Разведка кончилась? Взгляд из провинции



Президентские выборы расставили все точки над «i». Теперь общество спрашивает себя и власть – а что дальше? В стабильность застоя или развития? Разные маршруты прописывают стране.

Проторенные, спорные, парадоксальные. Председатель попечительского совета фонда «Русский предприниматель», сопредседатель Екатеринбургского отделения Всемирного Русского Народного Собора Сергей Писарев предлагает заканчивать разведку и строить ковчег. 

Неотлитый колокол

Нашу страну кидали в пропасть не раз, и все через идеологию. 1917-й – уничтожили монархию, сначала дискредитировав строй, социально и экономически раскачав через разные схемы. По тем же сценариям в 1991-м упала Сверхдержава, еще до выстрела.

Теперь момент серьезнее: если в 1917 и 1991 годах была идеология, плохая ли, хорошая, то сейчас ее нет. В качестве идеологии есть некая идея. Она суррогатная, ни капиталистическая, ни социалистическая, она сложилась из обломков прежних – без структурных стержней. Эту идею скрепляет Путин. Есть у нее плюсы, но их намного меньше, чем минусов, – спектры монархической и социалистической идеологий были значительно богаче, а сами они – монументальней.

Катаклизмы каждый раз возникали тогда, когда, казалось, нет причин для беспокойства. В 1917 царь не верил в крах самодержавия, проводил больше времени на фронтах, чем в столице. Полыхнуло так, что до сих пор разбираем завалы. В 1991 казалось, что СССР мощно раскручен, подавляющее большинство жителей – за сохранение Союза, Горбачев вот-вот реформирует империю, и пойдет она семимильными шагами. Продуктов нет – временные трудности, всё решим. Но все пошло по-другому и в считанные дни не стало Сверхдержавы.

Сейчас та же опасность. Есть политтехнологи, они работают на власть. Должны работать. Но предложить им нечего, у них кризис идей. Политтехнологи при власти есть, но нет идеологов. А с властью, между тем, борются идеологически, по ту сторону – мощные фигуры и идеологии. Это напоминает бой на ринге, где по углам разведены боксер-тяжеловес и балерина. Танцует она, может, и хорошо, только не туда вышла, правила другие.

Нужны осязаемые вещи. Попробую их сформулировать. Еще недавно Владимира Владимировича называли гением разведки, потому что никто не мог понять, за кого он. Сейчас та сторона видит: он никакой не «западник», не за пост-нео-империалистов, значит он плохой. Теперь все чаще рядом с ним ставят слово «диктатор». Всё, разведка кончилась. Чтобы нас не держать в неведении, ему надо сказать: «Да, я раскрываюсь. Я за патриотов, за промышленность, за военных, крестьян, учителей и врачей». Надо четко и энергично поляризоваться. Хотя частично он это сказал в своих статьях, но по-прежнему в клинче: они его «запеленговали», а мы нет. Да и не все читают программы. А вот счета за услуги ЖКХ, цены в магазинах и заправках – все.

Ему надо делать заметные, понятные и энергичные действия. Предложение об использовании для нужд госчиновников автомобилей только российской сборки в сегодняшней ситуации – выше всяких похвал и в экономическом и эмоциональном смысле, так как количество Мерседесов Ауди, БМВ с госномерами на улицах наших городов вызывало у многих людей плохо преодолимые желания «взяться за вилы». «Налог на роскошь» и борьба с оффшорами уже обсуждаются – только бы их не «замылили». К слову, в «Национальном прогнозе» почти два года назад мы предлагали ввести налог на сверхдоходы (прогрессивный налог), который давно и успешно работает в скандинавских странах. Врач или учитель платит налог с зарплаты 13 процентов, а Дерипаска или Абрамович с дивидендов, на которые они живут, платят государству девять. Вот о чем должна идти речь. Уход в полемику о «налоге на роскошь» – это лукавый ход сверхбогатых граждан и пиар политиков. Способ спустить на тормозах инициативу президента. Хорошо бы резко снизить стоимость ГСМ внутри страны и тарифы естественных монополий, решительно «отпрессовать» жуликов в ЖКХ. Не говорить о том, что будет, а сделать то, что люди увидят и почувствуют сейчас. Ресурсы есть. Да, олигархам будет неприятно. Но вариантов, кажется, нет.

По кадрам должны быть предприняты решительные действия. Убрать тех, кто является многолетним раздражителем большинства людей в стране, агентом влияния каких бы сил они ни были. РОСНАНО мог бы возглавить известный всему миру ученый-патриот или космонавт. Один такой ход уже сделан – назначение Рогозина. И таких знаковых ходов надо сделать несколько: в частности, Глазьева можно пригласить на финансово-экономический блок.

Необходимо создать идеологический институт патриотического, государственнического толка, может быть на базе Российского Института Стратегических Исследований (РИСИ). Собрать не политтехнологов, а ученых и мыслителей – патриотов и философов, которые с утра до ночи, поскольку сверх-идеи у государства нет, будут выдавать на-гора идеи. Как пел Александр Башлачев: «Если нам не отлили колокол, значит, здесь время колокольчиков». Этот национальный супер-генератор мысли и смыслов, этот институт, который соберет в мозговой центр философов-патриотов, власти придется не прятать стыдливо, а содержать. В таком институте необходима служба, которая понимала бы, что такое Интернет и чтобы наши спецы тоже грамотно троллили. Иначе Интернет-аудиторию мы не просто потеряем – чудить она начнет так, что мало не покажется, и гораздо раньше, чем можно предположить. Китай это понял с самого распада СССР и сделал выводы, а мы ни на своем, ни на чужом опыте не учимся.

Также власти надо принять и кадровые решения по «главным калибрам» СМИ, чтобы их возглавляли люди, четко позиционируемые как патриоты, государственники, идеологи-профессионалы, обладающие высокими моральными качествами. Необходимо через СМИ целенаправленно внедрять культ патриотизма среди детей и молодежи. Но делать это умно. Главные телеканалы до 4 декабря проявили себя скорее рупорами оранжевого переворота, чем арматурой, скрепляющей общество. Сказал Дмитрий Анатольевич Медведев про новое «Общественное телевидение», но мне почему-то кажется, что пролезут в него не патриоты, а те, кто понаглее и глоткой помощнее.

И еще немаловажно для власти. Если хотите, чтобы вас понимали и доверяли, меняйтесь. Только тогда население поверит. Это касается и депутатов, и мэров, и губернаторов, и президентов. Начнем, как говорится, сверху. Интернет переполнен сплетнями (или не сплетнями) про семейные отношения Путина. Это уже нельзя игнорировать. Власть, которая вроде бы искренне призывает, мобилизует, и оставляет при этом двусмысленность, внятного отклика снизу не получит. «Вымалчивание» личной жизни, уже ставшей достоянием миллионов, подрывает авторитет власти. Нужна ясность. И здесь надо тоже заканчивать разведку. Население не осудит, если человек развелся и женился. Порадуется, если у семейного очага всё в порядке. А с нынешним «шлейфом» многих высших руководителей страны какой может быть личный пример, какая борьба с коррупцией, мораль, семья?

Чиновник: рак и бобр

Главная проблема для нашей страны – чиновничество. Не само по себе, а как оно работает. Сегодня чиновник экономически заинтересован затормаживать свою функцию. Если он ее выполняет, то получает только оклад. Обратились, вопрос решил, тема закончилась, получил зарплату. А если функцию не выполнять, то появятся просители. Чем больше людей в коридоре, тем больше доход. А всего-то надо поставить барьеры, организовать запруду.

Для государства и общества должен быть лучше тот, кто больше принес пользы. Самым богатым должен быть самый полезный. Но у кого повернется язык назвать «самыми полезными» для России Абрамовича, Ходорковского или министра, отвечающего за разбитые дороги и падающие самолеты? Сегодня же главный лозунг общества – обогащайтесь. Чиновник живет в этом императиве. Он больше функций замыкает на себя, чтобы еще больше зарабатывать. Набрав и навыдумывав функций втрое больше разумного, он плодит замов и новые ветви себе подобных. Ставя, как бобры, плотины, они «развиваются» дальше, берут на себя еще и еще.

Чиновничий аппарат превратился в раковую опухоль, не в смысле онкологии, а в смысле неуправляемого роста. Доктор в лице, скажем, руководства страны или общества, ничего сделать не может, лекарств нет. Опухоль живет своей жизнью, врачи – своей, считая, что их припарки и прижигания приносят терапевтический эффект. А система превратила чиноопухоль уже не в болезнь, а в особо живущую и саморазвивающуюся субстанцию. Боремся с простудой, а надо – с онкологией.

Богатый чиновник – это тот чиновник, который не выполняет свои задачи. Бедный – тот, кто выполняет. Главная проблема в чиновничьей коррупции заключается не в экономике, и даже не в том, что бюджет воруют, а в том, что пораженный орган плохо выполняет функции управления. Опухоль распространяется на госимущество, на оборону, на прокуратуру, милицию, медицину, образование – на всё. Если принять, что госаппарат доведен до состояния раковой опухоли, то придется согласиться, что она лечится только операционно. Законодательно нужно закрепить норматив количества чиновников. Выше, например, определенного процента от численности населения страны чиновников по определению быть не должно. И это записать в Конституции. А там уже думать, как стимулировать или наказывать. Но когда норматив по количеству чиновников перекрыт в десять раз, неуправляемость и коррупцию не одолеть. Если в «рыночной» России чиновников в процентном отношении стало больше, чем в «бюрократическом» СССР – у государства шансов нет.

Чиновничество, раздуваясь, начинает уничтожать живое. Врачей и учителей каждый «хомячок-чинуша» топит в отчетах. Чиновник становится главным врагом врача или учителя, которые непосредственно лечат или учат. Спросите учителя или врача, какой самый страшный сон? Отчетность. Им не до ученика или больного, они пишут мантры, которые никакого отношения к воспитанию, просвещению или лечению не имеют, но как воздух нужны для вышестоящих министерств и ведомств. Раковая опухоль пожирает живые клетки в своих же телах. Путин сказал как-то, что коррупция в оборонно-промышленном комплексе – это не просто украденные деньги, а государственная измена. Совершенно верно, но почему только в оборонке?

Презумпция виновности

Россия в мире всегда считалась защитницей, она воевала не только за себя, но и за сербов, за греков или болгар – за справедливость, гоняли американцев за работорговлю. Россию называли мировым жандармом, имея в виду не околоточного с дубиной, а защитника слабого от хулигана. Россия была удерживающей силой. В 1914 году нас вынудили воевать не за справедливость, а за то, что никто внутри страны так и не понял. Нападение на Германию объяснили обязательствами перед союзниками. С Германией у нас не было ни геополитической конкуренции, ни споров за территорию и колонии, а с Англией были. Нас с Германией умело стравливали, и мы, осерчав, подписали бумажки и встали на стороне наших лобовых конкурентов. Массовые дезертирства из армии впервые в нашей истории начались в том числе и потому, что народ так и не понял – чего это мы туда попёрлись, за кого кровь льем, что делим?

Сначала уничтожили идею, что мы сильные, дружные, справедливые, верные, слабых защищаем. Дискредитировали православие. Духовный и идеологический стержень ослаб, карточный домик рассыпался. То же случилось и в 1991 году, когда сначала обвалили коммунистическую идею, а потом через всякие «разоблачения» – веру в то, что общество хорошее и справедливое. Афганская война, как и Первая мировая, сработала как детонатор. Потом на борьбе с привилегиями взошел Ельцин, недовольство у всех кипело – дачи, «волги», спецбуфеты, сервелат избранным. Сегодня эти претензии могут вызвать лишь улыбку, но тогда людям внушили, что этот строй им не нужен.

Чтобы не повторять пройденного, в России должна устояться официальная идеология. Своей нет, мы идем в фарватере западной. Доросли мы или нет, определяют они. Мы еще не начали, а нам говорят – вы не демократическое государство, у вас права человека не соблюдаются. Берем их идеологию, понимая заранее, что автоматом получим не «пятерку», а «двойку». Не соответствуем. Тупик. Презумпция виновности.

В мире немало зла – наркотики, педофилия, педерастия, эвтаназия, много другого, что возмущает нормальных людей. Еще и пресной воды не хватает, почва вырождается, от жажды и голода умирают миллионы. Когда начнутся проблемы с газом, нефтью, углем (их запасы не бесконечны), это усугубит вызовы, потрясенные и испуганные народы перестанут считаться с границами и будут ломиться туда, где есть ресурсы. Исчезнут национальные культурные коды – то, что сейчас пытаются стереть и перемолоть европейцы и американцы. Не очень пока получается, но они стараются.

Одновременно с национально-культурным выхолащиванием идет подмена реального производства биржевыми спекуляциями, богатеют на процентах, курсах, валютах, акциях. Кто варит сталь или сеет пшеницу, в проигрыше. Богаты те, кто делает виртуальный продукт или печатает доллары. Всё больше богатств сосредотачивается у всё меньшего числа людей. Поляризация усиливается, это открыто признают все, и даже те, в чьих она интересах. В эту цивилизацию нас отчего-то втягивают как во благо.

Партстрой? Только сословный 

Структуры, концентрирующие финансовые ресурсы, и стоящие за ними люди и есть главные партийные строители. Но любая партия – это, прежде всего, идеология, по ним партии должны отличаться. Но ни в России, ни в мире партии по идеологии неотличимы. Чем, например, отличаются республиканцы от демократов в США, или консерваторы от лейбористов в Великобритании, даже сами американцы и англичане толком не знают. В «колыбелях демократии» борются не разные идеологии, а разные финансово-промышленные группы, стоящие за партиями. А у нас, чем отличается, например, ЛДПР от «Справедливой России»? В чем идеология ПАРНАСа? Большинство не знает. Лозунг внесистемной оппозиции «хоть кто, лишь бы не Путин», – это не идеология.

Так как проблемы у нашей страны одни, каждая партия делает вид, что предлагает новое решение. Но от увеличения количества партий ничего не изменится в самой системе. Мало партий – мало оппонентов, много партий – много оппонентов, только и всего. А идеи и предложения у всех одинаковые!

Партийное строительство в России – дань Западу. Мы, думаю, лишь «обезьянничаем». Власть после митингов оппозиции пошла на некоторые уступки, законодательно упростив процедуры создания политических партий. Многие уже подали заявления о регистрации, ориентируясь на новые правила. Но это не реальная реформа, а очередная политтехнология. Я считаю, что с появлением нового закона о политических партиях партийная жизнь в стране не изменится. Гарантии, что идеология появится от увеличения количества партий – никакой.

Этот законопроект мало что изменит в стране. Это его основной недостаток. Но и его основное достоинство. Если бы в России появилось несколько сильных идеологий, это привело бы к расколу. Вспомним 1917-й год. Именно тогда в России появились партии с сильными идеологиями. Их противостояние закончилось революцией и гражданской войной. Идеология в стране должна быть одна, она должна исходить от государства и быть принята абсолютным большинством населения. А сейчас каждая партия хочет защищать интересы какой-то группы населения (или – ФПГ), забывая про другие.

Думаю, что выборы в Государственную Думу должны проходить не по партийному, а по сословному принципу. Должны быть представители от военных, от врачей, рабочих, ученых, от предпринимателей, фермеров, пенсионеров, журналистов и прочее. Тогда будет меньше ошибок. Если голосовать по сословному принципу, то в каждой профессиональной среде своего кандидата избиратели знают, ведь в таких сообществах все достаточно тесно общаются между собой. Это не выбор кого-то «из ларца» – как могут знать, к примеру, аграрии Ставрополья, чем славен уважаемый в местной педагогической среде учитель, которого им предлагают выбрать? А при сословном принципе люди знают профессиональные и личные качества кандидата в депутаты, их гораздо сложнее обмануть.

Что же сейчас? Сейчас выбирают самого хорошего политика. Но вам же не придет в голову выбирать самого хорошего физика-ядерщика? А с политиком это почему-то считается нормальным. Выборы сегодня – это, в первую очередь, соревнование политтехнологий. И выбирают не в «здравом уме», а под действием пиара.

А единственная партия, которая нужна стране – это партия, в которой состоят носители государственной идеологии. Как она будет называться – все равно. Но и такая партия будет нужна на время, чтобы отдать свою идеологию государству и умереть.

По ковчегам!

Идеология эта должна объединять людей внутри страны и показывать снаружи, что мы интересны. Я бы назвал ее «Россия – Ноев ковчег человечества». Объясню, почему. Россия, кроме гигантских природных ресурсов, может предложить совершенно новую идею создания общества, где глобальные вызовы возводятся в ранг геополитики и нейтрализуются. Вам не нравится, что делается в Европе? Возмущает Содом и Гоморра там, где живете? Мы предлагаем территорию, и любой народ – финны, немцы, ливийцы и прочие, кто готов жить своей общиной, но по нашим законам, милости просим в Россию. Язык и культуру у вас уничтожают? Здесь сохраните свои корни, язык, традиции, мораль. Высыхаете без воды, пропадаете без земли, устали от бездуховности? Занимайтесь здесь производством, развивайте свои города и села – вот вам земля, лес, водоемы, дороги, дома, ресурсы. Миллионы и миллионы пустующих гектаров. Но, конечно, на определенных условиях, приемлемых и выгодных для России и ее коренных народов.

В итоге предлагается на новых землях организовывать поселения, в среднем тысяч на десять человек, где есть храм, школа, больница, градообразующее экологически чистое производство. У каждой семьи полгектара земли, чистая вода, продукты. То, что вы делаете – ваше, кушайте, живите, укрепляйте семью, свою общину и страну, которая вас приняла. То же самое, разумеется, и для россиян, желающих в корне поменять свой жизненный уклад. В первую очередь это касалось бы русских, которые являются государствообразующей нацией, но испытывающей самые большие демографические и духовные проблемы.

Но это не сработает, если не предложить нашей экономике уйти от основы, построенной на биржевой и банковской спекуляции. И не заняться в первую очередь производством. Наши средства и активы от продажи нефти и газа, лежащие в западных банках, нужно срочно направить на организацию производств в России того, за счет чего живет человек – одежды, еды, других ТНП, без которых нельзя. Дальше – запретить жить за проценты. Это Библия, Ветхий завет, Коран. Банки должны прекратить существование как структуры, зарабатывающей на перепродаже продукта, что произвело государство – денег. Банк должен беспроцентно обеспечивать финансирование полезных действий производителей. Давать и защищать деньги, помочь заводу заработать, фермеру трактор купить, что-то посадить, построить, и собрать обратно столько, сколько дал. Сегодня банки чаще не помогают строителям, фермерам, промышленникам, а уничтожают. Из-за процентов люди либо не берут кредиты, либо вместо развития разоряются, а банки забирают то, что разоренные успели нажить. Целые структуры в крупнейших банках ломают головы над тем, куда девать добро, конфискованное у тех, кто не может вернуть долги, зачастую в разы распухшие из-за банковских процентов.

Могут сказать: «Ну какие банки без процентов?» Но на Земле есть целый мировой регион, где нет банковских процентов. И не какой-то отсталый, а самый инвестиционно желанный – Ближний Восток. Если вы бывали, например, в Объединенных Арабских Эмиратах, то не могли не увидеть то, что банки там работают без ссудного процента. Исламская экономика стоит на той позиции, что деньги пахнут – например, вы не можете пользоваться финансами, полученными от производства и потребления алкоголя, проституции, порнографии и других растущих на людских пороках вещей. Такие финансовые учреждения работают в сорока государствах мира. Динамика развития исламских банков эффективно конкурирует с динамикой развития обычных банков. Исламский банкинг рвется в Россию. Может, не дожидаясь, нам самим разворачивать «православный банкинг»?

Нам надо не гнаться за Западом, а оглядеться и задуматься. Может не самые умные и необычные мы, просто у нас свой менталитет и мы самые большие. Если мы, большие, становимся в хвост маленькой Европы и изо всех сил туда принюхиваемся, у нас ничего не получится. Наш треколор рвем на части, кто куда, а флаг надо собрать. Нужно предложение, которое устроило бы и лебедя, и рака, и щуку. Всех нас, трёхликих, не объединить, предлагая лишь борьбу за демократию и права человека, потому что для большинства это вовсе не главные ценности жизни. Для России куда понятней «Справедливость».

От Путина ждут объединяющую концепцию. Каждый может помочь президенту в этом. Предложенная идея не бесспорная, но какая-то должна быть хотя бы для начала обсуждения! Мы предлагаем не только кардинально изменить свою жизнь, но и со всего мира собрать хоть понемногу, но лучших. Если у нас была одна нация, нам бы не поверили. Но Россия сохранила все свои нации, сохраним и другие. Поверят. Мы можем объявить всему миру, что, в отличие от Запада, мы хотим не размывать нации, языки, культуры, мораль и традиции, а наоборот, их аккумулировать.

…Нам показывают по телевизору, как политики или звезды помогают сохранить какой-то вид орла, гепарда или тигра. И это здорово! Но при этом допускается постепенное исчезновение целых народов. Насколько вообще такой мир жизнеспособен? Пора сообща строить ковчег, а закончившему разведку Президенту – принять эстафету у своего великого земляка – Императора Петра.

comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике ИДЕОЛОГИЯ, НАШИ ИДЕИ, ПОЛИТИКА


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях