Путин и «последние времена»



Как православным патриотам выполнить свою миссию – быть авангардом национального возрождения?

Давно я размышляю об этой острой и непростой проблеме. Надеялся, что выскажется кто-нибудь из духовных лиц. Но они не торопятся. Придется мне, грешному рядовому мирянину дерзнуть прикоснуться к этой теме.
Как все прекрасно знают, в нашей церковной среде само собой разумеющимся является утверждение о том, что мы живем в последние времена (иногда можно услышать формулировку чуть мягче – предпоследние времена, но сути дела это не меняет). Это уже стало «фигурой речи», которую часто используют и священнослужители, и миряне.
Понимаю, что буду пытаться рассуждать о тонких материях, поэтому еще раз хочу оговориться, что не дерзаю на какое-то духовное прочтение. Размышляю только как историк и политолог, т.е. остаюсь на том поприще, где что-то понимаю, благодаря соответствующему образованию и некоторым приобретенным навыкам.
Откуда в церковной среде эта убежденность, что нынешние времена последние? Думаю, есть к тому некоторые исторические и психолого-политические причины.
Во-первых, в 1992 году исполнилось ровно 7500 лет от сотворения мира, согласно традиционным расчетам. Именно с этой датой было связано много пророчеств о конце света. Эти древние пророчества и предсказания о судьбе России скрупулезно собрал известный церковный историк Сергей Фомин, книга которого «Россия перед вторым пришествием» была невероятно популярна в 90-е годы минувшего века. Кто-то подсчитал, что совокупный тираж этой книги составил больше миллиона экземпляров. Я и сам грешным делом с интересом читал эту книгу.
Стоит напомнить, что 500 лет назад – в 1492 году – апокалиптические настроения в русском обществе были еще более сильными. Тогда исполнилось 7000 лет от сотворения мира, а именно с этой датой многие святые древней Церкви связывали конец времен. Как пишут историки, ощущение конца было таким сильным, что на 1492 год даже не составляли Пасхалию. Вот насколько наши предки были уверены, что они – последние жители этой грешной земли. Да и внешние события давали все основания для такого отношения к истории, – за четыре десятка лет до того, в 1453 году, произошла катастрофа вселенского масштаба – пал Второй Рим, центр христианской ойкумены. Мир, как казалось, шел к своему концу.
Четверть века назад многие из нас переживали нечто подобное с большей или меньшей остротой. Тогда тоже пала великая держава, 25 миллионов русских оказались отделены государственными границами от России, на окраинах пышным цветом расцвела русофобия. «Чемодан, вокзал, Россия» – гремело на митингах в Закавказье, Средней Азии, Прибалтике, Молдавии и даже на Украине. А в Чечне русских просто выгоняли из домов, грабили, насиловали и убивали. Последние времена и впрямь.
Однако как и в 1492 году, несмотря на многочисленные пророчества, в 1992 году конец света не наступил. В России по милости Божией, по молитвам наших подвижников не произошло даже полноценной гражданской войны, которую очень хотели развязать определенные силы. Расстрел Верховного Совета в начале октября 1993 года унес жизни нескольких сот человек (есть разные данные), но не перерос в полномасштабную братоубийственную войну, как в начале ХХ века.
Как был преодолен апокалиптический кризис в конце XV веке мы доподлинно не знаем. Знаем только факты, – что в начале XVI века была одержана победа над ересью жидовствующих, что в это время власть Москвы признали все русские земли, что в первой четверти XVI века была окончательно сформулирована историософская концепция «Москва – Третий Рим» в письмах старца Елеазаровского монастыря Филофея к Великому князю Василию III, отцу первого русского царя Ивана Васильевича Грозного. А вот какой была духовно-интеллектуальная атмосфера судить трудно.
О конце ХХ века судить проще, многие из нас были современниками событий. Когда в 1992-1993 году апокалипсиса не случилось охваченное эсхатологическими настроениями общество (небольшая, но серьезно влиявшая на умы, часть церковного народа) выдвинула идею, что конец времен немного сдвинулся и все случится в 1999 году – в канун третьего тысячелетия от Рождества Христова, в год в котором присутствуют «три перевернутые шестерки». Но в 1999 году к власти пришел Владимир Путин. Начиналась новая эпоха…
Современные эсхатологические ощущения, разумеется, основаны не только на пророчествах, но прежде всего на множащихся вокруг нас признаках конца времен. В окружающей нас жизни все больше и больше таких примет: гомосексуализм стал нормой в некогда христианских обществах Западной Европы, законодательно закрепляется эвтаназия, внедряется не только суррогатное материнство, но и зачатие в пробирке, принимаются законы, разрушающие семью через ювенальные технологии, всерьез обсуждается поголовная чипизация населения, т.е. присвоение номеров, повсеместно распространяются эксперименты по клонированию живых существ. Человек не только активно разрушает Богом созданный мир и порядок жизни, но и пытается стать на место Бога в попытках создать интеллект и самою жизнь.
Однако, известно, что острые эсхатологические чувства русское общество переживало не только четверть века назад и в конце XV – начале XVI века, но и во время Смуты начала XVII века, раскола и Петровских реформ конца XVII – начала XVIII веков, в начале XIX века во время нашествия Наполеона, во время второй русской смуты начала XX века. В канун революции 1917 года об этом размышлял выдающийся русский философ и богослов Лев Александрович Тихомиров: «Антихрист всегда готов явиться, как только его пустят сами же люди. Настоящее время, например, имеет множество признаков конца века, и правы нравственно те, которые предупреждают нас: “Дети, последние времена”… Эти времена действительно последние, по, собственно, характеру, по напряжению силы зла и по ослаблению стремления людей к Богу. А последние ли эти времена по сроку, хронологически? Этого, мне кажется, нельзя знать. Думается, что если бы свободная воля людей воспрянула снова, хотя бы пораженная гнусным видом мерзости запустения, и устремилась бы снова к Богу, то антихрист, уже совсем готовый войти в наши двери, был бы снова отброшен в свою бездну … до более благоприятных условий». Так, кстати, и произошло в ХХ веке.
Но что мы имеем сегодня? В церковном сообществе, т.е. в той среде, которая по самой своей сути должна быть не только самой надежной опорой Президента Владимира Путина, начавшего курс национального возрождения, но и духовно-интеллектуальным авангардом этого нового курса, утвердилась идея – «мы живем в последние времена». Возникает законный вопрос: что мы, православные русские люди, можем предложить нашему национальному лидеру? Идею о том, что он – «Президент последних времен»? Что его задача – не развитие страны, а удержание и сохранение того, что есть? Ну какое может быть развитие в последние времена?!
В связи с этим мне вспоминается одна историческая аналогия. Когда Александр III после убийства своего отца стал Императором Всероссийским, огромное влияние на него имел один из умнейших людей того времени выдающийся русский мыслитель и государственный деятель Константин Петрович Победоносцев. Он был действительно глубочайшим мыслителем, очень тонким собеседником (к нему в гости хаживал Федор Михайлович Достоевский), вопреки тому, как его с нелегкой руки Александра Блока до сих представляют: «Победоносцев над Россией простер совиные крыла». Но Константин Петрович был просто охвачен апокалиптическими предчувствиями, он даже женился, когда ему было за пятьдесят. По поводу метафизического скептицизма Победоносцева зло, но точно выразился его современник знаменитый граф Сергей Григорьевич Строганов: «Не завидую я Государю, его окружают одни ничтожества и Победоносцев, который всегда знает как не надо делать, но никогда не знает как надо». В итоге Император Александр III, который желал войти в историю как преобразователь и реформатор (как желал всякий серьезный правитель России), приблизил к себе Сергея Витте, который смог предложить план преобразований. Того самого Витте, который в 1905 году продавил Манифест 17 октября, открывший «ящик Пандоры» для России. Того самого Витте, который сыграл ключевую роль в раскачивании ситуации в России в царствование Царя-Мученика Николая.
Сегодня мы недоумеваем, почему Президент Путин, решительно поворачивающий руль государственного корабля вправо, держит около себя либералов? Может быть, не в последнюю очередь поэтому? Может быть потому, что мы, православные патриоты, не можем предложить ему идеологию развития? Напомню, что именно об «идеологии развития» говорил Владимир Путин в Валдайской речи 2013 года, когда впервые с высокой трибуны была провозглашена необходимость национально-государственной идеологии для России.
Сколько еще Господь отпустит нашей планете, когда наступит конец, – нам никак и никогда не узнать. Наше дело смиренно трудиться на своем поприще, помогать нашему национальному лидеру Владимиру Владимировичу Путину возрождать страну, а не пытаться подсчитывать времена и сроки. Уже столько раз наши предки в этом ошибались… Тем паче, что и Сам Спаситель нам определенно указал: «Не ваше дело знать времена или сроки» (Деян. 1: 7). А народ русский прекрасно сформулировал эту идею в мудром изречении: «Помирать собрался, а рожь сей».
Анатолий Степанов, гл. редактор «Русской народной линии», председатель «Русского Собрания»
comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике Мнения


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.