Полвека назад был дан старт проекту «нефтедоллара»

130

 ВАЛЕНТИН КАТАСОНОВ, Фонд стратегической культуры

Реальным соперником нефтедоллара может стать нефтяной юань

Основы послевоенной мировой валютно-финансовой системы были заложены на международной конференции в Бреттон-Вудсе (США) в 1944 году. На этой встрече делегации 44 государств проголосовали за предложенный Соединенными Штатами проект золотодолларового стандарта. Мировой валютой для международных расчетов по торговле и инвестициям и накопления официальных резервов определялся доллар США. Особый статус доллар получал не только в силу того, что он был денежной единицей самой мощной на тот момент времени экономики мира, но в первую очередь благодаря тому, что Вашингтон гарантировал денежным властям других стран свободный размен доллара на золото из резерва американского казначейства. Иначе говоря, доллар был обеспечен и товарной массой, производившейся американской экономикой, и ее золотым запасом.

Золотодолларовый стандарт продержался менее двух десятков лет. С одной стороны, долларовая масса в мире достаточно быстро росла. С другой стороны, экономические позиции США стали более скромными на фоне других экономик, которые быстро восстанавливались и развивались. Но самое главное – золотой запас Америки стал таять, а желающих обменять «зеленую бумагу» на желтый металл в мире становилось все больше. Последний, кому удалось заполучить американское золото в обмен на доллары, стал французский президент Шарль де Голль. Это было в 1965 году, да и то, говорят, в полном объеме его заявку американцы не удовлетворили. После этого была открыта последняя страница истории золотодолларового стандарта. 15 августа 1971 года американское казначейство окончательно захлопнуло «золотое окошко», было официально объявлено о прекращении обмена долларов на золото. А в 1973 году Международным валютным фондом было принято решение об отказе фиксированных валютных курсов и золотого паритета доллара США. Де-факто золотодолларовый стандарт прекратил свое существование.

Возникла пауза. Было не понятно, чем заменить этот стандарт. Французы предлагали восстановить в том или ином виде золотой стандарт. Понимая, что Америка боится быстро растерять свой золотой запас, Париж предлагал кардинально пересмотреть официальную цену на золото (или золотой паритет) и поднять ее раза в три, например, до уровня 100 долл. за тройскую унцию. Другие вспомнили, что на валютно-финансовой конференции 1944 года глава английской делегации известный экономист Джон Мейнард Кейнс предлагал в качестве мировой валюты наднациональную денежную единицу под названием «банкор», которая эмитировалась бы международной клиринговой палатой. Тогда английский вариант был отвергнут. Сейчас о нем вспомнили. Более того, многим казалось, что именно он и будет принят международным сообществом. Еще в 1968 году страны-члены Международного валютного фонда приняли решение о выпуске Фондом так называемых специальных прав заимствования, или СДР (Special Drawing Rights – SDR). Эмиссия первой партии СДР была проведена в январе 1969 года. СДР – прототип тех самых наднациональных денег, о которых говорил Джон Кейнс. Многие были уверены, что в 1970-е годы начнется мощная эмиссия СДР, которое стали называть «бумажным золотом». Однако в начале 70-х годов общий объем выпущенных СДР оставался очень скромным – всего немного более 9 млрд единиц.

Оказывается «хозяева денег» (главные акционеры ФРС США) уже прорабатывали альтернативный вариант устройства международной валютно-финансовой системы. Но до поры держали все под строгим секретом. Первая утечка информации произошла в конце весны – начале лета 1973 года. Появились сведения о том, что в мае указанного года в Швеции, в местечке Сальтшёбаден проходило очередное ежегодное заседание Бильдербергского клуба. Обозначенное местечко – изолированный курортный остров, принадлежащий клану шведских банкиров Валленбергов. Напомню, что Бильдербергский клуб (БК) – неформальная группа мировой элиты, прежде всего представителей мировой финансовой олигархии, которая обсуждает ключевые вопросы международной политики и экономики, принимает соответствующие решения и затем реализует, используя возможности своих членов. БК функционирует с 1954 года, и многие считают, что этот клуб – прототип мирового правительства.

На встрече в мае 1973 года было 84 гостя, причем основная их часть представляла финансово-банковский мир и мир нефти. Наиболее важной фигурой на встрече был Дэвид Рокфеллер из банка «Чейз Манхэттен», которого тогда называли «главой совета директоров» американского истеблишмента. Другие ключевые фигуры встречи: Роберт Андерсон («Атлантик Ричфилд Ойл»); лорд Гринхилл («Бритиш Петролеум»); сэр Эрик Ролл («Эс. Дж. Варбург»); Джордж Болл («Леман Бразерс»); Уолтер Леви («Стандарт Ойл»). Из ключевых политических фигур следует также упомянуть Збигнева Бжезинского, который, кстати, в 1977 году был назначен советником по национальной безопасности при президенте США Дж. Картере.

Повестку дня заседания БК в 1973 году, как отмечает известный западный аналитик Уильям Ф. Энгдаль, подготовил ветеран американской политики Роберт Д. Мёрфи. Этот тот самый Мёрфи, который в 1922 году, будучи консулом США в Мюнхене, заметил мало кому известного Адольфа Гитлера и направлял в Госдеп США депеши с рекомендациями обратить внимание на этого перспективного начинающего политика.

 На упомянутой встрече главным американским докладчиком был упомянутый Уолтер Леви – ставленник Дэвида Рокфеллера, имевший статус консультанта «Стандарт Ойл». Суть его выступления заключалась в том, что ситуация на мировом рынке черного золота складывается таким образом, что рост цен на нефть в самое ближайшее время неизбежен. Обсуждения темы роста цен на нефть на заседании БК сводились не к тому, как предотвратить этот рост, а как к нему подготовиться. В том числе как адаптировать мировую валютно-финансовую систему к новым реалиям. Для лидеров мирового нефтяного и банковского бизнеса были сформулированы ключевые ориентировки: первым – подготовиться к грядущему резкому увеличению нефтяных доходов и «правильному» их размещению; вторым – приготовиться к приему нефтяных доходов и правильному размещению этих доходов в виде кредитов в мировой экономике.

Из обрывочных утечек информации было не очень понятно, чем может быть обусловлен ожидавшийся рост цен на черное золото. Но через несколько месяцев все стало понятно. Осенью 1973 года в мире разразился так называемый энергетический кризис. Он имел рукотворный характер. Тогда «группе Рокфеллеров» удалось спровоцировать четырехкратный рост цен на чёрное золото буквально в течение нескольких месяцев. Главной видимой фигурой этой нефтяной и валютной интриги был Генри Киссинджер – ставленник клана Рокфеллеров. Примечательно, что в это время в США набирал скандал под названием «Уотергейт», направленный против тогдашнего президента страны Ричарда Никсона. Президенту уже не было времени заниматься вопросами внешней политики США, бразды правления в этой сфере де-факто полностью перешли в руки Киссинджера, который на тот момент оказался одновременно при двух важных должностях – государственного секретаря и советника президента по национальной безопасности.

Ему под общим руководством своего главного наставника – Дэвида Рокфеллера – удалось мастерски подготовить и провести спектакль под названием «арабо-израильская война». Как профессиональный провокатор он сумел подтолкнуть Египет и Сирию к вторжению в Израиль 6 октября 1973 года и начать войну, известную под названием «Война Судного дня». Эта война и вызвала тот самый шок нефтяных цен, который прогнозировался, а вернее, планировался в Сальтшёбадене в мае 1973 года. Формально он был вызван тем нефтяным эмбарго, которое экспортеры черного золота ввели в отношении США и некоторых стран Западной Европы (прежде всего Голландии) как пособников Израиля. 16 октября 1973 г. страны ОПЕК на своей встрече в Вене заявили о том, что поднимают цену на черное золото с 3,01 до 5,11 долл. за баррель. Это означало повышение цены сразу на 70% – беспрецедентное одноразовое повышение за все время (примерно вековое) существования рынка нефти. Кроме того, Саудовская Аравия, Кувейт, Ирак, Ливия, Абу Даби, Катар и Алжир объявили на следующий день, что они снизят уровень добычи нефти на 5% в октябре по сравнению с сентябрем. А затем будут снижать ее на 5% каждый месяц. Снижение закончится только тогда, когда Израиль очистит оккупированные территории. До конца года цены на черное золото выросли аж в четыре раза! Истинные организаторы нефтяного шока – англо-американские круги – оказались в тени, а вся гневная реакция мирового сообщества вылилась на арабские нефтедобывающие страны.

В 1974-75 гг. Генри Киссинджер закреплял успех, достигнутый в последние месяцы 1973 года (в виде роста цен на черное золото). Киссинджером была проведена серия переговоров с руководителями стран ОПЕК по вопросу о полном переходе в расчёты за поставляемую нефть на доллары. Что позволило бы поддерживать на высоком уровне спрос на продукцию «печатного станка» ФРС США. Первой страной в этом списке была Саудовская Аравия. Напомним, что история американо-саудовских отношений началась еще во время Второй мировой войны. Уже тогда Вашингтон приступил к «ухаживанию» за шейхами и королями этого пустынного государства. Мотив таких «ухаживаний» был очевидным – получение доступа к нефтяным богатствам этого полуострова. В частности, в феврале 1945 года американский президент Ф. Рузвельт, возвращаясь с Ялтинской конференции, встретился на борту американского крейсера «Куинси» с саудовским королем. На этой встрече Рузвельтом от Эр-Рияда были получены гарантии доступа американских компаний к нефтяным богатствам Саудовской Аравии, а саудовский король получил заверения об особом покровительстве со стороны Вашингтона. Таким образом, Вашингтон в конце войны «выдавил» Лондон из той территории, которая традиционно находилась в сфере влияния последнего.

Государственному секретарю Киссинджеру удалось убедить саудовского короля в том, что Вашингтон сумеет щедро отблагодарить Эр-Рияд за согласие на 100-процентное использование зеленого в торговле черным золотом. Во-первых, Вашингтон будет обеспечивать Эр-Рияд оружием, что позволит Садовской Аравии стать влиятельной страной на Ближнем и Среднем Востоке. Во-вторых, Вашингтон будет гарантировать, что Израиль не помешает саудовцам наращивать свое влияние в регионе. Так возник устойчивый альянс США – Саудовская Аравия. Вслед за Эр-Риядом последовали визиты Киссинджера в столицы других нефтедобывающих стран. Где посулами, где угрозами, где хитростью государственному секретарю удалось всех лидеров стран ОПЕК убедить в необходимости перейти на использование исключительно доллара. Впрочем, Киссинджер убеждал этих лидеров не только переходить в расчеты на зеленую валюту, но также получаемые доллары направлять в западные банки, прежде всего американские. Наиболее непонятливым он объяснял, что тем самым будет организована циркуляция нефтедолларов. Банки будут давать кредиты тем странам, у которых не будет достаточно зеленой валюты для импорта черного золота. А разве это не выгодно экспортерам нефти?

Итак, к середине 1970-х гг. на свет народился нефтедоллар. Его отцом был Генри Киссинджер (кстати, ныне до сих пор здравствующий; 27 мая нынешнего года ему исполнилось 100 лет). И только после проведения этой подготовительной работы в январе 1976 года в Кингстоне (Ямайка) была проведена международная валютно-финансовая конференция. На ней странами-членами МВФ были приняты решения об отмене золотодолларового стандарта и его замене бумажно-долларовым стандартом. Золото было изгнано из мира денег, а американский доллар стал абсолютным монополистом в международной валютно-финансовой системе Запада. Если в 1944 году в качестве опоры американского доллара было использовано золото, то теперь таковой опорой призвано было стать черное золото. Так что правильнее говорить, что Ямайская конференция утвердила не бумажно-долларовый, а нефтедолларовый стандарт.

Сегодня в мире происходят драматические события. Ямайская валютно-финансовая система переживает серьезнейший кризис. Наблюдаются признаки того, что доллар США теряет свою привлекательность даже для тех стран, которые считаются союзниками Вашингтона. Вот и Саудовская Аравия, которая была традиционным союзником Америки и на протяжении почти полувека продавала свою нефть за доллары, уже не проявляет прежнего респекта ни к Вашингтону, ни к американскому доллару. Не сегодня-завтра начнёт поставлять ее за китайские юани. Реальным соперником нефтедоллара может стать нефтяной юань. Назревает очень серьёзная, очень опасная трещина в конструкции ямайской системы. Пока ни МВФ, ни Вашингтон и никто другой на Западе не ставит официально вопрос о том, что может прийти на смену нынешней долларовой системе. Думаю, что подготовка к ее замене уже идет, но за кулисами. Как это было в первой половине 1970-х годов, когда шла подготовка к упразднению золотодолларового стандарта и созданию нефтедоллара.

Заставка:  pixabay

Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях:
Материал из рубрики: