысловые структуры, нет. Деятельность – это экзоскелет мыследеятельности, из которой экстрагировали постоянно меняющийся ситуативный смысл.

Подобное выделение процедур и операций может рассматриваться как процедурно-операциональное моделирование мыследеятельности, а может реализовывать как редукция, сведение мыследеятельности к деятельности.  Подобная редукция очень важна, когда речь идет о выполнении человеком повторяющихся рутинных процедур и операций, которые могут быть представлены в виде алгоритмов и заменены машинами и автоматами.  Но процедурно -операциональное описание любой мыследеятельности и любых систем управления всякой мыследеятельности стало рассматриваться как общий критерий и принцип управляемости любых социальных сфер и систем. Поэтому в огромном количестве западных направлений и подходов к повышению управляемости любых типов и   форм организации   совершенствование систем управления связывается с редукцией мыследеятельности к операционализированной деятельности и к алгоритмизированному функционированию автоматов.

У подобной операционализации систем управления есть огромные достижения. На основе подобной операционализации стали свинчиваться в единое целое технодинамики индустриальных систем, закрепленные за национальными системами производства ( создание распределенной электроники между государствами «пятерки», системы производства Аэробаса и Боинга [ диссертация Ксении Мижеровой под руководством М.Д.Дворцина ][13] и т.д.), формируемые и постоянно рационализируемые глобальные цепочки добавленной стоимости,  операционализированные инфраструктуры и логистики подчиненные циклам потребления и эпохам новых антропологических революций в  потребительских циклах на основе эстетико-эргонамических дизайн-решений, формы лизинга машин и инфраструктур вместо разовой покупки. Раз в год-полгода модифицируемый смартфон, раз в три года, модифицированные автомобиль, телевизоры, холодильники, унитазы становится просчитываемой точкой аттрактивности потребительского поведения на рынках.

Единственный элемент, который мешает такой тотальной алгоритмизации и операционализации – это человек. Человека приходится тоже взять под контроль и для этого его действия и свободные проявления бихевиезировать, свести к алгоритмизированным реакциям по схеме бихевиоризма «стимул- реакция». Именно возможность модифицировать человеческое поведение за счет подкладывания ему нужных вариантов стимулов для прогнозируемого ответа, становится гарантией управляемости социальной системы.  В период тотальной цифровизации это приводит к следующему пониманию, что важнейшим типом собственности в современной социальной системе является отнюдь не собственность на средства производства (К.Маркс), а собственность на средства модификацию человеческого поведения (Шошана Зубофф) (реклама, агрегаторы новостей через социальные сети, образцы экстравагантного, но престижного поведения). Тот, кто владеет средствами модификации человеческого поведения, то владеет сегодняшним сумасшедшим миром.

Выполняется предсказание Джонатана Теннебаума: «Дело в не в том, что цифровые систему умнея человека, проблема в том, чтобы человек не захотел себя редуцировать до уровня предсказуемого функционирования цифровых систем».[14]  Подобная бихивеоризация и биокиборгизация – превращение человека  в «автоматон», имитирующий работу алгоритмического устройства, приводит к перенапряжению и стрессу, что требует сброса перенапряжения и разгрузки. Способами вырваться за рамки алгоритмизируемого и операционализированного поведения, современного человека, испытывающего состояние постоянной не проходящей усталости, являются бесконечные модификации сексуального поведения, изменение пола и различные формы трансгрессии за границу сложившихся человеческих способов жизни. Такие антропологические формы «расслабиться» одновременно являются способами расчеловечивания человека, разрушения традиционных ценностей, института семьи и в конце концов сокращения численности населения.

Таким образом третьим типом мыследеятельности вступающим в борьбу за господство над миром становится управленческая мыследеятельность по операционализации и алгоритмизации всех систем управления, по созданию вычислительных машин, компьютеров и цифровых устройств, встроенных в практические процессы – то есть по организации деятельностных кибер-физических систем. Данный тип управленческой мыследеятельности является своеобразной метаиндустрией по преобразованию всех существующих систем управления самых разных индустрий.

Сама эта операционализация и алогоритмизация мыследеятельности может выступать как форма моделирования мыследеятельности, выявления и показа, как устроена мыследеятельность, а может становиться формой редукции мыследеяетельности к деятельности, а затем деятельности к функционирующим автоматам.  В первом случае операционализация и алгоритмизация   процессов мышления в мыследеятельности должна дополняться семиотизацией и введения схем и динамических знаков, репрезентирующих и моделирующих процессы мышления и мыследеятельности для участника и организатора таких процессов. Но главное, должно наращиваться и усложняться понимание и мышление, способное понимать устройство деятельностной кибер-физической реальности, в которой движутся динамические кибер-знаки от образов реальности до криптовалют.

Но возникает принципиальный вопрос, можно ли алгоритмизировать и оцифровать интециональные отношения, определяющие направленность человеческого сознания и лежащие в их основе абсолютно свободных формы чистой мыслекоммуникации и взаимопонимания? Можно, но в этом случае будет уничтожено свободное непредзаданное понимание человека, его непредзаданная интеллектуальная спонтанность. С другой стороны, модель цифровизации интенциональных отношений позволяет человеку выходить за рамки модели к новым формам понимания и выражения смысла, разрушая складывающиеся стереотипы реакции на словесные клише и формулы.  В этом кстати состоит квинтэссенция поэтического дара – создавать в соответствии с традицией национального языка новые слова для новых внутренних состояний и нового понимания мира.

Итак, помимо милитаризма и  финансиализации есть еще производство удобных приятных вещей для максимального удовлетворение постоянно расширяемых по алгоритму  потребностей- это  массовые производства этих вещей, потребительских товаров на основе «свинченных» технодинамик  по М.Д.Дворцину, [15]стоящие за ними распределённые по миру глобальные цепочки добавленной стоимости,  инфраструктуры и логистики размещения производств в разных частях распределенного по всеми миру глобального производства,   подчиненные циклам потребления и эпохам новых антропологических революций в  потребительских циклах. Экстравагантность визуальных форм, привлекающих внимание, удобство пользования новые модифицируемыми вещами, и дешевизна сборочного труда захватили мир, делая человека рабом дизайнируемых потребностей.

Чтобы вырваться из этого марева и начать действовать независимо, важнейшим вопросом становится разработка систем мышления предметом которых являются деятельностно-киберфизические системы, в которые вставляются и включаются цифровые модели и системы ИИ.

У России здесь должен быть свой путь использования систем ИИ для управления развитием общества. Эти системы должны быть связаны с введением виртуальных представлений, позволяющих демонстрировать устройство сложных систем мыследеятельности и умных хитрых приборов при осуществлении мыследеятельности, встроенные в практические процессы.

В рамках наметившемся противостоянии США и Китая, когда по мысли Син Цзиньпина американцы создают «Метаверс людей»[16] с их полярными мнениями, разрушающими поле  общественной достоверности, а Китаю нужен Метаверс   «умных» вещей и приборов, показывающий ка функционируют приборы, проектом России должен стать Трансверс (Метаверс) мыследеятельности — своеобразная  цифровая проектная энциклопедия новых институтов и практик  на основе опережающего фундаментального знания. Это особая деятельностно-киберфизическая  среда проектной эпистекмотеки, в которой показывается как устроена мыследеятельность, которую можно перепроектировать и менять. За этим концептом стоит огромная программа развития ИИ и виртуально- репрезентационно-модельных систем, работа со знаниями по построению новых институциональных форм для индустрий и любых систем деятельности в любом месте.

Ответ на вопросы о том, что такое знание, которое используется при проектировании новых систем мыследеятельности проектная эпистема), и как используются операционализированные системы описания в мыследеятельности, определяют возможность создания новых типов институтов. В отличие от типа института возникшего в период Просвещения  ( институт  Британской науки как мировой (Royal society), институт Британской энциклопедии),  опирающегося на определенный тип  концепта системы (  A. Siskin “System”, MTI.2021) в новом типе института жестко различаются процессы  воспроизведения ( повторение операционализированной  мыследеятельности, осуществлявшейся в прошлом, передаваемой автоматизированным устройствам, системам ИИ) и воспроизводства ( изменение операционализированных форм мыследеятельности в новом контексте по решению человека в зависимости от понимания этого контекста). Решение об изменении, о переоперационализации деятельности принимает сам человек на основе собственного понимания ситуации и контекста. Концепт просвещенческой системы предполагает отождествление моделируемого предмета и модели с переносом модели на все новые контексты употребления.

Основой институтов Нового Времени становится книгопечатание с передачей неизменного текста, который определяет и принцип организации систем образования – понимание, интерпретация и заучивания неизменного канонического текста. Основной института текущей сверх современности (сегодняшнего дня) становится онтологическая модель и операциональная схема предмета действия, которые должны быть использованы в качестве средства для разрешения ситуации и изменены применительно к контексту на основе понимания человеком ситуации. Поэтому отдельным предметом трансляции (и воровства) становятся проектные до настоящего момента не реализованные замыслы и граница освоенного знания при продвижении   в масштабных проектах. Поэтому такой популярностью начали пользовать обложки советских журналов «Техники молодежи» с красочно и схематически оформленными проектными замыслами- основой нового типа институтов. Важнейшей основой выхода за рамки виртуального  мирового   полиса[17] (описанного Нэйл Фергюсон в книге The Square and the Tower:) , созданного в США в виде  Гугла ( виртуальной библиотеки), Амазона ( мирового торжища  с логистикой) и Фейсбука -Метаверса ( агоры с голосованием, манипулированием общественным мнением и цветными революциями)  является создание  Мыследеятельностной энциклопедии наук и практик в виде системы проектных эпистем при использовании ИИ.

Практическим решением данного вопроса является сборка приборостроительно- электронно-програмистско-криптовиртуального стека в виде многослойной многоэтажной деятельностной системы.

Речь идет не просто о выстраивании электронного стека от производства своих чипов до электронных устройств в разных областях. Важно сдвигать и собирать не только приборно-технологические узлы и девайсы, но и продвинутый гуманитарный контент, то есть собственную опережающую визуально-семиотическую имагику (живые динамические образы будущего) и когнитивно-аффективные эффекты переживаний в виде форм репрезентации знаний, образов будущего, фильмов, игр, систем, моделирующих не работу мозга, а коллективного сознания- виртуализированного, движущегося по своим принципам соляриса. Слои- этажи формируемой пирамиды являются и функционально завязанными друг на друга и автономными.  Более того, не только чипы, электронные устройства, космический интернет и формы программирования определяют контент, но контент-скрипты метаигр с рефлексией игровой ситуации, формы новых систем коллекторного воображения будущего и знаниевого моделирования проектируемых систем задают требования к программистким решениям и новым электронным устройствам.

Подобная многоэтажная слойка требует интеграции многочисленных профессионалов, действующих каждый на своем этаже стека-слойки, понимая требования к его продукту, предъявляемому с других этажей. В какой-то мере мы попадаем в ситуации, аналогичную промышленной революции конца 18 века в Великобритании, когда появившееся слово «инженер» обозначало техника-специалиста, способного ремонтировать, создавать двигатель-  engine, налаживать его работу (см. Хобсбаум)[18]. И нам сегодня нужны наименования профессий, работа которых осуществляется на разных этажах этой многоуровневой слойки. Нам нужны лазерщики-шаговики (для производства степперов), схематехники, кристаллисты, корпусировщики, форматоры устройств, цифро-модельщики, архитекторы приборных сред, программисты -облачники. Но нам также нужны виртуалисты рефлексивных сред сознания, проектировщики новых образных систем, создатели динамических знаковых сред и сред воображения, создатели эпистемотек и стволов знания, трассовики движения криптовалют и прочее.  Но, кто гарантирует, что движение по всем этим слоям и этажам не приведет к созданию очередной Вавилонской башни Электронно-программного Виртуала? Это должны делать профессионалы, которые разрабатывают новые формы мышления о мыследеятельностно-виртуально-физических системах и способны оценить последствия воздействия на общество создаваемых электронно-виртуальных систем.

  1. Кто может стать субъектом интеграции различных общественных групп для осуществления рывка

Но кто будет использовать эти цифровые инструменты для проектирования новых институциональных систем деятельности, в частности новых индустрий? Это будет делать методологическая группа, разработавшая новую практико-ориентированную методологическую программу.  Контуры этой программы состоят в следующем,

Следует отметить, что в конце 70-х начала 80-х, а затем особенно в 90-х функцию интеграции разных профессиональных групп и сообществ советского и постсоветского общества выполняли методологи и игротехники.  Они являлись своеобразным «клеем» при формировании групп развития. И новая методологическая программы и должна состоять в выделении новой группы методологических интеграторов, синтезаторов и «сцепщиков».  Хорошо известно, что аналитически расчленять и дробить проще, чем синтезировать, интегировать и сращивать на основе понимания и схем мышления. Для рывка российскому обществу необходим интегратор разных общественных групп, участвующих в этом рывке.

Важнейшей сетевой группой разработки и реализации  проектов по решению проблем мирового уровня должны стать представители Класса  Razvitie-   эпистемотехнологи-интеграторы ( или просто «ЭТИ» люди или «эти»), способные переносить  новые знаньево-технологические решения в новые области, новые социальные сферы практики,  разрушая и изменяя обособленную сословность разных провластно-профессиональных групп Российского общества ( Симон Кордонский), дезинтегрированную ведомственную разобщенность, только усугубившуюся в условиях якобы всех связывающего рынка. Демонтаж сословной структуры, межведомственные связи Российского общества должен основываться не на распространении и универсализации денежно-рыночных отношений и каналов движения капитала-как развивалась Европа в 18-19 веке, преобразуя феодальные институты, их замкнутость и закрытость, а на основе переноса в новые области знание-технологических решений. Такие переносы и должны как раз осуществлять «ЭТИ» люди. На вопрос, кто это будет делать, ответ простой: «это будут делать «ЭТИ».  И дальше указание пальцем персонально на конкретных методологов.

Можно согласиться с мнением тех аналитиков и экспертов, которые утверждают, что подобные институты невозможно спроектировать, не представляя достижений, организации и целей Советской цивилизации как огромного пласта институциональной и технологической культуры, что должен быть создан институт-музей изучения СССР (В.А.Фадеев). Это безусловно верно. Но нас в данном случае интересует сам шаг восхождения к обществу более высокого формационного состояния, задаваемый в самых общих чертах.  Следовательно, нас интересует следующий шаг развития институциональных форм мыследеятельности как продолжение советского опыта, но на основании важнейших достижений мирового опыта. Новые институты, которые снимают внутри себя советские институты и западные институты. Так Российская школа будущего должна воспроизвести внутри себя в свое время лучшую в мире Советскую школу.  Это продвижения предполагает снятие и советских трестов, и западных ТНК и консорциумов, и цифровых платформ.

Это более высокое состояние предполагает использование специальных инструментов, позволяющих проектировать новые институциональные системы индустрий и подчинять их общему принципу цифрового планирования. Для этого и нужна цифровая проектная энциклопедия с эпицентром в виде проектной эпистемы (опережающего знания) как ядерной опоры институционального проектирования.

Так в чем заключается шаг восхождения Российского общества к более высокой форме организации и какова функция государства в организации этого процесса? Этот шаг восхождения связан с появлением социальных институтов, которые способные решать опережающие проблемы всего планетарного человечества, одновременно реализуя эти решения в системе своего общества и в системе любых других обществ на Земном шаре на русских планетарных плацдармах на всех континентах.

Создание подобных институтов  означает, что они вырабатывая технологии и знания для  решения опережающих проблем, одновременно создают технологии преодоления деградации и разрушения общества в системе формационных сдвигов и швов ( см. А.С. Шушарин) [19] — от простого демографического воспроизводства до качественного воспроизводства народонаселения, обладающего желанием жить, от преодоления фрагментации освоенного в прошлом пространства до создания поясов развития и новых поселений в самовосстанавливающихся и искусственных ландшафтах, от восстановительной неоиндустриализации до формирования новых перспективных индустрий на основе материализации знаний, от новых типов цифровалютной счетности и цифровых инвеститетов в развитие до токенизации интегративных культурных «артефактособытий», воспроизводимых переживаний  и  творческих состояний сознания. Эти опережающие решения делаются на основе культурных оснований русской-российской цивилизации для Российского общества и для обществ всего мира.  Для того, чтобы такие решения появились должен возникнуть своеобразных центр «Планетарного проектирования Российского общества будущего», который мог бы выработать и предложить проект новых институтов развития общества Русской цивилизации в современных условиях.

Это институты миропрограммирования, которые отвечают на самые острые злободневные вопросы сегодняшнего времени:

  1. Институт традиционной многодетной семьи и жизнестратегии в 21 веке.
  2. Институт обеспечения здоровья и активного долголетия за границами 130 лет для всех.
  3. Институт новых систем оздоравливающего питания.
  4. Институт новых мультипрофессионализмов на протяжении жизни.
  5. Институт транспланетарного человечества на основе космических технологий, систем жизнеобеспечения, жизнеподдержания и жизнепорождения.
  6. Институт новых городов и поселений.
  7. Институт новых индустрий и сфер деятельности.
  8. Институт новых форм организации знания, систематик, энциклопедизма и сложностных систем.
  9. Проприетарный институт новых типов общественной, распределенной, ограниченной во времени собственности.
  10. Институт новых практик образования, развития мыследеятельностных способностей (мышления, рефлексии, понимания, воображения, ситуационной чувствительности), повышение уровня организации сознания, новых форм управления телесностью на протяжении жизни.
  11. Институт новых типов энергии, новых форм транспорта и хранения энергии, и новой техносферы.
  12. Институт новых типов транспорта и связи, трансконтинентальных и транспланетарных инфраструктур.
  13. Институт новых типов фиджитальных игр и форм воображения.
  14. Институт новых типов ИИ для моделирования систем мыследеятельности, мышления, сознания и управления глобальными сложностными системами.
  15. Институт границ возможностей человечества
  16. Институт новых типов финансовых инструментов, криптовалют, программируемых валют, токенизированных систем, распределенных реестров.

Перечень безусловно является открытым.

Невероятно интересным решением могли бы быть инициативы, начать строить российское общество более высокого уровня на вновь присоединенных к России территориях- Донецке, Луганске, Запорожье.  Не отдавать восстановление старых промышленных активов и инфраструктур Российским олигархам с последующей приватизацией этих активом, а формировать там новые типы собственности и формировать на этих территориях новые институты по типу перечисленных выше.

Сегодняшнее Российской общество организовано по сословному принципу (Симон Кордонский) [20]с жесткими рамками не взаимодействующих, не проникающих друг в друга сословий- дипломаты, нефтяники  и газовики, финансисты, депутаты и зам министры и так далее. Каждое сословие держится за свои привилегии и ресурсы, подозрительно относится к влезающим на его территорию чужаков.  Формирование институтов, интегрирующих разные сферы деятельности вокруг решения проблем должно дополнительно к сословному каркасу сформировать поля гибких взаимодействий профессионалов из разных сфер деятельности, размыкая границы между сословиями. Размыкание границ разных сословий должно стать результатом не движения товаров и капитала, но определяться решением важнейших проблем общества.  В области индустриализации эти институты, интегрирующие разные сферы деятельности, должны «садиться» на ядерную функцию формирования новой индустрии.  Можно выделить как минимум шесть таких институтов неоиндустриализации:

  • создание индустрии, которой нет в мире, на основе материализации нового знания,
  • воспроизводство отсутствующей в стране индустрии по аналогии с западной индустрией
  • реверс—инжиниринг известного мирового продукта или комплектующих
  • восстановление старой индустрии
  • от ремонтного комплекса зарубежного оборудования, его сертификации к формированию полноценной индустрии
  • формирование цифровизированных распределенных систем фабрикации на основе интернета вещей по «свинчиванию» нужного продукта в любой точке земного шара.

Организационной формой подобных институтов может быть концерн или НПО, но самое важное- это сама форма интеграции разных функциональных элементов промышленной сферы – научных исследований, проектных разработок, подготовки высококвалифицированных кадров, технологизированного производства, маркетинга, логистики, брендирования, инвестиционной поддержки и обеспечения. Важнейшим элементом создаваемого концерна является цифровая платформа, обеспечивающая интеграцию производителя индустриального продукта и потребителя, а также разных функциональных секторов концерна.

Но вернемся к вопросу о формировании на основе ИИ планифицирующей индустрии, соединяющей деятельность различных институтов и систем деятельности в единой целое хозяйственной системы России, включенной в мировую хозяйственную систему. Речь при этом не идет только о планирующей функции государства в противоположность хаотически действующей рыночной стихии отдельных предпринимателей.

Чтобы что-то планировать, надо сначала инициировать сообщества и группы на решение поставленной проблемы по созданию новых индустрий в новых институциональных оболочках.  Поэтому попытка ввести систему управления отраслями на основе методик межотраслевого баланса не сработает без:

  • представлений о том какую планетарную хозяйственную систему с позиции России мы создаем, включаясь в существующую хозяйственную миросистему со всеми ограничениями, барьерами, дискриминацией;
  • какую систему новых индустрий, отраслей и сфер деятельности мы создаем, нарушая межотраслевой баланс;
  • какие новые институциональные формы для создаваемых индустрий мы используем;
  • как действуют системы автономного планирования этих новых институтов и индустрий в виде цифровых платформ, и какие они образуют распределенные ресурсы общего планирования и корректируемых договоров в виде мультиагенстких систем.

При этом следует понимать, что никакие новые индустрии не создать без инициации и формирования коллективов и сообществ, которые готовы организовывать новые индустрии и пересобрать отрасли, решая поставленные проблемы. Голая институциологии мертва без живых субъектов действия, которых надо еще инициировать и сформировать. Старые корпорации, возникшие на приватизации обломков советских отраслей, не дадут планировать свою производственную деятельности и собой управлять. Очки советских методик межотраслевого баланса не позволяют увидеть состояния коллективов и общностей, деятельность которых собираются планировать сверху, а также сформулировать проблемы, которые надо решать.

Не бюрократизированный этатизм вороватых чиновников, работающих исключительно на ПиАр для отправления победных реляций и сообщений Главному, у которого нет возможностей добраться до анализа работы каждой управленческой ячейки и обнаружить ее исключительно паразитарные функции, связанные с надругательством над обществом, а государство как инициатор и организатор проектов имеющих долгосрочную миссию, для проработки и реализации которого организуется сообщество и создается новая институциональная форма – СОВЕТ проекта. При подобном подходе проект — это всегда прежде всего организационный проект сообщества и общности как СУБЪЕКТА действия, реализующий продуктный проект по созданию новой индустрии или новой отрасли деятельности.

Проект создания новой вещи — это всегда коммунитарный оргпроект- создания сообщества и общности.

Заполнение проектного поля страны такими сообществами и Советами проектов, может сделать актуальным в новой форме старый большевистский мем: вся власть Советам (проектов)! Во главе Советов проектов должны находиться Генеральные конструкторы новых индустрий и отраслей деятельности на разных ролях и в разных позициях. Проекты могут быть не только индустрийными, но и региональными полииндустрийными инфраструктурными проектами для развития конкретных регионов и субрегионов.

Важнейший момент состоит в выдвижении проектов, имеющих долгосрочную целевую миссию. Подобный взгляд на миссионный проект  (проект с миссией -Мпроект), который вообще меняет представление о проектировании в системах хозяйствования и финансовом обеспечении проектов. С точки зрения Мпроектов- стартапы с их бизнес тренерами- это вообще не проекты, поскольку они ориентированы в никуда.

Стартап это либо небольшое улучшение вокруг давно известного продукта (и это хорошо, что что-то улучшают!), либо выстрел в пустоту, поскольку государство не выстроило инфраструктуру поддержки нового продукта и включения его в социальные сети потребления. Но на самом деле это выстрел не в пустоту, пустоты не существует- это передача нового решения социо-индустриальным системам Запада или Китая. Поэтому технологически продвинутые стартапы всегда были и сегодня ориентированы на отъезд из страны их создателей.

Основная функция — Мпроектов- это создание планетарной стоимости, то есть производство сверх ликвидного продукта, на который есть спрос в любой точке земного шара не смотря на любые идеологические разногласия, рынок которого не численность населения страны, а весь земной шар. Именно государство создает экспертную инфраструктуру продукта, имеющего планетарную стоимость, помогает свинчивать проектное сообщество- действующего субъекта, обеспечивает построение создаваемой новой индустрии по производству продукта с планетарной стоимостью инвестиционным ресурсом, проталкивает продукт на все типы рынков.

Мпроект связан с решением проблемы и получением нового знания, которого нет у других групп, действующих в аналогичной области на земном шаре. обеспечивающего достижение целей проекта.

Технологией проблематизации, обеспечивающей постановку фиксацию проблемы как отсутствие средств достижения поставленной цели является организационно-деятельностная игра Г.П.Щедровицкого в разных модификациях. Мы разработали вариант ОДИ в виде сессии стратегического цианирования (ССС), которые могу использоваться для решения этих задач как эффективное средство. Именно ОДИ и ССС являются средством разработки и реализации прорывных проектов с миссией и одновременно формирования и инициации проектных сообществ как субъектов действия.

Следует отметить, что в России нет Мпроектов по производству планетарной стоимости, инициируемых государством. Единственный продукт, обладающий планетарной стоимостью – это сырье, в частности нефть и газ. Но и с ним мы не научились обращаться как с продуктом, обладающим планетарной стоимостью, не создав инфраструктуры его транспортировки, агентств по оценки его стоимости, финансовой системы петрорубля пусть даже в системе петродолларов, но со своей системой капитализации и прочее.

Но без Мпроектов верхнего уровня, создающих при участии государства планетарную стоимость, опертую на целевую волю, все остальные проекты в какой-то мере не проекты. Проекты, в которых не происходит постановка проблемы, ее фиксация и получение нового знания, обеспечивающего решение проблемы – нет проекты. Поэтому, когда Ю.В. Крупнов говорит, что в России нет проектов- он абсолютно прав. В стране есть уродцы, подведенные под названия западного «проджект менеджмента», но ни одного миссионного проекта с позиции государства, опирающегося на коммунитарную часть проекта- формирование сообщества, которое потащит проект, нет. Конечно же, миссионные проекты – Мпроекты не должны быть мессианско-кликушеческими. Это требует специального оргпроектирования и организации сообщества, которое «потащит» проект.

Без Мпроектов невозможно формировать суверенную финансовую систему страны, поскольку она создается в современном мире только за счет производства планетарной стоимости. Без развертывания конкретной матрицы формирования индустрий и отраслей в их сложном переплетении друг с другом финансовая система страны не рассматривается как инструмент социального и индустриального развития.  Без своей инструментальности   форма регулирования движения финансов — это абстрактный неработающий кадавр- то есть наследие все того же западного монетаризма, основной тезис которого- «главное денежка и ее движение, а уж приложение денежке найдется». При этом забывается, что главная функция денег сегодня – эпистемическая. Движение денег оценивает наличие или отсутствие планетарной стоимости и перспективную (фьючерсную) ликвидность производимого продукта.  В противном случае придется встраиваться в чужие, финсистемы, например, в юаньскую недомировую систему, пока еще очень частичную и неудобную, неплохую в скором времени мировую платежную систему, но очень ненадежную инвестиционную.

Сегодня надо заново формировать сообщества, которые будут организовывать новые индустрии, вооружая их системами эмерджентного ИИ (воспроизводящего целостность) для планирования собственной деятельности на разных уровнях и выстраивая отношения с другими продуктивными сообществами при построении цепочек добавленной стоимости. Это и. есть российский вариант формирования общества 5.0 из самодействующих сообществ при поддержке государства. Речь идет не о системе планирования и управления отраслевым балансом сверху, а о многочисленных акторах- сообществах планирующих свою деятельность и   координирующих взаимодействия с другими акторами.

При этом в конкретном случае такими субъектами-сообществами являются города- полисы, где должна проектироваться организация новых индустрий и отраслей: индустрия приборостроения, индустрия электронного машиностреония, индустрия станкостроения, индустрия марикультуры, индустрия освоения дна океана, индустрия водородной энергетики, индустрия беспилотного транспорта, индустрия активного долголетия и т.п.  Поэтому создание новых городов-сообществ, решающих конкретных проблемы пространственного развития и создание новых индустрий, определяющих стратегическую занятость для населения- важнейшего направления программы развития страны.

В отдельных случаях общности полисов совпадают с сообществами, формирующими новую индустрию, в других случаях сообщества, формирующие новые индустрии, живут в разных городах. Но принципиальным моментом является понимание интегративного предмета действия-  для создания индустрии необходимо формирование сообщества полисного или индустриального типа, которое становится актором саморазвития самодеятельности, планирования и организации взаимодействия с другими сообществами на основе эмерджентного искусственного интеллекта.

При подобном подходе государство, опираясь на цивилизационную традицию инициирует и поддерживает полисы и сообщества, в которых развивается человек. Это собственно и есть этативно-цивилизационный антропо-обществизм (ЭЦИАНТО)  или антропо-полисизм.

Но при этом общество в целом не является ни единой корпорацией, ни гроздью разрозненных автономных полисов или индустриальных сообществ.  Целостность страны удерживается концентрацией воли и усилий на решении важнейших проблем продвижения общества в будущее в целом, которые связаны с освоением фундаментальных научных открытий, меняющих организацию деятельности и структур повседневной жизни. Сообщества и решают эти проблемы , создавая новые индустрии и вырабатывая новое знание. При этом основной вопрос  это зона знаньевого прорыва к новым физическим принципам и эффектам, которые могут стать основой  новых приборов, электронных устройств, технологий, новых форм и способов жизни на основе соответствующего мышления.  Единство пространства страны удерживается также интегративной мультиинфраструктурой (мультимодальный транспорт, энергетика, телекоммуникации, продуктопроводы и трубопроводы, транспортировка воды) и поясами развития, связывающими в единое целое прорывные полисы.

Вместе с кем на планете можно противостоять разрушительной силе группо-рандомного техно-финанциализма ?  Конечно, прежде всего с Китаем, который все эти годы развивал и гуманизировал принципы социализма, не осуществил в отличие от советского и российского руководства предательства.  Собственно, так понимаемая идеология и методология ЭЦИАНТО (социализма, обеспечивающего возрастание возможностей человека и сообществ) может стать основой и предметом взаимодействий с КНР для противостояния и преодоления ГРАЦЕФИН (группо-рандомного техно-финанциализма) как основной тенденции развития западной цивилизации.

Важнейший предмет сотрудничества – это прорывные направления неоиндустриализации, проектируемые новые города, включенные в самовосстанавливающийся природный ландшафт и создание новой планетарной техносферы не разрушающей природу. При этом Россия заинтересована в заимствовании значительного количества индустриальных систем Китая с локализацией их на территории России и одновременным определением следующего шага фундаментального знаниевого рывка, который существенно изменит технологии этих индустриальных систем, форму организации производств и позволит создать новые, неизвестные сегодня, индустрии.

У России есть все возможности не ложиться под Китай и его финсистему, а выдвигать в поле этого сотрудничества свои оригинальные проекты, самостоятельно ставить цели и задачи, имеющие принципиальное значение для развития потенциала обеих стран.

Для продуктивности взаимодействия в области научно-технологического сотрудничества принципиальное значение имеет анализ современного устройства знания и процессов мышления.  Важнейшим направлением сотрудничества является вопрос о тенденциях развития систем ИИ, изменяющего формы и способы мышления и понимания, агрегирования информации для эффективного управления государственными институтами, сферами деятельности, обществом в целом. Центральным при этом предметом анализа является устанавливаемая взаимосвязь между научным знанием, системами техники и процессами развития человека и общества- сфера деятельности советского ГКНТ, функции которого сегодня реализует ГКНТ 2.0 в лице Ассоциации «Российский дом международного научно-технического сотрудничества».

Важнейший вопрос- это организация континентального пространственного развития на основе взаимодействия регионов Дальнего Востока РФ  и восточных провинций Китая  (Дунбэй). Поскольку именно Амурская область, Хабаровский край, Приморский край и Читинская область вместе с провинциями Цзилинь и Хейлудзян могут стать новым планетарно- промышленным центром формирования индустрий, инфраструктур и общественных систем будущего.

Но   чем же должно владеть методологическое сообщество  — эпистемотехнологи-интеграторы( ЭТИ)- чтобы стать субъектами интегративного развития?

Они должны ставить и фиксировать злокозненные проблемы, которые требует разработки новых методов мышления в различных системах практики и в системах государственного управления.

Они должны обладать опережающим фундаментальным знанием и методами мышления, обеспечивающего получение этого знания внутри поисковых мыследеятельностных систем.

У них должен быть системный постоянно уточняемый проект новой хозяйственной системы России по отношению к мировой хозяйственной системе в целом и к хозяйственной системе Китая, включающий системную типологию индустрий, мультиинфраструктур и городов-поселений, определяющих пространственной развитие страны.

Ими должен быть разработан набор новых институциональных форм, снимающих (включающих внутрь себя) представление о холдингах, концернах, трестах, ТНК и цифровых платформах для организации новых индустрий.

Ими должен быть предложен новый набор инструментов инвестирования в развитие, определяющий условия выхода за рамки долларовой системы и опирающийся на принципы новой мировой финансовой системы.

Ими должен быть разработан контур идеологии цивилизационного социализма за рамками мировых капиталистических укладов, прежде всего финансового империализма США.

Ими должны быть предложены методы инициации профсообществ как субъектов развития в том числе проектных сообществ.

Все эти представления должны носить практико-экспериментальный характер, то есть быть описаны в виде попыток их реализации на разных практических плацдармах в разных областях практики.

1] Мышление, связанное с разработкой методов решения различных проблем. Идея и концепт методологического мышления, как мышления определенного типа, был разработан в СССР Г.П. Щедровицким в Московском методологическом кружке.

[2] Московский методологический кружок (ММК) — философско-методологическая и интеллектуально-практическая школа советского методолога и философа Георгия Петровича Щедровицкого, центр разработки системомыследеятельностной методологии и организационно-деятельностных игр. https://ru.wikipedia.org/wiki/Московский_методологический_кружок.

[3] Организационно-деятельностная игра (ОДИ) – сессионно-игровой способ организации интенсивной коллективной работы, направленной на поиск выхода из тупиковой ситуации в кратчайшие сроки через совместное выявление проблемы и проектирования различных вариантов ее решения.

[4] «Лица необщее выраженье»- Из стихотворения «Муза» (1830) Евгения Абрамовича Баратынского (1800-1844):

[5]Руководитель ИК «Социология конфликта» РОС, Член Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня»,
Руководитель курса повышения квалификации «Социология конфликта»  Федерального научно-исследовательского социологического центра Российской академии наук (ФНИСЦ РАН)
Основатель  Московской школы конфликтологии.

[6] Советский и российский методолог, искусствовед, философ, общественный деятель. См. К 70-летию О. И. Генисаретского [Текст]: [сборник] / [отв. редакторы А. А. Пископпель, В. Р. Рокитянский, Л. П. Щедровицкий]. — М.: Наследие ММК, 2012. — 549 с. — ISBN 978-5-98808-015-2.

[7]  С.С. Хоружий является автором синергийной антропологии. Основной областью интересов является аскетическое учение восточной церкви: исихазм и умное делание. https://ru.wikipedia.org/wiki/Хоружий,_Сергей_Сергеевич

[8] М.М.Бахтин. ТВОРЧЕСТВО ФРАНСУА РАБЛЕИ НАРОДНАЯ КУЛЬТУРА СРЕДНЕВЕКОВЬЯ И РЕНЕССАНСА

[9] Thomas Piketty. Le Capital au XXIe siècle (Seuil, 2013);Capital et idéologie (Seuil, 2019)

[10] И. В. Сталин. «Экономические проблемы социализма в СССР», Соч.. т. 15, стр. 179

[11] https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D1%83%D0%B4_%D0%B2%D1%80%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%B8 .

[12] Шушарин Андрей Сергеевич. Полилогия современного мира: (критика запущ. социологии)в пяти томах / А. С. Шушарин. — Москва: Мысль, 2005

[13] Мижерова, Ксения Марковна. Макроэкономическое регулирование инвестиционных процессов: дис. кандидат экономических наук: 08.00.05 — Экономика и управление народным хозяйством: теория управления экономическими системами; макроэкономика; экономика, организация и управление предприятиями, отраслями, комплексами; управление инновациями; региональная экономика; логистика; экономика труда. Москва. 2002. 220 с..

[14]Jonathan Tennenbaum  https://asiatimes.com/2020/06/the-stupidity-of-artificial-intelligence/

[15] Дворцин М.Д., Юсим В Н. Технодинамика. — М. 1993.

[16] https://t.me/theworldisnoteasy/1513  ​​Китай застроит Метавселенную умными городами.

«Метаверс вещей» Председателя Си против «Метаверса людей» Цукерберга.

[17] Ефим Островский предложил его называть «виртуальный Метрополис». Niall Ferguson The Square and the Tower:Networks and Power, from the Freemasons to Facebook. January 16, 2018

[18]  Eric Hobsbawm Industry and Empire: The Birth of the Industrial Revolution Paperback .1999

[19]

[20] Шушарин, Андрей Сергеевич. Полилогия современного мира : (критика запущ. социологии)в пяти томах / А. С. Шушарин. — Москва : Мысль, 2005

Статья представлена для сайта Московской школы конфликтологии! 

________________

Методология социального познания А.А.Зиновьева

Системо-мыследеятельностный подход Г.П. Щедровицкого

Заставка: выступление на Зиновьевском клубе Ю.В.Громыко, методолога, доктора психологических наук, Директора Института опережающих исследований имени Шифферса, эксперта РНК.

Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях:
Материал из рубрики: