Реанимация

255
Что не так в российском образовании

Георгий Малинецкий

Войны выигрывают не генералы, войны выигрывают школьные учителя и приходские священники. Отто фон Бисмарк

 

Ни для кого не секрет, что единое образовательное пространство страны силами “реформаторов” развалилось. Детей учат разному и по-разному. Например, официально утверждено около десятка программ начального образования. В 2021 году президент РФ обратил внимание на необходимость единого учебника истории, рассматривающего XX век. Но этого учебника до сих пор нет. История преподаётся по 86 учебникам. И не так давно один почтенный академик объяснял такое положение тем, что учёные пока не уяснили, какую же историю хочет видеть руководство страны.

Такой же профанацией являются электронное образование и контрольные по телевизору. Отдельная большая неприятность — единый государственный экзамен (ЕГЭ), на подготовку к которому тратятся последние два года школьной жизни.

По этой причине родители находятся в отчаянном положении. В большой степени они должны заменить собой школу. Образование у нас до сих пор трактуется как услуга, организовать и приобрести которую должны родители. Это дорого и неэффективно. В начальной школе родителей спрашивают, по какой программе они хотят учить детей. Но это должны знать профессионалы, а не родители! Организация работы учеников отсутствует. Если добросовестно делать всё, что задают, то этим надо заниматься круглые сутки.

Электронное образование противоречит здравому смыслу и медицинским нормам. Образование — это диалог. Хороший учитель, общаясь с учениками, понимает, что, кому и почему непонятно. Электронное образование — монолог. Ведущие западные учёные открыто говорят, что электронное образование — для бедных. Кроме того, исследования утверждают, что дети могут очень немного времени проводить у компьютера. Нарушение этих норм может иметь серьёзные последствия. Почему Минпрос это игнорирует?

Проклятием многих семей являются компьютерные игры и “ТикТок”: дети живут не в реальном, а в виртуальном мире.

У родителей много вопросов. На что обращать внимание при воспитании? Какая сфера деятельности подходит ребёнку? Каковы его наиболее сильные и слабые стороны? В 1990-х годах в школах учредили должность психолога, который и должен был выяснять эти вопросы. Но в процессе “оптимизации” от части сотрудников пришлось избавиться — избавились, в частности, от большинства психологов.

Кроме того, мы столкнулись со специализированными классами, с феноменом ранней специализации. Это приводит к тому, что ученики физматклассов часто ничего не знают о гуманитарных науках, а гуманитарии — наоборот. А в старших классах нередко выясняется, что школа ничему не научила и для того, чтобы сдать ЕГЭ, надо нанимать репетитора.

Чему и как учить — отдельная проблема. Учебников — море, чётких ориентиров нет.

К российскому образованию прильнули случайные люди, разыгрывающие карту электронщины и вытеснения людей из школ. Один из них — председатель правления Сбербанка Герман Греф со своими “сберклассами”. На Петербургском международном экономическом форуме он говорил: “Нужно уходить от напичкивания знаниями в школе, потому что сегодня носителями знаний, носителями информации являются компьютерные системы… Школа должна стать школой навыков. Знания нужно перенести в возможность получать их школьниками в ходе самоподготовки”.

А с 2010 по 2020 год руководителем Департамента образования Москвы был И. И. Калина. В настоящее время он возглавляет кафедру педагогических технологий факультета педагогического образования МГУ. Много удивительных дел совершил он на прежнем посту. Одно их них — “слияние” по пяти школ в одну и присовокупление к ним “для оптимизации” детских садов. Вот что говорил этот “выдающийся деятель” в 2013 году: “Какой огурец в хороший рассол ни попадёт — маленький, большой, свежий, малосольный, происходит усреднение, все становятся одинаково хорошими солёными огурцами. Поэтому не страшно даже слияние обычных школ с девиантными: если подростков с асоциальным поведением помещать в хорошую социальную среду (прежде всего школьную), то они тоже станут достойными учениками”. Не случайно в своё время по Москве прокатилась волна митингов с требованием уволить Калину, который сравнивает наших детей с солёными огурцами, а школу с банкой рассола.

В стране не хватает 250 тысяч учителей, доля молодёжи среди них не увеличивается. К тому же зачастую приходит претендент, и выясняется, что он сам не может хорошо написать контрольную по ЕГЭ, очевидно, и школьников он научить этому не сможет.

В высшей школе мы пытаемся провести удивительный эксперимент — дать высшее образование тем, кто не имеет среднего. Люди, которые должны заниматься гиперзвуком и ядерными реакторами, слабо знают школьную физику и совсем не знают институтскую. Практически нет знания химии. А какой инженер без знания свойств материалов? Отсутствуют познания в гуманитарных дисциплинах. Когда такой “специалист” приходит на работу, то руководителю приходится решать, как, чему и где его доучивать.

Восточная мудрость гласит: “Хочешь победить врага — воспитай его детей”.

Не будем говорить о политике. Но на вопросы наших детей, почему страна наша, имея треть всех мировых минеральных ресурсов, находится по валовому внутреннему продукту (ВВП) на душу населения на 87‑м месте в мире, почему живём бедно, приходится отвечать.

В своё время экономика в СССР была на втором месте в мире. Сейчас достижения России намного скромнее. Посмотрим на валовый внутренний продукт, например, в 2019 году: США — 21,43 трлн долл., 21,42% от глобального продукта; Китай — 14,34 трлн долл., 16,34%; Япония — 5,08 трлн долл., 8,79%; Индия — 2,81 трлн долл. и 3,28%; Германия — 3,85 трлн долл., 4,38%; Великобритания — 2,53 трлн долл., 3,22%; Франция — 2,72 трлн долл., 3,09%. Показатели России — 1,7 трлн долл., 1,94%.

Как же мы дошли до жизни такой? Дело в том, что Россия является объектом огромного исторического эксперимента, связанного со сменой социального строя — социализма на капитализм. Произошёл отказ от многих прежних смыслов и ценностей, глубокое изменение жизнеустройства. Сильную, ведущую индустриальную страну с наукой и образованием превратили в донора минеральных ресурсов и людей для более развитых или быстрее развивающихся стран. Это и определило судьбу российского образования. И соответственно — наши с вами сегодняшние задачи.

В нашей школе было много реформ: гуманизация, гуманитаризация, информатизация, егэзация, болонизация, интернетизация и много иных. Все они вели к ухудшению качества образования. В историю вошёл перл бывшего министра, а ныне советника президента А. А. Фурсенко: “…недостатком советской системы образования была попытка сформировать человека-творца, а сейчас задача заключается в том, чтобы вырастить квалифицированного потребителя, способного квалифицированно пользоваться результатами творчества других”. Д. В. Ливанов в бытность свою министром образования говаривал, что надо готовить людей, способных пользоваться технологиями, придуманными другими. Очевидно, эти другие лучше учились в школе.

Возможно, такое положение в образовании поддерживается умышленно, потому что у тех, от кого это зависит, есть понимание: если у нас будет много квалифицированных профессионалов и для них не будет работы, то они постараются изменить такое положение дел. А это уже социальная нестабильность.

Война на Украине и 10 тысяч санкций, наложенных на Россию, показали, что высокие технологии крайне важны и полноценное образование является необходимым условием нашего существования в современном мире.

В стратегии развала отечественной школы выделю три ключевых направления.

Первое. Переход от предметоцентрической к личностно ориентированной школе. В советской школе принципиальную роль играло получение знаний, умений, навыков. Ученика оценивали по тому, насколько хорошо он освоил преподаваемые предметы, а учителя — по тому, хорошо ли он владеет тем, что преподаёт и может ли обучить этому школьников. Советскую педагогику крушили утверждением о том, что она не учитывает в должной степени личность и уникальность учеников, что она должна помогать им найти себя, разбираться, как сделать их счастливыми и довольными, и иметь дело с “универсальными учебными действиями”.

Среди теоретиков развала можно выделить А. Г. Асмолова: “Усвоение стандартов — это усвоение нового поведения школьной жизни в мире, где ключевыми вызовами являются вызов неопределённости, сложности и разнообразия… Как понять логику изменения изменений? …Мы ищем технологии реализации стандартов через электронные образовательные среды…

Пришли времена неопределённости. Мир Яна Амоса Коменского с дискретной поурочной системой образования при всей его великости имеет исчерпывающие диапазоны в наши дни… Образовательные стандарты — это атомный или космический проект для России… Моё кредо — это движение от культуры полезности к культуре достоинства”.

Впрочем, другие люди тоже постарались: “Если бы я был главным волшебником страны, то во благо образования перестал бы врать. Я бы сделал, чтобы школу рассматривали как место для создания условия для продвижения по своему пути… Демократически воспитанный человек — это не тот, который делает то, чего хочет, а тот, который может ставить себе границы. Границы хорошего и плохого, границы поведения в разных ситуациях, границы между знанием и незнанием”, — писал директор Школы самоопределения А. Н. Тубельский.

Здравый смысл подсказывает обратное. И наука, и образование — это школа определённости, выявляющая и объясняющая наиболее важные причинно-следственные связи.

Второе. Разрушение единого образовательного пространства.

Советская школа была единой: вся страна училась по одному общему учебнику, в спецшколах был учебник повышенной сложности. Это позволяло иметь отличную методическую работу: достижениями лучших учителей могли пользоваться все педагоги. Она давала целостный, системный взгляд и позволяла заложить основы мировоззрения. Страна всерьёз относилась к образованию: многие учебники были написаны выдающимися учёными.

После советского прорыва в космос американский президент Джон Кеннеди говорил: “Советы обогнали нас в космосе за школьной партой”. По его инициативе в США были начаты серьёзные реформы в области образования и в инновационной сфере оборонного комплекса.

Как же развалить отлично работающую систему? Очень просто — следовать римскому императиву: “Разделяй и властвуй”. Нужно породить огромное число программ и учебников. И — новаторы, новаторы и ещё раз новаторы. Конечно, поиск нужен и в педагогике. И тут необходим контроль, мониторинг, анализ, речь-то идёт о судьбе наших граждан — людей будущего. Если этого нет, то получается разброд и шатание. Культура — это прежде всего система ограничений.

Советская школа давала шанс каждому ученику получить полноценное образование. Нынешняя школа разделяет людей. В 95% школ мы готовим “людей общества потребления”. Вместо целостного образования — мозаичная структура знаний: всё ни о чём и ничего обо всём. Электронная система образования превращает такие занятия в полный абсурд.

Однако есть и несколько процентов сильных школ, где учатся дети очень богатых родителей или яркие, талантливые дети. Там минимум “электроники” и серьёзное отношение к каждому ученику. Как заметил директор одной из таких школ: “Наша цель — выйти на уровень советской физматшколы”.

Третье. Узкая специализация — проклятие российской школы.

Индустриальная эпоха, из которой сейчас ведущие страны переходят в постиндустриальную реальность, породила иллюзию, что очень важна узкая специализация и подготовка людей, которые знают “всё ни о чём”. Но ранняя специализация, натаскивание на ЕГЭ, репетиторство “вырезают” очень немногое из нормального школьного образования. То же самое происходит и в вузах.

Подготовка к поступлению в конкретный вуз была очень существенным этапом в советской школе, как и приём людей, из которых можно подготовить полноценных специалистов. Выпускной экзамен из школы и вступительный в вуз необходимо разделить! России надо вернуть образовательный суверенитет, не пытаясь подражать чужому или играть роли, написанные другими!

В условиях развала системы образования главный учитель вашего ребёнка — не школьные педагоги, не интернет и не репетитор, а вы.

Это первый и очень серьёзный вызов, которого не было у предыдущего поколения. В первом приближении ребёнок будет знать и уметь то, чему вы его выучите. И главный воспитатель — тоже вы. Чем больше усилий в дитя будет вложено, тем в большей мере оно будет вашим, а не “компьютерным”.

Почти всё время, проведённое ребёнком в компьютерном мире, является потерянным. Родитель должен помочь ребёнку жить в реальном, а не в виртуальном пространстве.

Основная функция компьютеров в современном мире — не экономическая, а социальная. Она состоит в сжигании свободного времени миллиардов людей. Важно осознать, что компьютер для школьников — средство, чтобы отвлекаться и развлекаться. Контроль тут почти невозможен.

Компьютер — замена родителей и друзей. Библия советовала возлюбить ближнего как самого себя. Компьютер даёт возможность возлюбить дальнего, естественно, за счёт ближних. Он вводит детей в призрачный мир странных чужих людей…

Помогите ребёнку вырасти и стать взрослым.

Счастье для родителя, когда его ребёнок становится ответственным, уверенным в себе человеком, на которого можно положиться. Для этого среди прочего надо регулярно разговаривать с ним на темы, которые волнуют его, вас и Россию. Масштаб человека определяется проблемами, которые его волнуют.

Мы столкнулись с удивительной ситуацией: одни молодые люди сейчас умирают, защищая наше Отечество, а для других Россия — просто штамп в паспорте и территория, с которой “надо валить”. Мы живём в эпоху перемен, когда “работа родителя” является очень ответственной, когда нельзя плыть по течению и надо чаще представлять, каким взрослым станет наш ребёнок и какую ответственность он возьмёт на свои плечи.

Формированием родительских сообществ мы добьёмся большего.

Одно из главных слов XXI века — самоорганизация. Теория самоорганизации — синергетика (от греческого “совместное действие”) — становится всё более популярным междисциплинарным подходом в науке, при разработке высоких технологий, в гуманитарной сфере. В той или иной степени к образованию в России имеет отношение более 70 миллионов человек. Образование — ключевая функция государства. Достаточно потерять или одурачить одно-два поколения, и страны не будет.

Родители — огромная сила, очень важно объединение и выработка единого мнения по ключевым вопросам.

Формирование единого образовательного пространства: один учебник по каждому предмету для всей страны плюс один учебник повышенной сложности.

Надо противостоять политике образовательных властей “Разделяй и властвуй”. Надо вернуть сильную методическую работу в среднюю школу. Единое образовательное пространство в школах сегодня — залог единства России завтра.

Жёсткие ограничения в отношении использования электронных средств в школе и пересмотр содержания образования положат конец электронному обучению.

Реформаторы утверждали, что они берутся за организацию учёбы и не касаются содержания. Но и этого оказалось достаточно, чтобы развалить среднюю школу. Образование должно учить важному и полезному, а не абстрактному и ненужному. Нам нужен сильный средний школьник, а не только таланты. Пока ситуация ухудшается. В течение ряда лет в России проводится Международная программа по оценке образовательных достижений учащихся, в которой участвуют около 80 стран (Programme for International Student Assessment, PISA). Программа выясняет, как умеют применять полученные знания 15-летние школьники по математике, физике, естественным наукам и чтению на родном языке. Если в 2000‑х годах наши ребята были в третьем десятке, то сейчас — в четвёртом. Впереди оказываются школьники из тех стран, где осуществляется научно-технический порыв: Китая, Южной Кореи, Сингапура, Финляндии.

Наша школа разгромлена, и надо говорить не о её реформировании, а о реанимации.

Школа должна готовить творцов и созидателей, способных двигаться вперёд, готовых к коллективному труду, а не “квалифицированных потребителей” созданного другими.

В нынешней школе делается акцент на индивидуальных достижениях ребят, мы готовим “кустарей-одиночек”. А жизнь показывает, что вперёд прорываются группы единомышленников, готовые вместе трудиться ради воплощения своего замысла.

Необходимы отмена ЕГЭ, изуродовавшего среднюю и высшую школу, отмена “болонизации” высшей школы и переход к подготовке специалистов.

Болонизация принималась, чтобы облегчить нашей молодёжи отъезд за рубеж и чтобы “угодить” другим странам. Сейчас надо озаботиться подготовкой полноценных специалистов для нашей цивилизации — мира России.

Необходим отказ от инклюзивного образования.

С детьми, имеющими особенности развития, должны работать не рядовые учителя, а профессионалы, имеющие специальную подготовку и владеющие современными технологиями в этой области.

Нужно изменение стратегии образования России.

Наша страна должна перейти сейчас от государства — сырьевого придатка ведущих стран на уровень сильных, самостоятельных, активно развивающихся держав. Для этого с нынешним образовательным развалом в России надо покончить, а людей и организации, создавшие и благословившие распад отечественной школы, надо отстранить от этой сферы.

Необходимо изменение роли и функции учителя в школе, в обществе, в нашем сознании.

У общества, которое не ценит и не уважает своего учителя, нет будущего.

Мечта должна вернуться в школу!

Большие цели дают большие силы. Русская мечта веками давала нам силы, поддерживала и вела вперёд. И эту традицию надо сохранить. Сейчас фэнтези вытеснила научную фантастику. Но фэнтези — это то, что не может состояться, это будущее в прошлом. Но будущее должно быть в будущем! Это даёт полёт и ориентиры. Мечта должна вернуться в школу! В России прекрасная школа научной фантастики, да и учёным есть что рассказать о тех горизонтах, куда они идут.

Не так давно китайцы были озабочены недостаточной изобретательской, инновационной активностью своих учёных, инженеров, руководителей. Они решили выяснить, почему в США дела обстоят лучше. Оказалось, что руководители крупнейших инновационных компаний — любители научной фантастики. Китайцы учли этот опыт.

В своё время на ночь папа читал мне книги, многие из которых были фантастическими.

— Но ведь этого нет и не будет! — иногда говорил я ему.

— Будет или нет — зависит от многих людей, и от тебя тоже. Я на тебя надеюсь.

Так и надо говорить нашим детям. Будущее должно состояться!

Заставка:   pixabay
Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях:
Материал из рубрики: