Пространство для русского миллиарда

204

у нас имеется всё необходимое для того, чтобы идти вширь и в рост

 Юрий Крупнов, Завтра

Колоссальным ресурсом развития русской цивилизации является фантастически огромное и раздольное пространство нашей России, исторически занимающей более 1/6 мировой суши.

Здесь, в этих суровых северных землях, где не способен жить ни один народ мира, родился русский народ, здесь крестился русский народ, здесь вырос русский народ и всемирно распространил русский язык и свою самобытную цивилизацию, здесь же русский народ сделает текущий XXI век — Русским веком.

Именно на этом бескрайнем пространстве имеются все предпосылки для демографического роста населения к началу XXII века до русского миллиарда, раздольно и вольно проживающего в своих домах и на своих землях, заставляя мир невольно завидовать.

Для нас народосбережение не просто сохранный проект, но и проект безграничного расширения и экспансии русского народа в условиях стремительного роста в мире миллиардных цивилизаций.

У русских имеются все возможности для того, чтобы к середине текущего столетия, к 2050 году тотально переосвоить, развить и преобразить всю страну, каждую большую и малую свою территорию и предложить миру и человечеству новый способ жизни и бытия по законам христианского преображения.

Русские предлагают миру своё пространство, свою ширь и удаль для организации постоянно действующего диалога цивилизаций, выстраивая мировой порядок на идее сохранения и процветания каждой уникальной цивилизации под лозунгом «Живи сам и давай жить другим».

При этом на сегодня имеются все необходимые документы стратегического планирования, позволяющие русскому народу пойти вширь и в рост. Это, прежде всего, национальные проекты, программа развития сельских территорий, Стратегия пространственного развития Российской Федерации до 2025 года и другие.

В них заложен колоссальный синергетический эффект, однако они все на данный момент не увязаны в единое мировоззренческое целое, в единую систему, соединяющую демографический рост, нужный тип расселения и экономику, позволяющую стране консолидироваться и сделать рывок и прорыв.

Для этого предлагается подготовить и осуществить следующие меры национального развития.

Управляемое расширение и экспансия

Позднесоветская перестройка, которую Александр Зиновьев ещё с самых первых месяцев горбачёвских инициатив определил как катастройку, геополитическая катастрофа распада Советского Союза, выполняющего роль исторического сохранения Большой России, собственно России как она есть и должна быть, развал нравственности и хозяйства в 1990‑е годы — всё это привело к множественным случаям мерзости запустения и процветанию тотального греха уныния в стране.

Русские стали бежать с земель и со своих Северов, бросать свои земли и целые города, за 30 лет потеряв более 30 тысяч деревень и даже более двух сотен посёлков городского типа и городов.

Стали резко и нездорово вспухать областные центры, прежде всего, города-миллионники, стимулируя однобокую мегаполисную урбанизацию, свойственную странам третьего и четвёртого мира, порождая обезлюживание и опустынивание основной территории страны.

В итоге в элитах стала культивироваться и доминировать псевдонаучная теория, по факту чистой воды идеология так называемого управляемого сжатия, якобы единственно верно отражающая реалии российской пространственной ситуации, якобы должная спасти страну от перенапряжения сил и дел. Сжаться до двух десятков «агломераций», перестать тратить силы и средства на многочисленные российские города и веси, начать экономить на пространстве — вот что сегодня требуют прозападные элиты и обслуживающие их «учёные».

Вместо конкретных представлений о размещении на российской территории производительных сил и создания интегративной инфраструктуры (транспорт, энергетика, телекоммуникации, ирригационные системы), которые бы укрепляли «тело» страны и к которым и должна быть привязана схема расселения, через «агломерации» вводится разрушительный концепт самовыживания. Российским гражданам по сути предлагается бросать обжитые пространства и подселяться к очагам криво и неверно сложившейся за последние тридцать лет активности, немногочисленным оставшимся «точкам жизни». В результате Россия будет терять своё основное геополитическое и геостратегическое преимущество — колоссальные пространства, собранные и кровью защищённые нашими дедами и прадедами.

Для русских всё это абсолютно не годится. Управляемое сжатие попросту противно русскому духу. Мы для себя давно приняли решение, что вернёмся на все брошенные или ещё не освоенные земли, мы заново освоим и переосвоим все заброшенные земли, оставленные нам в наследство нашими великими и могучими предками, — и Нечерноземье, и Дальний Восток России, и Сибирь, и Арктику и даже Антарктиду.

Русские исторически двигались и продолжают двигаться в стратегии управляемого расширения и экспансии, а не упорно навязываемого нам сжатия и скукоживания.

Нашим детям и внукам нужны не квартиры в тридцатиэтажных «скворечниках» в многократно перенаселённых мегаполисах, а свои вольные гектары на бескрайних просторах у чистых рек и озёр, которым будут завидовать владельцы швейцарских шале и островов в южных океанах.

Нашим детям и внукам нужны не «продукты питания», а свои экологически чистые продукты в системе свободного органического земледелия.

Нашим детям и внукам нужны скоростные трассы и доступная малая авиация, позволяющая запросто летать на выходные на свои «ранчо» и «гомстеды» за сто–триста километров.

У нас имеется всё необходимое для того, чтобы идти вширь и в рост.

Однако отсутствие стратегического планирования со стороны государства приводит к сдаче нашего пространства.

В чудовищном виде это отражается в таком сегодняшнем русском парадоксе, как острый дефицит земель для строительства и ведения сельского хозяйства при наличии неиспользуемых и зарастающих земельных угодий площадью не менее 45 миллионов гектаров!

Разрешить этот позорный парадокс — «земли полно, но её нет» — возможно только за счёт специального плана роста эффективности управления всеми земельными ресурсами страны, находящимися в федеральной, региональной, муниципальной и частной (за исключением приусадебной) собственности. Для этого срочно требуется восстановить в стране вертикаль управления всеми земельными ресурсами.

Для чего специально уполномоченным органам в регионах предоставить право через судебные процедуры на возмездной основе изымать неэффективно используемые земельные, лесные или водные ресурсы, находящиеся в собственности или в аренде, и обращать их в государственную собственность, а также публично передавать земли другим рациональным пользователям, и в первую очередь — для усадебного строительства и рекреационных нужд исключительно в аренду или безвозмездное пользование на длительный срок.

Стране пора уже высвободить себя от пут этого сжатия и скукоживания, пойти вширь и вдаль, заново осваивая нашу прекрасные земли. Стране необходимо всю социальноэкономическую политику отстроить в целях неограниченного русского расширения и экспансии.

Русский миллиард

Наличие у России самой большой территории в мире в эпоху глобального соревнования миллиардных цивилизаций с неизбежностью требует даже только по геополитическим основаниям кардинального увеличения численности русского народа — роста числа граждан России и «веса» русской цивилизации до миллиарда человек к середине XXII века.

Если в ближайшие сто лет русские не обеспечат увеличения своей численности до примерно миллиарда человек, то произошедший полвека назад слом их демографического воспроизводства очень скоро, ещё до 2030 года, приведёт к многочисленным «травмам», несовместимым с жизнью.

Русские и Россия рискуют исчезнуть из истории, как до них исчезло немало других выдающихся и уникальных народов-цивилизаций и их государств. Вместе с исчезновением русских не смогут сохраниться и полторы сотни других народов, до сих пор существующих благодаря русским и русско-российской государственности.

При этом первым шагом на пути к исчезновению русских станет потеря Россией суверенитета по демографическим основаниям.

Это обусловлено тектоническим сдвигом в демографической базе обеспечения национальных суверенитетов в ближайшие годы, когда любая страна-цивилизация оказывается в окружении миллиардных и более цивилизаций.

Уже сегодня по факту данная ситуация является отправным моментом начавшегося соревнования ведущих цивилизаций, когда 150‑миллионной России и всей православной цивилизации, включая соответствующие европейские страны НАТО в 250 миллионов человек, противостоят европейская (включая США и Канаду) цивилизация в почти 900 миллионов человек, исламская в миллиард сто миллионов, африканская — в почти 800 миллионов и латиноамериканская (ибероамериканская) в 600 миллионов человек, не говоря уже о почти полуторамиллиардных Китае и Индии.

К концу текущего столетия ситуация только усугубится.

Европейская и латиноамериканская цивилизации выйдут на официальный миллиард, китайская и индийская — на полтора-два миллиарда человек, исламская превысит два миллиарда, а африканская выйдет на все три миллиарда человек при возможном разделении в итоге на две-три новые цивилизации.

Россия в этом будущем параде цивилизаций-миллиардников будет гордо представлена в лучшем случае своими ста миллионами человек — то есть одной десятой от миллиарда.

Сто и менее миллионов человек — это та максимальная численность населения России (отвлекаясь от этнического состава), которую мы сможем иметь к концу столетия даже в случае продолжения и сохранения политики материнского капитала, значительного повышения детских пособий и т.п.

Практически точно такой же расклад сил в соотношении русско-российской цивилизации с другими мировыми цивилизациями отражается и в актуальном и прогнозируемом к концу столетия числе носителей языков мирового значения, когда русский язык со своими 160 млн человек, для которых русский является родным, столь же стремительно скатывается в самый конец списка.

Геополитическая напряжённость будет многократно усиливаться под воздействием фактора обеспеченности цивилизаций ключевыми природными ресурсами — пахотной землёй и пресной водой.

У России данная обеспеченность уже сегодня в два раза выше по пахотной земле и в три раза выше по воде, чем у европейской цивилизации; по земле в 10 раз выше, чем у исламской цивилизации, и по земле и воде в 15 раз выше, чем у Китая. В дальнейшем указанный разрыв лишь увеличится.

Этот колоссальный дефицит количества населения при колоссальном избытке пахотных земель и воды в столетии, уже прозванном столетием битвы за воду как главный ресурс человечества, буквально с каждым новым годом с неизбежностью будет сводить шансы России на жизнь к нулю.

В этой ситуации зловещими выглядят простоватые, от души рассуждения заместителя председателя КНР Ли Юаньчао, который, выступая 24 мая 2014 года на круглом столе «Россия — Китай: стратегическое экономическое партнёрство», проходившем в рамках XVIII Петербургского международного экономического форума, заявил буквально следующее: «Наше сотрудничество является взаимодополняющим. Как сказали наши бизнесмены, в России обширная территория, а в Китае самый трудолюбивый в мире народ и, между прочим, самые трудолюбивые крестьяне. Если мы можем сочетать эти факторы, тогда мы получим существенное развитие. В России большая территория и мало народа, а в Китае, наоборот, большое население и мало земель…»

Подобное безыскусное предложение России лучше любых цифр показывает катастрофическую ситуацию с человеческим ресурсом, в которой оказались Россия и русские. Наша демографическая катастрофа стала главным фактором геополитической уязвимости России и указывает сегодня нам прямую дорогу на историческое и геополитическое кладбище.

Однако наблюдаемый в настоящее время обвал рождаемости является смертельно опасным, но не фатальным, если вовремя предпринять вековые по временному масштабу усилия.

Поэтому мы выдвигаем доктрину русского миллиарда, доктрину демографического взрыва и рывка, направленную на перелом негативных тенденций и увеличение численности собственного российского населения до миллиарда человек, т.е. создание русской миллиардной цивилизации, способной и далее обеспечить положение русских как необходимой планетарной преобразующей силы. Именно русский миллиард позволит нам в максимальной степени обжить дарованное нам наше русское пространство.

С чего начать? Как достичь русского миллиарда?

В ситуации крайне низкой рождаемости и разрушенных репродуктивных установок молодёжи необходимо в ближайшие годы создать буквальный культ многодетных семей, сделав приоритетом четырёхдетную семью, обеспечив на первом этапе каждой семье с момента рождения четвёртого ребёнка государственное пособие (фактически семейную заработную плату) в размере 100 тысяч рублей и просторный дом с полномасштабной бесплатной жилищно-коммунальной (электричество, канализация, вода, газ, интернет и т.п.), социально-культурной (школа, поликлиника и т.п.) и экологической (воздух, вода, лес) инфраструктурой.

Абсолютно прав президент России В.В. Путин, который в 2012 году в Послании Федеральному собранию поставил задачу сделать в стране нормой трёхдетную семью: «Демографы утверждают, что выбор в пользу второго ребёнка — это уже потенциальный выбор в пользу третьего. Важно, чтобы семья сделала такой шаг. И, несмотря на сомнения некоторых экспертов — а я отношусь к ним с уважением, — я убеждён, что нормой в России всё‑таки должна стать семья с тремя детьми».

Именно так! Нормой в России должна стать неотрадиционная русская семья с тремя-четырьмя детьми и тремя-четырьмя правнуками, которых первородители ещё при жизни увидят подрастающими. Формула перспективной мировой и русской демографии должна быть такой: «Увидеть (застать) троих-четверых правнуков, родив троих-четверых детей». Для этого требуется переорганизовать всё экономическое, социальное, хозяйственно-бытовое бытиё России, чтобы экономика работала исключительно на этот новый стандарт русской семьи, должный в полной мере реализоваться к 2050 году.

Вот русская демографическая программа, которая для мира может быть более напрягающей, чем иранская или северокорейская ядерные программы.

Для создания культа многодетной семьи необходимо соответствующее перепрограммирование русской идентичности — нормой должна стать способность полноценно и счастливо жить 100 и более лет и застать троихчетверых правнуков.

Жить вольно, малоэтажно и просторно на своей земле

Сегодня в Российской Федерации скученность городского проживания превышает плотность расселения в маленьких Великобритании или Германии в пять раз. При этом основное направление строительной политики связано с ростом этажности, которая в новых застройках уже достигла в среднем 17 этажей. Увеличение скученности проживания и рост высотности многоэтажных домов в стране ведёт к дальнейшему усугублению демографической ситуации и окончательному слому русского типа расселения и воспроизводства.

За подобным ущербным трендом стоит культивирование в стране высотной мегаполисной урбанизации, свойственной странам третьего-четвёртого мира.

Однако социологические опросы однозначно показывают, что не менее 70% россиян хотели бы жить в собственном доме, что и составляет на сегодня императив строительной, градостроительной и расселенческодемографической политики государства. Это означает, что государство обязано переломить разрушительный урбанистический тренд на мегаполисы и сделать ставку на переход к ландшафтно-усадебной малоэтажной урбанизации.

Искусство государственного управления в настоящее время в том и состоит, чтобы через поддержку усадебного строительства жилья одновременно решить и проблемы демографического спада и экономического роста. А массовое вовлечение россиян в обустройство собственного индивидуального жилья, безусловно, приведёт и к повышению градуса общественной консолидации общества, и существенному повышению статуса местного самоуправления.

От государства здесь требуется решительная и прозрачная политика, прежде всего — финансовая поддержка строительства и эксплуатации индивидуального жилья.

Каждая российская семья, желающая построить или приобрести собственный дом, должна беспрепятственно иметь доступ к финансовым ресурсам в виде долгосрочного кредита в размере от 3 до 5 млн рублей на срок от 10 до 25 лет, полученный под минимальный процент — от 0 до 5%. Причём размер кредита, срок, на который он предоставляется, и процентная ставка должны дифференцироваться в зависимости от региона, а в регионе — в зависимости от районов и поселений. Таким образом, государство должно влиять на разумную расселенческую политику как между регионами, так и внутри регионов. Например, на Дальнем Востоке, Сибири для создания стимулов в расселении людей кредит можно получить в размере 5 млн рублей под нулевую ставку и на срок 25 лет, а в Центральной России — Московской агломерации — 3 млн рублей под 5% годовых и на срок 10 лет. Одновременно для поощрения рождаемости необходимо принять порядок, в соответствии с которым при рождении второго и каждого последующего ребенка размер тела кредита уменьшается на одну треть. Таким образом, при рождении четверых детей кредит списывается полностью. И с экономической точки зрения это очень выгодное вложение денег для страны, так как в настоящее время каждый житель России в течение своей жизни в среднем производит примерно 60 млн рублей добавленной стоимости.

Расчёты показывают: при масштабе усадебного строительства равном 500 тыс. домов в год в десятилетнем цикле рождаемость увеличится в среднем на 1 млн человек в год, или в полтора раза к существующему уровню, а коэффициент рождаемости к 2030 году превысит 2,5 вместо текущего значения 1,63 и продекларированного к 2024 году 1,7.

При этом обеспечение такими ресурсами, как электроэнергия, газ, широкополосный доступ к интернету, должно осуществляться за счёт инвестиционных средств ресурсообеспечивающих организаций, а затраты на воду и водоотведение покрывают сами застройщики — это примерно около 300 тыс. рублей на одну усадьбу при компактной застройке.

Консолидированный бюджет усадьбизации страны составит примерно 4 трлн рублей в год, а ввод индивидуального жилья при этом, включая и частные источники финансирования, приблизится к 100 млн кв. м.

Крайне важно, что правильно организованное масштабное усадебное строительство приведёт к массовому увлечению граждан сельским предпринимательством, особенно перспективным его сегментом — так называемым органическим рекреационным сельским бизнесом, который набирает обороты по всему миру, поскольку он удовлетворяет запросы на самые востребованные товары и услуги: органические продукты питания и различные рекреационные и туристические услуги.

Потенциал развития рекреационного сельского хозяйства в нашей стране огромен. Мы имеем более 40 млн гектаров невостребованных залежных земель плюс уникальный по своей привлекательности природный ландшафт. При системном и последовательном развитии данного направления представляется возможным в ближайшее десятилетие не только удовлетворить внутренний рынок, но и достичь экспорта органической продукции, а также предоставления рекреационных услуг иностранным гражданам в объёмах, сопоставимых с объёмом выручки от экспорта углеводородов. Для достижения поставленной цели необходимо обеспечить доступ к льготным кредитам всех желающих и вовлечение состоятельных городских граждан в этот бизнес, а также иностранцев, включая русских из ближнего и дальнего зарубежья, для которых при переезде в Россию на постоянное место жительства необходимо предоставлять гражданство по ускоренной процедуре.

Таким образом, критически необходима организация федерального приоритетного проекта «Опережающее развитие индивидуального малоэтажного строительства» с выделением трёх–пяти пилотных регионов, воспроизводящих опыт Белгородской области. В рамках проекта целесообразно поставить вопросы о предоставлении каждой молодой семье собственной родовой усадьбы размером не менее 30 соток и оборудованной всей необходимой инфраструктурой, о переходе в стране к новой модели расселения и жилища «дом + квартира» и нормативное снижение этажности вновь вводимых жилых домов в ближайшие десять лет с нынешних 17 до максимум 12 этажей.

В конечном счёте отказ от мегаполисной урбанизации в пользу малоэтажной ландшафтно-усадебной урбанизации и интенсивная усадьбизация страны даст мощный эффект и обеспечит нашим детям и внукам высочайшее и уникальное качество жизни.

Построим новую столицу за Уралом

Неостановимый и неконтролируемый рост Москвы на фоне опустынивания, обезлюдения и скукоживания остальной территории России превратился за последние полвека в главную опасность и проблему страны.

Один только Московский столичный регион, занимающий не более трети процента от территории Российской Федерации, вобрал в себя практически пятую часть всего российского населения. А если учитывать другие мегаполисы, по существу являющиеся филиалами гипермегаполиса Москвы, то в них концентрируется уже более половины населения.

Более 80 процентов всех финансов и высокопрофессиональных кадров оказались сосредоточенными всего в одной, практически незаметной на седьмой части мировой суши малюсенькой точке Москвы.

В целях затушёвывания главной национальной проблемы тотального омосквичивания страны населению и президенту предлагаются схоластические упражнения и игры на тему полярного роста в 20 «агломерациях».

Так, точно такие же рассуждения были представлены 8 декабря 2011 года министром экономического развития Российской Федерации (на тот момент) Э.С. Набиуллиной на пленарном заседании Московского урбанистического форума «Глобальные решения для российских городов».

С точки зрения федерального министра, а теперь и главы Центрального банка России, «за три волны индустриализации мы сформировали обширнейшую и местами избыточную сеть малых и средних городов», а «убывание городов небольшого размера является непреодолимой глобальной тенденцией». И вывод: «Сохранение любой ценой экономически неэффективных малых городов и препятствование перетоку трудоспособного населения в крупные города может стоить нам 2–3% экономического роста. … В течение ближайших 20 лет из малых городов России может высвободиться порядка 15–20 миллионов человек».

С учётом того, что численность населения малых городов в стране порядка 30 миллионов человек, подобные заявления означают, что под разговоры об экономической эффективности мегаполисовагломераций планируется выселить из малых городов всё трудоспособное население во имя процветания Москвы и двух десятков мегаполисов.

Парадоксально, но едва ли не главной жертвой неудержимого омосквичивания стала сама Москва. Размывание национального состава столицы, примитивизация внешнего, исторического и культурного облика, экологическое бедствие, уничтожение уникальных московских внутренних «лесов» — зелёных зон и подмосковных «лёгких» — всё это превратило «сердце России», Святой город из флагманского города развития в провинциальный конгломерат больших московских «деревень».

В этой ситуации жизненно важным и поистине спасительным для России и русских является концентрация всех сил государства и общества на решении указанной главной проблемы — по сути, на размосквичивании страны, для которого требуется перенести политический центр страны на Восток, за Урал — примерно в район Омска или Новосибирска.

Перенос столицы России за Урал, на Восток страны, с созданием образцового, лучшего в мире города развития позволит не только предотвратить дальнейшую гиперцентрализацию населения и производительных сил страны на крайнем Западе (СанктПетербург — Москва — Сочи), но и задать новый формат малоэтажной городской жизни, «умный» город по‑русски, в котором хочется полноценно жить и рожать детей, плодиться, мечтать о прогулках в этом городе с правнуками.

Строительство новой столицы как образцового русского города и перспективной типовой мультиинфраструктуры для трансфера модели в регионы России можно использовать в дальнейшем в качестве паттерна для организации устойчивого местного самоуправления.

Нечерноземье и вопроизводство русской идентиности

На текущий момент среди странообразующих макрорегионов России остался всего лишь один, который до сих пор не стал брендом и не имеет собственной стратегии развития, в отличие от Дальнего Востока, Крыма и Северного Кавказа, — это Нечернозёмная экономическая зона, или Нечерноземье, в котором в 32 субъектах Российской Федерации проживает более 60 миллионов человек и которое является землями формирования государствообразующего русского этноса и русской идентичности. Родовые корни практически каждого представителя российской элиты лежат как раз в Нечерноземье.

С древнейших времён Нечерноземье играло и играет большую роль в истории России, в её экономическом и культурном развитии. Здесь, в междуречье Оки и Волги, в конце XV века возникло Русское государство, отсюда затем население расселилось по огромной стране.

До недавнего времени именно в Нечерноземье располагались наиболее освоенные в России районы, наилучшие сенокосы и пастбища для скота, так как ландшафты Нечерноземья большей частью чрезвычайно благоприятны для жизни и хозяйственной деятельности человека.

Однако с распадом СССР и прекращением действовавшей в РСФСР целевой программы по Нечерноземью данные территории, в которых проживает почти половина всего населения страны, оказались в достаточно сложном социально-экономическом и демографическом положении, что привело к определённым перекосам и неравномерности пространственного развития страны.

Без возрождения Нечерноземья русские не смогут полноценно переосвоить всю территорию своей страны и окажутся не в состоянии, имея депрессивные территории исконной русской идентичности, начать двигаться в сторону русского миллиарда.

Необходимо сделать Нечерноземье и Дальний Восток России двумя лидерами по росту населения и культу большой русской семьи.

Экспертный анализ показывает, что для выполнения поручений президента в идеологии рывка и прорыва необходимо существенно трансформировать наличную социально-экономическую модель макрорегиона и в целом выработать новый подход к развитию Нечерноземья, опираясь на проектирование и массовое тиражирование комплексных жизнеобразующих инфраструктур нового поколения и высокорентабельных производств.

Важнейшей и наглядной составляющей развития Нечерноземья при этом могло бы стать решение следующих шести ключевых задач.

Первое. Полное введение в оборот необрабатываемых земель, площади которых на данный момент составляют от 20 до 50% всей пашни в каждом нечернозёмном субъекте Федерации.

Второе. Введение единых стандартов минимально необходимой инфраструктуры муниципального района в Российской Федерации, обеспечивающих базовую доступность социально-культурных, транспортных и иных услуг для населения и компенсирующих отдельные негативные последствия их оптимизации.

Третье. Восстановление структуры посевов, включающей в обязательном порядке три базовых направления — кормовые культуры, овощи и лён-долгунец. Причём восстановление и реновация льняного комплекса могли бы выступить своего рода системным интегратором, дающим существенный мультипликативный эффект и устойчивую доходную базу для населения.

Четвёртое. Реконструкция старопромышленных баз региона и формирование новых индустриальных центров на основе развёртывания сети заводов развития по переработке местных ресурсов (прежде всего, льноволокна) и агропроизводств с высокой производительностью труда.

Пятое. Общее демографическое восстановление и оздоровление регионов Нечерноземья через создание инфраструктурных и социально-культурных условий стимулирования роста численности многодетных семей и реализации долгосрочной стратегии демографического роста до 2040 года.

Шестое. Чрезвычайно важно осуществить реконструкцию исторических центров русских городов Нечерноземья, а также сети исторических усадеб для восстановления культурно-исторического лица средних и малых городов Нечерноземья как традиционных архитектурностроительных визуальных центров русской идентичности.

При этом центральным механизмом реализации данных задач имело бы смысл сделать отработку целостной модели развития нечернозёмных территорий через создание типовых инфраструктурно-агроиндустриальных плацдармов на уровне муниципальных районов в формате «умного» цифрового муниципального района.

Подобный «умный» цифровой муниципальный район должен обеспечивать интеграцию и соорганизацию цифровой «умной» мультиагентской энергетики, «умного» транспорта и логистики, «умной» транспортировки воды, мелиорации и переработки отходов, включённость в общефедеральное пространство цифровых малокомплектных школ и цифровых клиник, «умного» спутникового наблюдения для создания высокоавтоматизированных образцовых агропроизводств (точного земледелия) и всей системы цифровых социальных услуг в данных районах на основе группы индексов качества жизни: индексов личной безопасности каждого жителя Нечерноземья, индексов здоровья, индексов образования и др.

Правильно организованные подобные цифровые «умные» районы должны будут обеспечивать сравнительно быструю возвратность вложений в создаваемую интегративную цифровую инфраструктуру.

Экспертный анализ показывает, что для принципиального решения проблемы регионов Нечерноземной экономической зоны ядром типового цифрового «умного» района необходимо сделать два–четыре модуль-хозяйства и затем организовать федеральную сеть из порядка 400 высокорентабельных модуль-хозяйств, что даст реновацию или возврат в оборот минимум 1 миллиона га пахотных земель.

Каждое модуль-хозяйство средней площадью посевов в 2500 га и с полномасштабной машинно-тракторной станцией (МТС) окупается за четыре года и требует инвестиций в объёме 600 млн рублей, включая строительство минимальной жилой инфраструктуры для привлекаемых молодых специалистов.

Интегральной продукцией модуль-хозяйств будет экологически чистая и экологичная продукция мирового качества: льноволокно, сливочное масло типа «вологодское» и плодоовощная и зерновая (рожь) органическая продукция. При этом лён-долгунец является базой и опорой хозяйственного и социального подъёма Нечерноземья, что требует реализации специального проекта «Льняной рывок как основа развития Нечерноземья».

Общие затраты на проект, реализуемый за семь лет, «семилетку», составят 5 млрд долларов США, т.е. 1% от объёма золотовалютных резервов Российской Федерации на июнь 2019 года (более 500 млрд долларов США), из них 4 млрд на 400 модуль-хозяйств и 1 млрд на общую инфраструктурную поддержку размещения модуль-хозяйств (социальная инфраструктура, точечная транспортная и энергетическая инфраструктура и др.).

Это даст социально-культурный оптимизм молодёжи, обеспечит оживление социальной, экономической жизни всего макрорегиона, создаст основу для нефиктивного рывка и прорыва в стране.

Очевидно, имело бы смысл инициировать на президиуме Совета при президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и национальным проектам новый национальный проект (приоритетную программу) «Комплексное территориально-пространственное развитие Нечерноземья», которая могла бы стать логическим продолжением показавшей свою эффективность политики, инициированной постановлением ЦК КПСС и Совмина СССР от 20.03.1974 №206 «О мерах по дальнейшему развитию сельского хозяйства Нечерноземной зоны РСФСР». В основу нового национального проекта положить опережающее обустройство и развитие отобранных по конкурсу 100 муниципальных районов Нечерноземья на основе единой модели цифрового «умного» района.

Русские реки как русла народосбережения

Особую роль в освоении, обживании и хозяйственном использовании обширных пространств, которыми обладает Россия, играет речная сеть.

Масштабные разрушения в Иркутской области от наводнения, так же как и казус с обмелением Волги, в очередной раз обнажили бессистемность и, как следствие, неэффективность всей водохозяйственной деятельности государства, что не позволяет даже минимально использовать для развития русские реки.

В последние пять-шесть десятилетий реки России, ранее бывшие основными для страны путями сообщения, деградировали и перестали быть таковыми: если в начале ХХ в. только в Европейской России в ведении Министерства путей сообщения насчитывалось 168 278 вёрст (около 180 тыс. км) внутренних водных путей, то в настоящее время суммарная протяжённость эксплуатируемых на всей территории РФ внутренних водных путей — лишь около 100 тыс. км, расположенных в разрозненных речных бассейнах. А это значит, что страна прошла обратный путь — от культуры к варварству и безнадёжно отстала от всего остального мира, пользующегося благами водных коммуникаций и использования водной энергии рек. Это представляется совершенно недопустимым и должно быть преодолено.

В стране до сих пор, по сути, отсутствует управление речными водами через воздействие на расходно-уровенный режим рек через водохранилища и их системы. Содержательная и профессиональная водохозяйственная гидротехническая деятельность государства по‑прежнему подменяется «прогнозированием», «заблаговременным оповещением» населения и далее неизбежной «ликвидацией последствий».

И если повсюду в мире, за исключением некоторых стран Африки, свободных, то есть не подпёртых плотинами, рек практически нет, так как от наводнений лучше всего защищают именно водохранилища, то в нашей стране единственным средством защиты от наводнений официально считается обвалование подверженных наводнениям территорий дамбами.

В итоге, судя по заявлениям официальных лиц и органов по поводу паводков в Иркутской области и обмеления Волги, отношение к проблеме управления речными и водными ресурсами страны по‑прежнему будет оставаться откровенно неадекватным и прямо программирующим последующие масштабные трагедии.

Подобное бездействие в отношении важнейшей сферы регулирования государственной деятельности, в конечном счёте, оборачивается трагедиями большого числа граждан Российской Федерации и больших регионов, а также колоссальными бюджетными затратами — в том числе, на неправильные, нередко бессмысленные, а порой и откровенно вредные мероприятия федеральных органов исполнительной власти, не владеющих проблематикой и не имеющих мало-мальски адекватных планов в отношении речных и водных проблем страны.

Что необходимо сделать для принятия правильных решений? Разберём более подробно требуемые решения

Начнём с великой русской реки Волги.

Нынешнее «обмеление Волги» всецело обнажило не только дно великой реки, но и выдающееся невежество чиновников и «науки» при чиновниках, не желающих разбираться в проблемах водохозяйственной деятельности государства.

Она в России сегодня основана исключительно на прогнозах, и наука разрабатывает всё более новые и совершенные расчётные методы прогноза гидрологических явлений. Но последние зависят от бесчисленного множества факторов и поэтому рассчитываются на основе вероятностных зависимостей, и все гидрологические явления прогнозируются не определённо (не детерминистически), но лишь с некоторой вероятностью, почему, например, несоответствие реального паводка прогнозному совершенно закономерно.

Так, в 2022 году, по прогнозам, половодье в бассейне Волги должно было быть большим: снега было много. Основываясь на прогнозах, сделали и предполоводную сработку водохранилищ, и рыбохозяйственный попуск. Но реальный объём половодья оказался много меньше прогнозного, а заполнить водохранилища нечем — вот Волга «вдруг» и «критически» обмелела.

С другой стороны, высокие паводки, как в Иркутской области, также «прогнозируют», население о них «заблаговременно оповещают». Однако наводнения всё равно возникают, затапливаются дома, сельхозугодья, дороги, гибнет скот, уничтожается имущество, гибнут люди. И всё это исключительно потому, что нет водохранилищ, которые могли бы вместить избыточную воду.

Как известно, дамбы обвалования от наводнений не защищают, что особенно ярко иллюстрирует наводнение на Кубани в июне 2002 г. Дамба была прорвана в своей верхней (по течению) части и послужила для смертоносного потока подпорным сооружением с обратной стороны: как бы «защищаемая» ею территория была затоплена до отметки, на 2,5м превышающей уровень воды в Краснодарском водохранилище (от которого дамба должна была защищать). То есть не будь «защитной» дамбы, размеры бедствия и трагедии были бы много меньше, вода стала уходить с затопленной территории только тогда, когда в дамбе был сделан соответствующий проран.

Стране, при обилии и чрезвычайной неравномерности распределения в ней вод, необходимы, в первую голову, многочисленные водохранилища, а не прогнозы гидрологических явлений.

Потому что прогнозы, как бы хороши они ни были и на каких бы сверхсовременных компьютерных программах они ни были бы основаны, — лишь цифры, ни добавить воды при её недостатке, ни убавить при избытке они не могут, оставляя страну и её население ждать милостей от природы и сводя бездействие и невежество высокопоставленных чиновников к «стихийным» бедствиям.

И повсюду в мире смысл и содержание водохозяйственной деятельности государств — не прогнозирование гидрологических явлений, но регулирование речного стока водохранилищами: не прогнозировать, а управлять (регулировать). Поэтому в мире (за исключением некоторых стран Африки и Российской Федерации) свободных (не подпёртых плотинами) рек нет.

Начатое в 1930‑х гг. создание Волжско-Камского каскада водохранилищ не закончено. Не заполнены центральные звенья каскада — Чебоксарское и Нижнекамское водохранилища (а именно из них волжская вода поступает в «обмелевшее» Куйбышевское водохранилище). Отсутствуют водохранилища выше Иваньковского на Волге и Камского на Каме, а ниже Волгоградского гидроузла отсутствует давно проектированное Нижневолжское водохранилище (Нижне-Волжский водохозяйственный комплекс). Поэтому здесь необходимые для нереста рыб уровни воды обеспечиваются исключительно попусками из Волгоградского водохранилища (и лежащих выше него Саратовского и Куйбышевского). Отсутствуют и проектированные ранее водохранилища на важнейших, формирующих сток Волги притоках — Оке, Унже, Ветлуге и др.

Для создания оптимального пространства для русского миллиарда целесообразно радикально пересмотреть самые основы водохозяйственной деятельности государства.

Именно пора, наконец, вернуться к начатым когда‑то реконструкции рек в каскады водохранилищ и сооружению межбассейновых судоходных соединений, к развитию охватывающей всю страну системы глубоководных коммуникаций с попутным использованием водной энергии и решением практически всех существующих водных проблем.

Создание в России такой системы явится осуществлением планов, начатых царским правительством в 1909 г. и продолженных в СССР в 1930–1950‑х гг., оно будет иметь широкий комплекс позитивных последствий.

Принципиально важным положением проекта Речной доктрины РФ является то, что содержанием гидротехнических проектов должны быть не отдельно взятые гидроузлы на реках (такая практика вопреки всему мировому опыту укоренилась в СССР с конца 1950‑х гг. и дожила до наших дней), а каскад гидроузлов, река как целое, как система.

Изложенное может стать основой долгосрочного (на 60–80 лет) государственного плана реконструкции речной сети (как основы общего плана преобразования природы и среды обитания в России), а также основой долгосрочной государственной инвестиционно-строительной программы — кстати, капитально задействующей находящиеся ныне в кризисе строительные мощности.

Предлагаемые действия позволят оптимизировать пространственное развитие и расселение в России, радикально улучшить социально-экономическую, экологическую и демографическую ситуацию как в разных регионах, так и в стране в целом.

Восстановление судоходности русских рек как основного вида путей сообщения и базы расселения вдоль рек и связанный с этим подъём гидротехнического строительства как национальной инфраструктурной программы, в том числе, в комплексе с автодорожным строительством за счёт использования местных материалов могут дать масштабный прямой и мультипликативный эффект, как в 1970–1980‑е годы проект «Дороги Нечерноземья».

Основоположник отечественной геополитики Л.И. Мечников (1838– 1888) в своем эпохальном труде «Цивилизация и великие исторические реки» писал: «Река, которая составляет неодолимое препятствие для некультурного народа, становится путём сообщения у народа культурного».

Политэкономия семьи как планетарная жизнестратегия

Наиболее «очевидные» и привычные на сегодня политэкономические теории, вне всякого сомнения, работают на прямое программирование распада семьи и сокращение рождаемости ниже уровня простого воспроизводства во всём мире. Данной политэкономии бессемейного и невоспроизводящегося человечества должна быть противопоставлена позитивная и перспективная политэкономия семьи.

В этой логике большая и дружная семья — т.е. неотрадиционная трёхчетырёхдетная в среднем российская семья — является не только новой ценностью и императивом нашего общества, российским гуманитарным предложением всему человечеству (в частности, через инициирование международной Конвенции о семье), но и фундаментальной политэкономической базой развития общества завтрашнего дня. Это определяется не только прямым экономическим вкладом новорождённого в размер ВВП (каждый новый гражданин, получивший базовое образование и квалификацию, приносит на протяжении своей жизни минимум 5 млн долларов чистого вклада — «прибыли»), косвенным вкладом в сохранение общественного богатства через обеспечение обороноспособности и территориального равномерного расселения, но и превращением семей и их домохозяйств в ведущие экономические субъекты как через устойчивое потребление благ, так и их общественное производство, значительно большим сохранением здоровья и социальности (примерно на 35%), резким снижением социально-психологических и общественно-поведенческих девиаций (на 70%) и другими однозначно позитивными эффектами, имеющими очевидную стоимость и достаточно легко монетизируемыми.

В частности, в мире сегодня невиданными темпами развиваются направления опережающего инвестирования в детство и семью и, прежде всего, в их устойчивость, образование и здоровье. Лидерами здесь являются Великобритания, Канада и США[1].

Одновременно становится общепризнанным, что огромный экономический вклад в общественное развитие вносит умная родительская забота о детях и правильно организованное семейное воспитание детей. В последние годы стали говорить даже о том, чтобы в системе базовых отраслей экономики целесообразно выделять особую «родительскую промышленность» (индустрию) — Parenting Industry (уход за детьми родителей, бабушек и дедушек, братьев и сестёр, родственников). Это особенно последовательно проводится в работах нобелевского лауреата Амитаи Этциони[2]. Это новое понимание экономической роли и значения родительства требуется переводить в специальные выплаты общества и государства родителям (особенно это касается реализации приоритета трёхдетной семьи) вплоть, возможно, до законодательного введения родительства как особого вида общественно-государственной службы, требующей возмездности от общества — в бытовом определении «оплата родительского труда».

Общий характер приобретает осознание в мире базовой продуктивности семьи — когда устойчивые многодетные и многопоколенные семьи, чтущие свои родовую историю, традицию и желающие их продолжать и умножать, обеспечивают саму возможность общественного воспроизводства и всей его способности производить стоимость через обеспечение демографического воспроизводства. И, наоборот, отрицательная стоимость, резко опускающая экономические показатели общества, в частности, была неоднократно продемонстрирована через исследование последствий различного рода бракоборческих и антинаталистских движений, проектов и акций в XIX и XX вв. Достаточно указать на грандиозный феномен критически низкой рождаемости в Китае, возникший в результате практически полувековой репрессивной программы «одна семья — один ребёнок».

Определяющий вклад семья вносит и в создание общей и потребительской стоимости рабочей силы, что, в частности, наглядно показывает кадровая катастрофа в РФ после 35 лет социальной деградации и деиндустриализации.

Таким образом, в наступившем веке главным субъектом и базой создания планетарной стоимости/ценности станет большая и дружная неотрадиционная семья, задавая в XXI веке новую «человеческую» форму продуктивного обобществления производства.

Местное самоуправление как основа русской соборности

Под новый образ пространственного развития России должен быть востребован и новый формат местного самоуправления.

Освоить и переосвоить русские земли и пространства в состоянии исключительно самоуправляемые и укоренённые в земле, прикреплённые к территории общины с основой в русской многодетной семье по формуле «Увидеть первых троих-четверых правнуков, родив троих-четверых своих детей».

Именно на это и должны быть направлены огромные ресурсы национальных проектов.

Необходимо перейти на новую парадигму организации местного самоуправления, которая бы не только придала новому усадебному образу пространственного развития России устойчивый и постоянно совершенствующийся характер, но и прямо бы развивала гражданскую ответственность и инициативу граждан, покончила бы с иждивенчеством и патернализмом.

В этой связи предлагается повсеместно организовать народные общины (их также можно назвать советами, земствами, округами, управами, волостями — кому как нравится, — только не поселениями, как сейчас) с численностью населения от одной до трёх тысяч человек.

Очень важно чтобы совет формировался не на основе политического представительства, которое разъединяет общество, а исключительно на основе профессионального и сословного представительства, которое объединяет общину. Людей, прежде всего, интересует состояние здравоохранения, образования, безопасности, сбор налогов в местный бюджет, справедливое разрешение споров. Следовательно, на основе профессионального представительства в местный орган власти — Совет общины — должны избираться представители: а) здравоохранения — врач, а еще лучше семейный врач; б) образования — учитель; в) правопорядка — участковый милиционер (полицейский); г) бюджетный смотритель — налоговый инспектор, а также д) мировой судья. На основе сословного представительства в состав Совета избирается священник, предприниматель, ветеран труда, а также, возможно, и другие представители социальных групп.

Все они избираются всеобщим тайным голосованием, возможно, на альтернативной основе, сроком на пять лет. Одновременно в состав Совета избираются один или два наиболее авторитетных и опытных гражданина, которые будут представлять интересы народной общины в вышестоящем выборном органе, например, в районном или городском Совете.

Избранный Совет общины из своего состава избирает неосвобождённого председателя Совета. Возможна ежегодная ротация председателей Совета. Кроме того, Совет нанимает по договору главного администратора — управляющего общиной, который руководит с небольшой командой специалистов текущей работой общины.

Необходимо восстановление модели посада — уезда — советского района как базовой формы территориальной жизни и управления. Перенос «центра тяжести» в межбюджетных отношениях к приоритетности муниципальных бюджетов — в т.ч. за счёт перевода всего НДФЛ на муниципальный уровень как финансовой базы самоуправления.

Также для обеспечения полноценного местного самоуправления и устойчивости локальных социально-хозяйственных систем требуется обеспечение транспортной связности между собой всех малых городов на основе сплошной авиатизации страны и полного восстановления судоходности рек.

Важнейшей задачей также является переход от экономики московско-централистской к экономике муниципальной на принципах проектной экономики развития и градостроительного проекта «Тысяча новых городов для России» в логике малоэтажной ландшафтно-усадебной урбанизации.

Новая градостроительная политика должна стать абсолютным приоритетом государства и общества, ядром заявленной президентом России повестки развития и основой нового рывка России в будущее.

Новые города развития по всей территории страны, обеспечивающие передовые способы жизни, — вот новый метод создания общественного богатства и изобилия в современном мире. Как семьдесят лет назад атомный и космический проекты стали основой нашей мировой державности, так и сегодня в основу национального развития следует положить размосквичивающий градостроительный проект, порождающий тысячу новых городов для России, — проект, позволяющий развивать страну на собственных основаниях и не превращать в полигон и объект эксплуатации чужих держав.

Мы были первыми в космосе и ядерной энергетике, также и сегодня мы должны стать первыми в городском развитии и освоении территорий.

Примечания:

1 См., к примеру, исследования корпорации RAND, в частности, Lynn A. Karoly, Peter W. Greenwood, Susan S. Everingham, Jill Houby, M. Rebecca Kilburn, C. Peter Rydell, Matthew Sanders, James Chiesa. Investing in Our Children: What We Know and Don’t Know About the Costs and Benefits of Early Childhood Interventions. 1998. Также интересно исследование Cathleen Stasz, James Chiesa, William Schwabe. Education and the New
Economy. A Policy Planning Exercise. 1998.

2 Etzioni A. Investing in parenting. N–Y. 1998.

Заставка:   pixabay.com

Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях:
Материал из рубрики: