Как люди ждали Спасителя на Земле



А Бог всегда был рядом и готовил народы к встрече…

К двум тысячам лет Рождества Христова, которое мы праздновали, кажется, совсем недавно, прибавилось еще двадцать, время летит не только быстро, но и стремительно уплотняясь событийно, так что поистине – «и дольше века» порой «длится день». В 2020-летие празднования воплощения Бога на земле будет, думается, небесполезно обратиться к поучительному исследованию о том, что для многих остается малоизвестным или вообще неизвестным – «что Отец Небесный пожелал, чтобы была облагодетельствована не только нива Израиля…но такое же благодеяние он соделал всей земле, приуготовав и прочие народы к встрече с Ним, возвещая спасительную весть через избранных Им Самим людей». Книга «Иисус Христос Ожидание народов земли», приуроченная к 2000-летию Р.Х., была издана в начале 2001 года, силами прихода Казанской иконы Божией Матери в Ясенево (Москва), при участии издательства «Синтагма», по благословению обители святителя Николая в Буразери (Святая Гора Афон), перевод с новогреческого Д.Кикоть. Автор труда, смиренно пожелавший остаться анонимным, говорит в предисловии: «Так как эта тема велика и интересна для самого широкого круга читателей, мы сочли целесообразным тщательно собрать те свидетельства, которые имеются в библиотеках Святой Горы и опубликовать их… в помощь тем, кто осознанно или неосознанно ищет» Христа.

Обратимся к этим свидетельствам, поразмышляем над ними, по материалам книги, в год 2020-летия Рождества Христова.

В ПУТЬ – ВМЕСТЕ С ВОЛХВАМИ

Конец декабря, утром  мороз под 20, еще темно, и тихо и пустынно, шагаю на раннюю службу, думаю по-житейски, что надо успеть сделать до праздника, до Рождества. Как всегда, оглядываюсь на бухту –  есть ли корабли? раньше было море огней – и неожиданно как-то вдруг сбоку над сопкой прорезает тьму – яркий острый полумесяц… И одна только на темном небе звезда над Каменным венцом, и  внезапная мысль о Святой Земле, где довелось бывать, и – о волхвах, которые уже идут сейчас, как мы шагаем в храм, шествуют в невидимом, но реальном мире, в  небесных координатах вечности…

…И видят тот же молодой остренький месяц. И остался уже позади просыпающийся город,  прощание с близкими, огни костров у ворот и приветственные напутствия стражников, а впереди – над пустынной мглой – яркая, живая, словно постоянно разгорающаяся Звезда… у которой нет названия.

Пойдем и мы с ними, перенесемся с далеких русских северов в Сирийскую, хоть и зимнюю, но хранящую тепло пустыню…

Ученые волхвы, восточные маги, «мудрые звездоблюстители», как и их учители, их предки – знали и говорили о том, что Звезда появится в то время, когда придет на землю некий великий Царь, который будет властвовать над всеми странами  в справедливости и радости, и люди повсюду станут счастливыми.

Наследники древних вавилонян, персы хранили эти священные предсказания со времен, когда израильтяне жили пленниками пять с лишним веков назад в этой стране, при великом царе Навуходоносоре (605-562 до Р.Х.), пророческий сон которого смог рассказать и истолковать лишь иерусалимский иудей Даниил.

Это был необычный, тревожащий сон, но сам Навуходоносор не мог вспомнить его, и надо было сначала раскрыть его содержание, а затем растолковать. Мудрецы, тайноведцы, гадатели, чародеи, халдеи, которые были созваны, сказали: Царь, мы можем разъяснить любой сон, но сказать, что тебе снилось, этого не сможет никто! (добавив, впрочем, – «кроме богов, которых обитание не с плотью»). Рассвирепевший Навуходоносор приказал истребить всех мудрецов вавилонских, в их числе и «пленных сынов Иудеи», и тогда, по молитвам Даниила, Анании, Мисаила и Азарии к Богу, эта тайна была открыта Даниилу.

Он поведал, что царю, который ночью на ложе размышлял, что станется после него со страной, был дан сон об огромном истукане, из золота, серебра, меди, железа и глины, «доколе камень не оторвался от горы без содействия рук, ударил в истукана», и тот рассыпался и превратился в прах, а камень «сделался великою горою и наполнил всю землю» (Дан. 2, 31-36).

Даниил разъяснил царю символику показанного в видении разрушения истукана, т.е. всесильного могучего царства Навуходоносора, которое унаследует Персидское царство (грудь и рука серебряные), потом на смену придет обширнейшая империя Александра Великого (чрево и бедра медные), потом преемники (диадохи) полководцы, разделившие империю на насколько государств (колени железные), «царство разделенное», двойственная (Восточная – Западная) Римская Империя, и вот «во дни тех царств Бог небесный воздвигнет царство, которое вовек не разрушится», простирающееся в вечности…

Ученые маги-волхвы, следовавшие караваном по пустыне за необыкновенной Звездой, были хорошо знакомы с историей еврейского народа, знали, что еще  двадцать два века назад Бог Всевышний выбрал жившего в Месопотамии праведника из семитского рода Аврама (сын Фарры из колена Евера, правнукаСима, первого сына Ноя), и после испытаний на веру и верность,  приведя его в землю, где должно было исполниться обетование, дал ему имя Авраам, и произвел от семени его новый народ, получивший именование евреев (одна из версий – от имени Евера), который просветил и приуготовил многими испытаниями, пророчествами и обетованиями о времени, способе и месте, где осуществится «скрытая от века и неведомая Ангелам тайна» Божественного Промысла.

 

«БЕДНЫЙ Я ЧЕЛОВЕК! КТО ИЗБАВИТ МЕНЯ ОТ СЕГО ТЕЛА СМЕРТИ?»

Мы знаем, что прародители своим грехопадением отдалили от себя милость Божию, после чего история рода человеческого стала трагедией,  отдаляющей несчастное человечество все дальше от Творца… Идолопоклонство, в самых невероятных, извращенных формах и видах, все более и более погружало мир  в тьму заблуждений и нравственного разложения. По словам апостола язычников Павла «славу нетленного Бога изменили в образ, подобный тленному человеку, и птицам, и четвероногим, и пресмыкающимся» (Рим.1,23). И далее пишет он в послании Римлянам: «нет разумевающего; никто не ищет Бога; все совратились с  пути, до одного негодны; нет делающего добро, нет ни одного» (Рим.3,11-12; Пс.52,3-4).

Непрерывные войны народов и племен между собой, массовые убийства людей, разорения городов, стран, государств (Каин, «где Авель, брат твой?»); рабство с его беспощадной жестокостью к человеку, любовь к сладострастию и роскоши…Учения философов, в тупиковых поисках смысла человеческой жизни, возглашали, что «наслаждение есть единственное благо для человека».  Темный покров неведения лежал на всем человечестве, и диавол, преумножая человеческие грехи, направлял движение мира к самоуничтожению.

Апостол Павел с горечью признает: «Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю. Если же делаю то, чего не хочу, уже не я делаю то, но живущий во мне грех» (Рим.7,19-20); и с отчаянием (от лица всех людей!) восклицает: «Бедный я человек! кто избавит меня от сего тела смерти?» (Рим.7,24).

Этот крик отчаяния, этот призыв о помощи к кому-то неизвестному свидетельствовал о том, что плотский человек, пусть и неосознанно, но все равно стремился к продолжению того диалога, который он прервал в Раю, отвергнув исходивший от Бога призыв к покаянию. Внутренняя потребность найти «другого» как искупителя и избавителя от ставших более невыносимыми ужасов внутреннего демонического насилия, неизбежно подводила плотского человека к идее необходимости пришествия в этот мир Спасителя.

Таким  образом, в сознании человечества постепенно сформировалось ожидание сошествия Бога на землю в образе Человека, способного вернуть золотые времена жизни в Раю. Это ожидание уже за несколько веков до Р.Х. стало отчетливым и повсеместным. Ни один народ, даже если он развратился, даже если он совершенно забыл истинного Бога, не утратил обетование о спасении, сохраняя его как подлинное духовное сокровище, как якорь надежды на все века и как протест против силы диавола, против царства тьмы и зла.  Промыслом  Божиим, вспомним, у всех людей «Дело закона… написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую» (Рим.2,14-15).

Иудеи, эллины, римляне, египтяне, китайцы, персы, индийцы, арабы и жители Нового Света ожидали пришествия Бога Спасителя, который бы пришел в человеческом образе, чтобы научить правде, искоренить зло, установить мир, сделать народы братьями и принести Небесное Царство на землю.

В священных текстах дохристианских народов, а также в творениях древних философов, мыслителей и государственных деятелей золотой нитью проходит мысль о грядущем приходе в мир вочеловечившегося  Бога. Частички золота, которые были вложены Богом в песок дохристианских религий и философских учений, ярко свидетельствуют о приуготовлении всех народов земли ко встрече с ожидаемым Спасителем, напоминая и современному читателю о том, что поиск Бога есть основная черта каждой человеческой души, не способной утолить своей жажды никаким иным способом, кроме личного общения со Христом.

Ибо, как сформулировал позже Тертуллиан (160 – 240 г.г. по Р.Х.), каждая душа по природе христианка. Т.е. знает Бога и чувствует свое бессмертие.

 

НАРОДАМ ЗАБЛУДШИМ И «НАРОДУ НЕПОКОРНОМУ»

К воплощению тайны Богоявления на земле Творец предуготавливал все народы планеты, причем восточные страны ждали Спасителя с Запада, а западные – с Востока, все более сходясь в ожиданиях к месту обитания израильского народа, иудеев, месту, о котором Давид говорит за десять веков обобщенно как о совершившемся факте: «Боже, Царь мой от века, устрояющий спасение посреди земли!» (пс.73.12). Множество пророчеств дал Господь избранному народу о грядущем Спасителе, который, не нарушая дарованной человеку свободы, явится в свое время определенным образом и в определенном месте.

Уже в самом начале Библии, так называемом «Первоевангелии» Бог, проклиная диавола за соблазнение человека, говорит: «и вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и семенем ее; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту», то есть, ты умертвишь Его тленную Плоть (Быт. 3,15).

Сын Исаака, внук Авраама ветхозаветный патриарх Иаков, сыновья которого стали родоначальниками двенадцати колен израилевых,  предсказал, что Христос родится от потомков Иуды: «Не отойдет скипетр от Иуды и законодатель от чресл его, доколе не приидет Примиритель, и Ему покорность народов» (Быт. 49.10.Пс. 64,6).

Пророк Михей (IX в. до Р.Х.) предсказал, что новая эпоха всеобщего мира и согласия начнется в Вифлееме: «И ты, Вифлеем – Ефрафа, мал ли ты между тысячами Иудиными? из тебя произойдет Мне Тот, Который должен быть Владыкою в Израиле и Которого происхождение из начала, от дней вечных» (Мих. 5, 1–3).

Даниил, указавший через сон Навуходоносора, сколько царств  пройдет, прежде чем придет царство, «которое вовек не разрушится» (Дан. 2.36), назвал место и время,  когда придет Спаситель: «Семьдесят седмин определены для народа твоего и святого города твоего, чтобы покрыто было преступление, запечатаны были грехи и заглажены беззакония, и чтобы приведена была правда вечная, и запечатаны были видение и пророк, и помазан был Святый святых». Это поведал ему Архангел Гавриил. (Дан. 9,24).

В Ветхом завете, мы знаем, дается много прообразов креста, страданий Спасителя, его Воскресения и Вознесения (Пс. 115, 81, 107 и др.).

Удивительны пророчества Исайи (VIII в. до Р.Х.), которого  называют ветхозаветным Евангелистом. Он говорит в гл. 2, ст. 2-4 о Божественном промысле, который осуществится в Иерусалиме: «И будет в последние дни, гора дома Господня будет поставлена во главу гор и возвысится над холмами, и потекут к ней все народы. И пойдут многие народы и скажут: придите, и взойдем на гору Господню, в дом Бога Иаковлева, и научит Он нас Своим путям и будем ходить по стезям Его; ибо от Сиона выйдет закон, и слово Господне – из Иерусалима». Он возвещает исполнение чаяния народов: «Возвеселится пустыня и сухая земля…» (Ис.35. 1-4). Бог также открыл Исайе, что явится народу некий последний пророк, предтеча, «Глас вопиющего в пустыни: приготовьте путь Господу…» (Ис.40,3). Исайя заранее празднует пришествие Мессии (Ис.44,23) и говорит о страданиях Господних (Ис.50,5-6). «Но Он… понес… грехи наши и мучим за беззакония наши… ранами  Его мы исцелились…» (Ис.53,1-9).

Предвозвещает Исайя и явление Христа заблудшим народам: «Я открылся не вопрошавшим обо Мне…» (Ис.65, 1), а также говорит о неблагодарных иудеях: «Всякий день простирал Я руки Мои к народу непокорному, ходившему путем недобрым, по своим помышлениям (Ис. 65, 2).

В гл. 7, ст.14, Исайя предрекает Рождество Спасителя от Девы: «Итак Сам Господь даст вам знамение: се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил» (что значит «с нами Бог»).

Еги­пет­ский царь Пто­ло­мей II Фила­дельф (285–247 до Р. Х.) по­же­лал по­полнить зна­ме­ни­тую Алек­сан­дрий­скую биб­лио­те­ку тек­ста­ми свя­щен­ных книг. Он при­гла­сил из Иеру­са­ли­ма книж­ни­ков, и Си­нед­ри­он по­слал сво­их муд­ре­цов. Сре­ди 72 уче­ных (по шесть от каждого колена), при­быв­ших в Алек­сан­дрию для пе­ре­во­да Свя­щен­но­го Пи­са­ния на гре­че­ский язык, был и пра­вед­ный Си­ме­он, который, по сви­де­тель­ству  еван­ге­ли­ста Лу­ки, был од­ним из из­бран­ни­ков Бо­жи­их, ожи­дав­ших уте­ше­ния Из­ра­иле­ва, и Дух Свя­той пре­бы­вал на нем (Лк.2:25).

Си­ме­он пе­ре­во­дил кни­гу про­ро­ка Ис­а­ии. Про­чтя в под­лин­ни­ке сло­ва «Се, Де­ва во чре­ве при­и­мет и ро­дит Сы­на» (Ис.7:14), он ре­шил, что сло­во «Де­ва» здесь упо­треб­ле­но оши­боч­но, вме­сто сло­ва «Же­на», и хо­тел ис­пра­вить текст. В этот мо­мент ему явил­ся Ан­гел и удер­жал его ру­ку, го­во­ря: «Имей ве­ру на­пи­сан­ным сло­вам, ты сам убе­дишь­ся, что они ис­пол­нят­ся, ибо не вку­сишь смер­ти, до­ко­ле не уви­дишь Хри­ста Гос­по­да, Ко­то­рый ро­дит­ся от Чи­стой и Пре­не­по­роч­ной Де­вы».

***

Ученые волхвы, с великой верой следовавшие на верблюдах за пылающей Звездой, знали, надо полагать, эти основные пророчества из еврейских книг, так же как и неиудейские свидетельства об ожидании пришествия Богочеловека.

Арийские народы, колыбелью которых был древний Иран, в результате завоевательных войн наводнили Персию, Афганистан и Белуджистан, а позднее распространились на долину Ганга и Северную Индию. И если в семитских религиях главенствовал страх перед грозным и недосягаемым Богом, то в арийских верованиях, напротив, ясно демонстрировалась незатруднительная возможность близкого общения человека с Богом. Из этой особенности в арийских религиях появились множественные культы «богочеловеков» (так они именуют в современной религиозной терминологии). Все эти ложные культы тем не менее восходят к неугасимой мечте и ожиданию исторического явления Богочеловека.

 

ИНДИЯ: «КОГДА ЖЕ РОДИТСЯ СПАСИТЕЛЬ?»

Своеобразным было ожидание Богочеловека у индийцев, в религиозном мировоззрении которых всегда присутствовало чувство осознания духовности и вины перед Богом, и в особенности праотеческой, и отсутствие уверенности в избавлении от вины при умилостивительных жертвенных ритуалах… Т.е., как показывают литературные тексты, индийцы на протяжении всей истории мечтают об избавлении от греха и вины, но не находят возможности сделать это. Из такой глубинной потребности и возникла необратимая мечта о некоем Спасителе. Ожидание его пришествия было таким явственным, что даже при принесении кровавых жертвоприношений (каковым являлся, как правило, скот) индийцы восклицали: «Когда же родится Спаситель?».

В многообразнейшем индийском эпосе, который содержит всю историю человеческого рода от райской жизни и грехопадения, повествуется, что Конец мира будет отмечен Божественным знамением, после которого произойдет пришествие некоего Спасителя мира, который совершит искупление и вернет на землю первоначальный  золотой век. Это находит отражение, например, в мифе о мудром царе Виштаспе, который ценой собственных страданий вырвал из мук ада тысячи пребывающих там грешников.

В Ведизме, древнейшей индийской религии ожидали, что Бог света и солнца Агни, как «свет мира» вочеловечится от девы, будучи послан небесным отцом как посредник между Богом и миром…

В появившемся позже учении махайана Будда (560-480 до Р.Х.), обожествляемый своими последователями, говорит, что люди, осознав свое ужасное положение, оправятся от этого падшего состояния, и произойдет это, когда в мире появится совершенно особенная личность Майтрея (от корня  mtr, от которого получил свое имя и иранский богочеловек и посредник между Всевышним и людьми Митра). Он, Майтрея, не является воплощением исторического Будды, но особенной, неповторимой личностью, излучающей свет и великую мудрость… Те, кто примут слово его, спасутся от смерти, поэтому Будда убеждает: «Берегите целомудрие…»

Среди  очень древних тибетских текстов, которые были много позже смешаны с тибетским буддизмом, говорят исследователи, есть и те, которые принадлежат народному эпосу Тибета – Кезару, в котором отражено ожидание Спасения человечества Верховным Богом, Царем богов, через некоего Богочеловека, Спасителя, который родится от девы, будет сыном Верховного Бога, будет излучать Божественный свет, как солнце, и как Бог Спаситель, уничтожив зло, восстановит род  человеческий в его первородном золотом веке.

В индуизме мечта о спасении выражается в учении Бхагаватгиты о необходимости  вочеловечения Верховного Бога (Вишну) для помощи и спасения людей… Люди не могут сами помочь себе и поэтому надо, чтобы  время от времени Бог сходил к ним, в разных лицах (аватарах), и последнее воплощение Вишну произойдет в конце века этого падшего мира (калиюга) и будет под именем Калки («белый конь»). И хотя, в мотиве последнего вочеловечения индийская религиозная мысль находится под влиянием христианства, но в сердцевине она сохранила древние индийские предания.

Идея спасения мира Богочеловеком – Спасителем была у индийцев неугасимой мечтой, какой объясняются и вымышленные, бесконечно повторяющиеся в их религиях вочеловечения богов.

 

ПЕРСЫ: «ЗАВЕРШИТСЯ ВЕК ВОЛКА И ВОЦАРИТСЯ ВЕК  АГНЦА»

Ожидали Спасителя под именем Митра («договор», «согласие») и иранские народы – древние персы. Авулфаради в своей «Пятой династии» говорит, что «Зардасх, который написал Магусиахи, объявил, что Спаситель (Бог, который возьмет на себя дело спасения) должен родиться от девы. О его рождении должно возвестить появление некоей звезды, которая будет отличаться от остальных, и будет «его звездой». Митра должен был стать посредником между Богом и людьми, воевать за Бога (Ахурамазда) против главы сил зла Ангро-Майнью (Ариман), который позавидовал счастью людей и обольстил их, приняв вид змея. Он породил всякие беззакония, колдовство, чародейство и даже стал господином людей.

В пехлевийских сочинениях, в которых властитель всего Саошьянт (причастие будущего времени от глагола «спасать») носит имя Vahram-Varjavand, придет, когда человечество дойдет до крайнего обнищания. Тогда завершится век волка и воцарится век  агнца. Спаситель закует в оковы Аримана, всякая тварь исполнится радости, однако властитель зла в ярости вырвется из оков, совершит ужасные разрушения, но Высший Бог снова свяжет зло и совершит воскресение мертвых, а поставленный им Саошьянт совершит последний суд, награждая или наказывая людей в соответствии с их делами… Саошьянт, по верованию иранцев, не примет человеческой природы, но будет посредником между Божественной и человеческой.

Таким посредником считался пророк и основатель религии зороастризма Заратустра (VII – VI в. до Р.Х.). В текстах иракских преданий есть отрывок, где предсказывается время, когда «явится царь, который снова восстановит благой Закон. Он будет воином во имя Зороастра, борец за истину, который заново обновит порядок вещей… Рай наградит тех, кто последует за ним, в то время как враги его будут свергнуты в ад». Зороастризм – первая из известных монотеистических религий среди языческих народов, исповедовавшая веру в одного Бога.

Отец персидского царя Дария I Гистасп (VI  в. до Р.Х.) перенял и передал от индийцев столько ясных пророчеств об Ожидаемом Спасителе, что чтение его книги было запрещено при римском императоре  Антонине (138-161 по Р.Х.). Святитель Климент Александрийский (+ ок. 215) писал: «Возьмите эллинские книги и узнайте о Сивилле, что она являет единого Бога и все, чему следует сбыться. И если возьмете Гистаспа, прочитаете и увидите, что он намного яснее и точнее описывает Сына Божия и что многие цари будут противостоять Христу, ненавидя его и тех, кто носит имя  Его и верят в Него, в стойкость Его и в бытие Его».

Особое место занимает месопотамский прорицатель Валаам (1450 г. до Р.Х.), о котором повествует ветхозаветная книга «Числа» (гл. 22-24). Он, судя по всему, был не только прорицатель-прозорливец, но и чародей-заклинатель, потому и призвал его царь из племени моавитян Валак проклять вторгшихся врагов, опасаясь за свой народ. Однако Валаам, как мы знаем, помимо своей воли, изъявил волю Божию, не прокляв, но благословив трижды избранный народ. «… Вижу Его (Мессию), но ныне еще нет; зрю Его, но не близко. Восходит звезда от Иакова и восстаёт жезл от Израиля, и разит князей Моава и сокрушает всех сынов Сифовых» (Числ., 24, 17).

Связь этого пророчества, как и других, с некоей звездой, многими богословами (свт. Василием Великим, Иоанном Златоустым и др.) соотносится с широко распространенными у этих народов занятиями астрологией, исследованием звездного неба.

Ученые маги-жрецы персов, побуждаемые этими древними и более поздними пророчествами, непрестанно ждали, когда же они увидят на небе ту звезду, которая возвестит пришествие Спасителя.

Поэтому, когда они увидели ее, сияющую сверхъестественным образом и двигающуюся в отличном от всех направлении, то несколько из них, самых чистых и непорочных в нравственном отношении, способных к восприятию Откровения, с доверием и великой надеждой отправились за светилом. Они-то и возвестили Ироду, что «видели звезду Его» (Мф.2,2).

Эти трое персидских праведников справедливо рассматриваются, как первые плоды, как первый дар язычников вочеловечившемуся Богу, и потому в 4-й песне канона Рождества Церковь воспевает: «Волхва древле Валаама словес ученики, мудрые звездоблюстители, радости исполнил еси, звезда от Иакова воссияв, Владыко, языков начаток вводимый, приял же еси яве: слава силе Твоей, Господи».

Удивительно и поразительно (как и многое в Священном Писании), что это начинание народа ассирийцев было предсказано пророком Исайей, который говорит, что израильтяне придут третьими к познанию Богочеловека после ассирийцев и египтян: «В тот день Израиль будет третьим с Египтом и Ассириею; благословение будет посреди земли, которую благословит Господь Саваоф, говоря: благословен народ Мой – Египтяне, и дело рук моих – Ассирияне, и наследие Мое – Израиль» (Ис. 19; 24-25).

И в самом деле: ассирийский народ персов первым познал Христа через трех волхвов; вторыми – египтяне, которые с миром приняли Его, когда Его семейство бежало в Египет, скрываясь от преследований Ирода; третьими Христа познали евреи через тридцать лет, когда Иисус крестился и позвал следовать за Собой простых рыбаков…

В древнем Египте существовал миф, в котором ясно выражается надежда на пришествие Спасителя от египтян. Некий злой демон, приняв образ змея Тифона, стал причиной воцарения греха во всей вселенной. От некой девы, происходящей от Исиды и Зевса, родится избавитель, которого будут звать Гор, он одолеет змея и вернет на землю счастье и мир. Плутарх, которым были записаны эти проречения, пишет: «Гор же, сам прекрасный и совершенный, не погубил окончательно Тифона, но лишил его силы, возможности действовать… Тифон был схвачен, но не умерщвлен».

И арабы ожидали, как сообщает в «Христологии» св. Нектарий Пантаполитанский,  пришествия некоего искупителя и Спасителя народов.

Твердо верили в то, что один Бог, по имени Соммон Кодам должен прийти и спасти род человеческий, умилостив Высшего Бога за грехи людей – жители Сиама, Таиланда и Японии.

 

НАРОДЫ АМЕРИКИ: «ВКУШАЕТСЯ БОГ»

Древние народы Америки ждали появление Спасителя с Востока. Во многих верованиях жителей этого континента встречается некое невинное существо, украшенное ожерельем, в полном вооружении – но поражаемое копьем. Согласно традиционному толкованию, бытующему по сей день, это символ человечества, которое страдает, но в конце концов выйдет победителем. Удивительно схожество с жертвенным агнцем евреев, прообразующим страдающего и Воскресающего Христа, в личности которого человеческая природа стала победительницей и приобщилась к природе Божественной!

Селивы, другие древние обитатели Америки   верили, что великий Бог Пуру послал с неба своего сына, чтобы тот убил ужасного змея, который терзал народы, живущие по берегам Ориноко. Сын Перу победил змея, и великий Бог сказал демону: «Иди, о проклятый, в ад; никогда больше не пойдешь ты посреди дома моего».  (Маврикий. История Индии, т.2).

 

БЕСКРОВНАЯ ЖЕРТВА

Все, кто занимался изучением обрядов дохристианских религий, видели и там прообраз истинного и главного служения Церкви Христовой – принесение бескровной жертвы, прообразующей Его Крестную Жертву, что приносится, как он сказал, «в Мое воспоминание» (Лк. 22, 19), объединяя настоящее с вечностью, верующих – с Тем, Кого они ждали века.

Ученый протопресвитер Александрийского Патриарха Константин Калинник в своей книге «Христианский храм и совершаемое в нем» рассматривает как «предзнаменование совершенной и живой жертвы (христианской Божественной Литургии) санкритскую «сому», которую мы встречаем  в индийской Ригведе, «хому» (от того же корня) персидской Зендавесты, заклание священного буйвола у тодов Индостана, вкушение мяса верблюдицы у древних арабов, «теокуало» Хуициолпохтли у мексиканцев. Такими прообразами были… омовение в крови во время битвы быков в митраизме, лепешки и кикеон Элевсинских мистерий и вообще все приношения в жертву животных и людей в язычестве».

Благодаря просвещению Святого Духа, все народы чувствовали, что человек должен приносить Богу то лучшее, что у него есть, с выражением благодарности и мольбы к нему, и что отпущение грехов и спасение требуют принесения какой-либо жертвы…  При этом надо помнить, что враг рода человеческого, благодаря господствующему духовному мраку, доводил таковое служение до неописуемых оргий,  даже  человеческих жертвоприношений.

Известный психолог и психоаналитик Карл Юнг (1875 – 1961 г.г.) приводит в своей книге «Обряд жертвоприношения» интереснейшие подробности, связанные с празднеством Теокуала («Пища Бога»): «… Итак, не вызывает удивления тот факт, что мы находим религиозные празднества, которые весьма близки к христианской практике, возникшей на почве классической цивилизации. Я имею в виду обряды ацтеков и, в особенности, празднество Теокуала («Пища Бога»), как написал брат Мернадин де Сахагон, который  начал свой святой апостольский труд среди ацтеков в 1529 году, спустя восемь лет после завоевания Мексики.

Во время этого празднества они делали тесто из размолотых семян растения Argemone mexicana и лепили из него образ Бога Хуициолпохтли. На следующий день тело Хуициолпохтли «умирало». Его убивал жрец, известный как Куетцалкоатль, который использовал для этой цели копье с кремниевым наконечником, которое он вонзал тому в сердце. Он умирал перед Моктецумой и стражем Бога, который мог приносить ему жертвы, когда  Хуициолпохтли появлялся перед тем и с ним общался. Он умирал перед четырьмя  воспитателями юношества; перед ними всеми умирал Хуициолпохтли. И когда он умирал, они расчленяли его тело. Сердце его они отдавали Моктецуме. Что касается остальных его членов, они разделяли их и раздавали всем…Каждый год…они ели их…И когда они распределяли между собой его тело, которое слепили из теста, они разделяли его на очень маленькие, на очень тонкие, как зерна, кусочки. И о том, что они вкушали, говорили: «Вкушается Бог». И о тех, кто его вкушал, говорили «Сохраняют Бога».

Через такие религиозные обряды Бог приуготовлял народы к тому, чтобы они приняли Истинную Жертву Истинного Бога и, в сущности, – Его Божественную Литургию. Также ее прообразуют и распростертый агнец иудеев, хлеб и вино царя города Салима (впоследствии Иерусалима) жреца Истинного Бога Мелхиседека, который благословил патриарха Авраама, также как и двенадцать хлебов проскомидии…

Великий Блез Паскаль (1623-1662 г.г.) утверждал, что ожидание пришествия Иисуса всегда существовало на земле, и не было Народа, который  бы  не ждал Спасителя.

 

ЭЛЛИНСКИЙ МИР: «ЭТО БОГ И В ТО ЖЕ ВРЕМЯ ЧЕЛОВЕК»

Выдающийся историк и высоконравственный философ Плутарх (46-127 г.г. по Р.Х.), который был так предан Дельфийскому оракулу, что стал его верховным жрецом и блюстителем, открывает, что знаменитый оракул хранил в себе древнее, тайное пророчество, согласно которому ожидалось рождение сына бога Аполлона, который должен был вернуть на землю царство справедливости. Как пишет Плутарх, это ожидание является «весьма древним верованием, которое от богословов и законодателей перешло к поэтам и философам, у которого нет начала, и которое представляет собой предмет сильной и глубоко коренящейся веры; оно передается не только словами и слухами, но и совершенными и искупительными жертвами во многих частях варварского и эллинского мира».

Удивительным явлением, которое наблюдал весь языческий мир в эпоху, близкую пришествию Христа, было и то, что вдруг замолчали демоны, и различные оракулы перестали давать свои неясные двусмысленные прорицания, что побудило Плутарха создать философский трактат «Об избранных оракулах», в  котором он попытался объяснить этот «тревожный» феномен.

Яснее и напряженнее, чем у кого-либо, ожидание Богочеловека было выражено у древних греков. Главнейшая особенность древней эллинской религии – близость и простота общения между богами и людьми. С Минойской эпохи (2700-1400 до Р.Х.) до первых христианских времен в Греции царила вера в возможность явления богов (богоявления) в разных обличиях, как правило, в человеческих, либо вымышленных, либо даже исторических личностей.

Так, о жителях «Великой Греции» на юге Италии рассказывается, что они «считали Пифагора (570-490 г.г. до Р.Х.) богом: одни – Пифийским Аполлоном, другие – Паном, третьи – Аполлоном гипербореев, четвертые – каким-нибудь другим из богов Олимпа… что он явился в ту эпоху в виде человека, чтобы дать смертной природе спасительную основу счастья и философии».

Аристотель (384-322 г.г. до Р.Х.) также пишет, что пифагорейской философией хранилось, как очень тайное верование, следующее разграничение: одно – бог, другое – человек, третье – такое, как Пифагор; и последнее они весьма одобряли… что он пришел и подружился с эллинами, чтобы пояснить начала и причины всего сущего.

В «Вакханках» Еврипида (480-407 г.г. до Р.Х.) бог Дионис говорит: «Изменив образ божественный на человеческий, я пришел …» И далее: «Изменив вид, я имею (его) человеческим, и образ свой я изменил в человеческую природу».

И об Александре Великом (356-323 г.г. до Р.Х.) Псевдо-Каллисфен повествует, что «он чуть не поклонился Дарию, посчитав, что тот – бог, который сошел с Олимпа». Так сильна была вера греков в возможность боговоплощения!..

(Интересно предание, записанное в «Иудейских древностях» Иосифа Флавия, Согласно ему, Александр Македонский побывал в Иерусалиме, когда шел с войском из Ливана в Египет. Это произошло в 332 г. до Рождества Христова. Армия Александра вышла к окраине Иерусалима в районе города Скопус. Навстречу им на гору поднялась группа священников во главе с первосвященником Иаддуем. И вот случилось неожиданное – полководец встал на колени перед первосвященником и получил от него благословение. На удивленные вопросы соратников Александр ответил, что видел сон, в котором старец, похожий на Иаддуя, предсказал ему победу в его войне с персами. Получив благословение, полководец направился в Иерусалим и, посетив храм, даже принес жертву Богу. Когда же ему была показана Книга Даниила, где сказано, что один из греков сокрушит власть персов, Александр был уверен, что пророчество говорит именно о нем. Благоволя к иудеям, царь разрешил им жить по отеческим законам и освободил на седьмой год от платежа податей).

Эсхил (525-456 г.г. до Р.Х.), изображая «Прометея прикованного» (к скале, за бунт против высшей власти, Зевса), повествует, что тот, находясь в этом мучительном состоянии, в какой-то момент выражает надежду, что он будет помилован Богом, который справедлив, так же как и «мягок умом», и предрекает далее, что его спаситель родится от девы Ио и Бога, то-есть будет сыном Девы, Богочеловеком, рожденным сверхъестественным образом. И этот Богочеловек уничтожит власть древних богов и истребит их.

Эсхил вкладывает в уста Гермеса мессианское провозвестие, что не следует Прометею ожидать конца его страданий прежде, чем появится некий Бог, который  сменит его в этом мученичестве и добровольно сойдет в темный Аид и мрачный Тартар, и таким образом станет добровольной умилостивительной жертвой, чтобы искупить человека, скованного за преступления по Божественному повелению.

Платон (427-348  г.г. до Р.Х.), самый выдающийся ум древности, которого называют предшественником христианства, показывает в своем «Государстве» посланника Рождества Христова, Посредника, Спасителя, Бога и Сына Божия. «Мы, – пишет Платон, – снова возвращаемся к теме, ссылаясь (на то), что мы спасаем учение от всякой неясности очевидным объяснением, (согласно которому) с древности до сего дня (мы ожидаем) Спасителя Бога».

В беседе, также содержащейся в «Государстве», Платон, рисуя образ несправедливого человека, представляет себе человека справедливого, который удивительно прообразует  Христа: «… ни в чем не будучи несправедлив, пусть имеет он громкую славу несправедливости, чтобы быть замученным во имя справедливости… и пусть идет он твердый посреди смерти, почитаясь несправедливым в жизни, будучи же справедливым… Будучи в таком положении, справедливый будет сечён плетьми, связан, ему выжгут глаза, в заключение же всех страданий он будет распят…»

Поразительно!.. В Духе, он «увидел», что даже «выжгут глаза» Справедливому (феномен гиперемии от остановившейся крови в повисшем состоянии, когда глаза кажутся как бы пылающими). Платон предрек и восшествие Спасителя на Крестное Древо, и прибивание, и висение на нем…

«Что же, – говорит святитель Климент Александрийский (ок. 150-215), –                когда Платон во второй главе «Государства» пишет, что «будучи в таком положении, справедливый будет сечен плетьми…» и т.д., «разве он не пророчествует, почти как Писание?..»

В «Эпиномиде» Платона великий Сократ (ок.469-399 до Р.Х.) говорит, что люди не знают, как правильно молиться, что просить у богов, как правильно жертвовать: «итак, необходимо ждать, пока кто-нибудь не научит, как следует обращаться с богами и людьми». В диалоге между Сократом и Алкивиадом, в посвященном теме молитвы произведении Платона «Алкивиад младший», Алкивиад спрашивает, когда наступит это время, и кто будет этот человек, и Сократ отвечает, что Ожидаемый – это «тот, кто заботится и о тебе… Это Бог и в то же время человек…»

«Это значит, – говорит далее Алкивиад, и с ним соглашается Сократ, – что следует отложить «принесение жертвы» до тех пор, когда Ожидаемый научит нас, как нам следует правильно молиться и приносить жертвы».

И справедливо восклицает  святитель Климент Александрийский: «Я думаю, невозможно было бы яснее провозвестить Спасителя нашего, чем это сделали эллины!».

 

ЧТО  ОСТАЛОСЬ НА ДНЕ  ЯЩИКА ПАНДОРЫ

Уже в мифологии древних греков с ясностью просматривается идея о пришествии Спасителя, хотя она и выходит за рамки мифа, т.к. выражает просьбу ищущей спасения и примирения с Богом человеческой души. Широко известный миф о Пандоре, несмотря на свое запутанное содержание, имеет места, касающиеся истории человечества и его избавления от зла. «Посредством женщины, – говорит миф, – в мир пришло зло (или грех), когда она из любопытства проявила непослушание. Женщина не смогла обмануть Прометея, однако  Эпиметей поддался ее вероломству. Он позволил открыть ящик, и тут же из него ринулись на человеческий род все виды зла. Единственным, что осталось на дне, была надежда».

Итак, Пандора – женщина, полная пороков и несчастий, символизирует своей личностью коварный дух обманутой Евы, ставшей, таким образом, причиной всякого зла. Надежда же, которая осталась в ящике, – это ожидание Бога Спасителя, которому учит и Ветхий завет. Так, в ящике Пандоры содержится, в сущности, вся религиозная история человечества, истина праотеческого греха и ожидание Спасителя человеческого рода.

Также и Солон (639-559 г.г. до Р.Х.), один из семи великих мудрецов Древней Греции  среди прочих своих мудрых прозрений приводит и следующие пророческие слова: «В некий день ради разобщенного человечества безплотное Божество примет плоть. Божество принесет избавление от страданий. Этот воплотившийся Бог будет повешен неблагодарным народом и добровольно претерпит все страдания».

Мечта о спасении с помощью некоего Посланца от Бога была присуща не только мудрецам, но и всем народам. Мудрецы и писатели лишь отражали это общее чаяние в своих произведениях, многие из которых сохранились до наших дней. Эта мечта росла, укреплялась, и с древнейших времен получила отражение в различных философских системах и религиях.

 

РИМЛЯНЕ: «КАК БУДТО ОН СМОТРИТ НА НАС»

Об обращении к «идеалу некоего Высшего Человека» стоической и эпикурейской философии пишет уже современный Христу римский философ Сенека (4 г. до Р.Х. – 65 г. по Р.Х.). Он, говоря о философии Эпикура (341-270 г.г. до Р.Х.), пишет: «Мы должны, – говорит Эпикур, – найти некоего благородного человека, которого мы всегда имели бы перед глазами, чтобы мы жили так, как будто он смотрит на нас, и делали все так, как если бы он взирал на это».

У римлян, наследовавших эллинскую культуру и философию, также звучат идеи поиска и ожидания Спасителя. Великий оратор и философ Цицерон (I в. до Р.Х.) говорит, что наступит эпоха «когда будет править один Учитель и Владыка, Бог».

Поэт Вергилий (70-19 г.г. до Р.Х.), в четвертой книге «Эклоги» (41 г. до Р.Х.), говорит, что приближается срок исполнения пророчеств.

Св. Константин Великий (272-337 г.г.) в своем слове «К собранию святых», т.е. к отцам Первого Вселенского Собора (325 г.) анализирует почти всю четвертую книгу «Эклоги», также давая ей мессианское толкование. (54). «… Почти все известные нам теперь Евангельские события проходят перед нашими глазами в этой поэме Вергилия: Божественное Рождество Спасителя, Его отношение с Девой, всемирность спасения, приход в эту жизнь райского мира, борьба между старым и новым, последняя битва, восстановление мира в первоначальном виде…»

Другой великий латинский поэт Гораций (65 г. до Р.Х. – 8 г. по Р.Х.) обращается к Богу Света со страстным воззванием, в котором высказывает мечту об очищении и спасении, с нетерпением ожидаемых человечеством от Высшего Бога: «Звать каких богов должны мы, чтоб Рима гибель отвратить?..» В других местах в ярких красках Гораций говорит об утраченном человеком золотом веке. Оплакивает эту утрату в своих «Метаморфозах» и Овидий (43 г. до Р.Х. – 17 г. по Р.Х.). Он выражает надежду и верит в то, что Бог однажды сойдет на землю и изменит жизнь людей к лучшему.

Римский историк Тацит (50-117 г.г. по Р.Х.) говорил: «Многие были убеждены, что согласно прорицанию жрецов, Восток в эти времена станет беспокойным; благодаря этому волнению некая личность, которая должна была произойти из Иудеи, основала бы династию и взяла бы власть в свои руки».

Современный Тациту историк Светоний (ок.70 г. – после 122 г. по Р.Х.) писал, что «на всем Востоке  уже воцарилась вера, что из Иудеи начнется эпоха того Царя, который воздвигнет всемирную империю».

Настолько сильным было у римлян  это ожидание, что в эпоху императора Антонина, чаще именуемого Гелиогабалом (III в. по Р.Х.), вышел эдикт Цезарь, который под страхом смерти запрещал чтение пророчеств Гистаспа Перса, Сивиллы и пророков, так как они возвещали пришествие вечного Царя.

В жизнеописании Августа Светоний рассказывает (согласно свидетельству И. Марафа) о том, что «произошло некое чудо при стечении народа в Риме, по поводу которого было возвещено, что природа зачала некую великую личность, которая станет царем римлян, и Герусия (Совет старейшин) была настолько испугана, что запретила  воспитывать всякое дитя мужского пола». Это постановление, так и неисполненное в Риме, было воплощено в жизнь царем Иродом, который умертвил всех младенцев мужского пола в Вифлееме, из страха быть свергнутым с престола ожидаемым Властителем.

 

КЕЛЬТЫ, СКАНДИНАВЫ, ЛАПЛАНДЦЫ: «ДЕВЕ, ГОТОВЯЩЕЙСЯ РОДИТЬ»

О том, что «более чем за шестьдесят лет до Христа ходил по Италии оракул, «гласивший, что природа беременна великой личностью», рассказывалось со ссылкой на древних писателей и «современные исследования» в Энциклопедических Записках Лондонского Филологического Общества (1833 г.).

Древние предки германцев, изначально жившие в Северной Европе, а потом переместившиеся в Галлию, так называемые кельты (по гречески «галаты») также ожидали прихода Богочеловека. Они верили, что богиня Исида, которая была девой и в эпоху синкретического смешения религий почиталась в их святилищах, родит бога, который будет общаться с людьми. Этот факт подтверждается надписью, открытой на фундаменте древнего языческого храма в Chalons sur Marne. На ней запечатлены три слова: «Virgini Pariturae – Druides» («Деве, готовящейся родить – Друиды»). Друидами именовались жрецы этих народов.

Если обратиться к фундаментальной мифологии народов Скандинавии – Эдда, исследователи ясно выделяют в этом эпосе одно пророчество, которое называют Откровением Севера. Речь идет о последней битве между людьми и богами, в которой Тор, перворожденный сын Одина и храбрейший из всех богов будет один на один биться с великим змеем Мигдаром, которого победит, но что примечательно, и сам будет убит в этой битве. И тогда Верховный Владыка прекратит смуту и воцарится новое святое состояние, которое продлится вечно.

Лапландцы, жившие на Крайнем Севере, также ждали Спасителя и звали его Пеурумом или Кимбадоксом.

***

Последний век перед Рождеством Христовым был временем мира, когда народы легко могли услышать то, что Бог говорил им. Греческий язык как избранное орудие для будущего благовестия, находился в полной готовности для предстоящих нужд учеников Христовых. В бескрайней Великой Римской Империи повсюду были готовы дороги для великих вестников, которым предстояло нести благую весть об Иисусе Христе.

 

В ПРЕДДВЕРИИ   БОГОВОПЛОЩЕНИЯ

…И ныне, когда караван волхвов уже движется в пригородах Иерусалима, чтобы вопросить царствующего Ирода о том, «где родившийся Царь Иудейский?» (Мф.2,1-2), обозрим, как тогдашний народ израильский, во главе со священниками, представлял возможное явление Спасителя.

Известный еврейский историк Иосиф Флавий (37-98 г.г. по Р.Х.), говоря о разрушении  Иерусалима в 70 г., пишет: «То же, что особенно побуждало их к войне, был двусмысленный оракул, который содержался также и в Священном Писании, что в это время кто-то из них должен стать правителем вселенной». Основой этого двусмысленного, как характеризует его Иосиф оракула-предсказания, было пророчество Иакова, согласно которому Мессия (Машиах) придет тогда, когда в Израиле будет править неиудейский царь: «Не отойдет скипетр от Иуды и законодатель от чресл его, доколе не придет Примиритель, и Ему покорность народов» (Быт. 49, 10).

Действительно, незадолго до пришествия Христова римляне, прервав царствование потомков Иуды, назначили царем Ирода, который был не иудеем, а идумеем (идумеи считались потомками Исава, продавшего свое первородство за чечевичную похлебку).

И объектом ненависти евреев, по этой причине, был тогда римский император, цезарь, от власти которого они мечтали и страстно желали избавиться. Это придавало их ожиданию  Мессии еще более усиливающийся и без того теряющий духовный смысл уклон и акцент на восприятие Машиаха, как освободителя Израиля от иноземного порабощения, но не порабощения от греха и смерти. Потому в этом искаженном мировоззренческом понимании, иудеи были способны принять любого харизматичного обманщика, который пообещал бы эту свободу… И потому в этот период появилась целая череда лжехристов, начиная с Досифея, потом – маг Симон, позже – Февд, и после него Менандр (присвоивший себе имя «Спаситель мира»). Даже царь Ирод попытался представиться Мессией, став родоначальником ереси иродиан.

Когда в результате всех волнений и восстаний Иерусалим в 70-м году был разрушен, все равно борьба евреев (не поверивших словам Спасителя о том, что «камня на камне не останется») с Римом продолжалась, и последнее восстание возглавил в 132 году по Р.Х. лжемессия Симеон Бар Косиба (имя означает «сын лжи»), которого последователи называли Баркохева (сын звезды), полагая, что он исполнит пророчество: «Восходит звезда от Иакова и восстаёт жезл (человек) из Израиля» (Числ. 24,17). Как мессию, его почитали и некоторые раввины, пока в 135 г. поднятое им восстание не подавили римляне, а Баркохева был при этом убит.

Насколько оживленным было ожидание Избавителя, настолько глубоким уже было заблуждение, в которое впала израильская религия: евреи в лице элиты, пасущей народ, настолько отдалились от открытых им Богом истин, что с первых веков христианства, в сущности, заменили свои Священные Книги другими неточными их толкованиями – Талмудом и Таргумом, которыми пользуются до сих пор и которые отражают их отстранение от Завета, заключенного некогда с ними Богом, образовав новую религию – иудаизм, в основе которой – непризнание Христа Машиахом и Спасителем. И хотя даже в антихристианском Талмуде упоминается, что очень много язычников  приходили в Иерусалим, чтобы увидеть Спасителя мира, они сами не узнали Его: «Все сроки для Мессии прошли. Прокляты все те, что считают это время временем Мессии!».

«Я пришел во имя Отца Моего, и не принимаете Меня; а если иной придет во имя свое, его примите» (Ин.5,43).

Что касается святых личностей Ветхого Завета, они продолжают рассматриваться как праотцы христиан, которые образуют новый Израиль и поддерживают неразрывным единство двух Заветов.

***

http://www.ekkl.ru/images/news/2018/Rozhdestvo-kartina.jpg

«Чаяние языков», Царь мира, Христос «рождается прежде падший воскресити образ». Поспешим же и мы встретить Его, вместе с караваном персидских волхвов-мудрецов, уже стронувшихся от дворца Ирода, и снова увидевших путеводную Звезду, и последуем с ними в Вифлеем, в восьми километрах от Иерусалима, по дороге среди камней и деревьев, мимо гробницы праматери Рахиль, и далее, далее, к маленькой пещере на окраине города, где в тишине и тепле кормит Дева крохотного Младенца, «Отроча Млада, Превечного Бога»…

И с великой радостью поклонимся и припадем к их ногам, и вместе с мудрецами, посланцами от всех народов земли, прошепчем:  «Ты пришел, Ты пришел, наконец, мы так измучились, так исстрадались без Тебя, убогие, беззащитные, как мы ждали Тебя!..»

***

И в заключение еще раз обратимся к Блезу Паскалю (XVII в.), афористичные слова  которого и сегодня призывают каждого из живущих ко встрече со Спасителем: «Есть только три разряда людей: одни обрели Бога и служат Ему; эти люди разумны и счастливы. Другие не нашли и не ищут Его; эти люди безумны и несчастны. Третьи не обрели, но ищут Его; эти люди разумны, но пока несчастны».

И еще: «Не только невозможно, но и бесполезно знать Бога без Иисуса Христа».

 

Подготовил Станислав Рыжов, журналист, бакалавр религиоведения,  Магадан

Источник: ruskline.ru

comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике РЕЛИГИЯ


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.