Бывший глава администрации Ельцина рассказал, почему Борис Николаевич сделал своим преемником Путина



Валентин Юмашев поведал об этом в интервью тележурналисту Владимиру Познеру

В Екатеринбурге 22 ноября в Ельцин Центре известный журналист Владимир Познер при зрителях взял интервью у человека, который очень редко общается с прессой – у Валентина Юмашева, руководившего администрацией Президента Российской Федерации с 1997 по 1998 год, а также – зятя Бориса Ельцина. Валентин Юмашев рассказал телеведущему, почему Борис Николаевич решил сделать своим преемником Владимира Путина. Ниже мы публикуем избранные моменты из их беседы.

У ЕЛЬЦИНА БЫЛА СИЛЬНАЯ КОМАНДА

– Почему Борис Николаевич решил, что ему надо уйти (в 2000-м году, – Ред.)?

– Это был второй срок, он по Конституции должен был уходить. Но все считали, что Ельцин будет цепляться за власть. Придумать можно было что-то, чтобы он остался, но Ельцин, как только зашел в кабинет в Кремле в 1996 году после выборов, он твердо понимал, что уйдет в 2000-м. Он не хотел идти на те выборы и до последнего пытался найти фигуру, которая сможет выиграть у Геннадия Зюганова (лидер партии КПРФ, – Ред.). Было много дискуссий, социологических исследований… И когда стало понятно, что никто не может противостоять Зюганову, Борис Ельцин принял решение, что пойдет на выборы. И с самого начала одна из главных задач, которая стояла перед ним – подготовить к 2000 году человека, которому можно доверить страну.

– С вами он советовался?

– Да, я был главой администрации. Мы много говорили. Борис Николаевич слушал.

– Он умел слушать?

– Он блестяще слушал. И я свое мнение передавал. Моя задача была также передать позицию администрации Президента.

– Наверное, для руководителя это его ответственность – принимать решение. Для того, чтобы принять правильное решение, нужно окружать себя людьми, которые лучше тебя знают тот или иной вопрос. Можно ли сказать, что Борис Николаевич окружал себя такими людьми?

– Администрация у Ельцина была одной из самых сильных команд. Сережа Ястржембский. Сергей Приходько… Это были профессиональные люди. Георгий Сатаров, Михаил Краснов. Кто-то приходил, кто-то уходил. Это была команда очень сильных людей.

В 1998-М ЕЛЬЦИН ПОДУМАЛ О ПУТИНЕ, КАК О КАНДИДАТЕ

– В какой степени вы были знакомы с Владимиром Путиным того времени?

– История появления Владимира Путина в администрации президента следующая. В 1997 году премьер Виктор Черномырдин решил, что ему нужно перезагрузить правительство. Он долго уговаривал Бориса Николаевича, чтобы глава администрации Чубайс перешел в правительство. И сложный момент возник, когда Ельцин обратился к Чубайсу: “Так вы уходите, а кто на ваше место?”. Я отказывался. Я по профессии журналист. У меня другой стиль и образ жизни. Я никогда не носил ни пиджак, ни галстук. Я в тот момент работал советником президента. Я понимал, что я захожу не на ту площадку, где буду комфортно себя чувствовать, но в итоге согласился, как член команды Чубайса, чтобы помочь ему. В конце концов я стал главой администрации. Но Чубайс увел с собой в правительство несколько человек. Половина администрации отсутствовала. Ко мне приехал Чубайс, когда мы думали, как дырки эти закрывать. Он сказал, что есть сильный человек, с которым он работал в Санкт-Петербурге – Владимир Владимирович Путин.

– Вы, как журналист, не были насторожены? Все таки КГБ… Нельзя сказать, что эта организация пользовалась доверием и любовью.

– Этой темы вообще не было. Владимир Путин был человеком, который работал с Анатолием Собчаком (первый мэр Санкт-Петербурга, – Ред.). На нем огромная ответственность лежала все эти годы, потому что Анатолий Александрович не очень любил хозяйственную каждодневную деятельность, и все это было на плечах Путина. Поэтому я понимал что Владимир Путин знает, как устроена власть. То, что раньше он работал в КГБ для меня было не важно.

– Вы говорили, что в 1996 году Борис Николаевич не хотел баллотироваться. Искал другого человека. Он с этого момента и начал думать, кто его заменит?

– Одна из главных задач была – найти человека, который в июле 2000 года станет президентом страны. И мы знаем несколько кандидатов, которых и публика знала. Борис Немцов, например. Борис Николаевич его даже представлял лидерам зарубежных стран, когда они были в командировках. И Немцов после 1997 года, когда он вырвался из Нижнего Новгорода не хотел приезжать в Москву. Он не хотел приезжать. Но он в итоге стал федеральной фигурой. Мы постоянно измеряли рейтинги у всех возможных кандидатов в президенты – у Зюганова, у Явлинского… И когда Борис Немцов стал работать первым замом, он попал в списки замеров и к осени 1997 года был на первым месте. У него рейтинг было больше 30%. И он был реальный кандидат в президенты и для Бориса Николаевича было очевидно, что он кандидат №1.

– И?..

– Дальше произошли события. Когда правительство объявило, что мы проводим честный приватизационный конкурс, это не понравилось части бизнеса. И дальше произошла такая война между правительством и теми бизнесменами, которые проиграли конкурс. И в результате того, что работали блестящие журналисты против Чубайса, Немцова… В конце концов они “уничтожили” правительство. Это закончилось дефолтом августа 1998-го. И уже потом, когда мы замеряли рейтинг, у Бориса его уже не было.

– В какой момент вам или Борису Ельцину пришла идея, что Владимир Путин возможный кандидат?

– Я с ним работал в течение полутора лет. В администрации 2-3 раза в неделю проходили разные совещания, где мы обсуждаем текущие проблемы. И на эти совещания я приглашал своих замов. И после 2-3 месяцев работы с этой командой я заметил, что Путин – блестящий. И для меня было радостно, что у меня есть такой замечательный заместитель: умный, мысли хорошо формулирует. Но он приходит ко мне где-то через год работы и говорит, что хочет уйти, что хочется на волю. Сначала у него была сложная служба, потом с Собчаком с утра до вечера все на нем, а затем Кремль, где постоянно работа. А ведь есть жена, есть дети… Я говорю: “Я вас не отпускаю. Давайте через некоторое время вернемся к этому разговору”. Я не хотел его отпускать. Он выделялся из моих замов. Но через два месяца один мой первый зам вынужден был уйти и я предложил Владимиру Путину его место. Он согласился. Это был уже другой масштаб. Он начал в другом режиме встречаться с президентом. Заместитель раз в месяц встречался, а первый зам каждый день. И с этого момента началось понимание Борисом Николаевичем, что это за человек. Это было за два года до 31 декабря 1999 года. Они вместе летели в самолете, обсуждали планы, приезжали в регион и после дел обсуждали реакцию. Владимир Путин находил проблему, пытался разрешить. И когда он начал работу, я был счастлив, что у нас в команде такой сильный первый зам. И, думаю, перебирая кандидатов на роль преемника, Борис Николаевич стал думать про него. В 1998 году Ельцин подумал о Владимире Путине, как о кандидате.

– Борис Ельцин вам говорил об этом?

– Нет.

ЕЛЬЦИН НЕ ДАЛ УВОЛИТЬ ПУТИНА С ПОСТА ГЛАВЫ ФСБ

– Вы говорили про измерения рейтинга Немцова. Сначала высокие цифры, а потом близкие к нулю. По Владимиру Путину делались такие же?

– Нет, не делались.

– Не было ли опасений? Зюганов то остается. И у малоизвестного Путина шансов маловато.

– Там другая история была – Зюганов проехал. Возникли Примаков с Лужковым. Реальные ребята, которые с высочайшей вероятностью становятся лидерами страны. Но в чем мудрость Бориса Николаевича – он блестяще понимал, что за 10 лет люди устали от политиков. Потому что сложные времена, эпоха перемен… Появление абсолютно нового человека, за которым нет никакого шлейфа историй… Любой новый человек, сильный внутренне, выиграет у всех этих “стариков”. Что и произошло.

– Он понимал, что рискует крупно?

– Ельцин? Безусловно. Он считал что приход Примакова и Лужкова это мгновенный разворот обратный. Просто Примаков через день ходил к Ельцину и говорил о том, что надо закрывать СМИ, потому что они неправильно освещают работу правительства. На это Борис Николаевич говорил: “Меня тоже ругают, но мы живем во время свободы СМИ”. Он рисковал, но это был строгий расчет, продуманный и реализованный. Для Ельцина было важно, чтобы его кандидатом был человек другого поколения. Чтобы он был лет на 20 моложе. Кстати, Примаков дважды пытался уволить Путина с поста директора ФСБ. Но Борис Николаевич ему не дал.

– Как Борис Николаевич сказал, что он видит в нем преемника?

– Он позвал его, сказал: “Хочу, чтобы вы заняли пост премьер-министра, а второе – я хочу, чтобы в 2000 году вы стали президентом страны”. Владимир Путин сказал, что абсолютно не готов и не может согласиться.

– Это было искренне на ваш взгляд?

– Да.

– Есть точка зрения, что как раз Борис Березовский сыграл важнейшую роль в назначении Владимира Путина президентом.

– Это конечно не так. Никакой Березовский, никакая Семья (Бориса Ельцина, – Ред.) никакой Юмашев к этому не причастны. Это мифы, которые родились, когда шла борьба между кандидатом Путиным и командой Примаков-Лужков.

ОБ ОТСТАВКЕ ЕЛЬЦИНА ЗНАЛИ ЛИШЬ ШЕСТЬ ЧЕЛОВЕК

– Если уже теперь попытаться определить те черты личности, которые привлекли Бориса Николаевича, когда он рассматривал кандидатуру Владимира Путина, вы можете их назвать?

– Он видел в нем человека, который продолжит его реформы – либеральные, связанные с рыночным путем, по которому пошла Россия. И от этого магистрального пути он не свернет. И для Бориса Ельцина было важно, что это человек другого поколения. Он считал, нельзя оставлять Россию на людей, которым в 1991 году было по 50 лет – слишком много советского в них было. Должны придти те, кому по 30 лет. И для него была важна сила характера. Расскажу один эпизод, который произошел в 1999 году, когда я был главой администрации. Мне позвонил Владимир Путин, сказал, что надо встретиться. Подъезжает, говорит, что разговаривал с Примаковым (председатель правительства РФ с 1998 по 1999 годы, – Ред.) и Евгений Максимович попросил, чтобы он, как директор ФСБ, дал команду следить за Явлинским. Потому, что он “агент империализма, госдепа” и так далее. Владимир Путин сказал мне: “Я, как директор ФСБ, считаю, что это абсолютно недопустимо. Если такая же (как у Примакова, – Ред.) позиция у Бориса Николаевича, то я сейчас же пишу заявление об уходе, так как считаю, что такими деяниями мы уничтожим ФСБ. Считаю, что пускать ФСБ в политику недопустимо. Я сказал, что уверен, что у Бориса Николаевича не такая позиция, Примаков предложил это от своего имени, а не от власти. И так и произошло. Это к вопросу, хотел Путин быть во власти, или нет. Такие эпизоды для Бориса Ельцина были важны. Он видел человека со стержнем, который в сложной ситуации будет принимать важные решения.

– Как вы записывали новогоднее обращение Бориса Ельцина 31 декабря 1999 года?

– Борис Ельцин обычно за день, за два записывал свое новогоднее обращение. В этот раз за два дня записать решили. Приезжает группа из Останкино, он честно обращение записывает. А в самом конце он встает и говорит, что записали ужасно и будем записывать новое 31 декабря в семь утра. И все приезжают 31 декабря в семь утра. И лишь шесть человек знают о том, что будет происходить. Наина Иосифовна (вдова Бориса Николаевича, – Ред.) тоже знала. Когда Ельцин прощался с Наиной утром, она еще ничего не знала. И Татьяна, дочь, помогая ему, сказала: «Папа, невозможно, чтобы мама ничего не знала». Борис Николаевич сделал паузу и обратился к жене: «Наина, я сегодня ухожу в отставку». Сел в машину и уехал. Так вот, в Кремле входит съемочная группа и ее запирают. Они не знали, что их запирают. А дальше Борис Ельцин читает знаменитое обращение. И я беру кассету и с Костей Эрнстом (директор Первого канала, – Ред.) мы садимся в машину и едем в Останкино. А бедная съемочная группа до 12 часов сидит и до эфира ее не выпускают. Люди, которые присутствовали на записи, реально заплакали. Они с Борисом Николаевичем были много лет.

ИСТОЧНИК KP.RU

comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике ИСТОРИЯ


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.