Смогут колонии ГУФСИН исправлять осужденных?



На это нацелен проект «Православная колония», реализуемый в Свердловской области.

Свердловская область лидирует среди российских регионов по количеству осужденных в исправительных колониях (около 22 тысяч). Если говорить о системе ГУФСИН в целом, то, к сожалению, исправляются осужденные в колониях редко, чаще – наоборот.

Как изменить эту ситуацию? Помочь осужденным встать на путь исправления, реального, а не показного? Поменять минус на плюс? Чтобы, выйдя из колонии, они были максимально адаптированными к обычной жизни, а не подпитывали криминальную среду.

На эти и другие вопросы нашего издания отвечают президент благотворительного фонда «Русский предприниматель» Сергей Писарев и руководитель благотворительного Фонда «Содействие беспризорникам» Бек Манасов. Они вот уже несколько лет совместно с ГУФСИН и РПЦ реализуют в ИК-53 (г. Верхотурье, Свердловской обл.) проект «Православная колония».

– Почему ваш проект «Православная колония» реализуется именно в Верхотурье? Расскажите о предыстории его создания.

Сергей Писарев:

– Наш Фонд «Русский предприниматель» уже много лет содействует возрождению верхотурского Свято-Никольского монастыря. Исторически, около 250 лет назад, именно он был духовным центром огромной территории русского Севера, одним из крупнейших в стране. При Советской власти комплекс храмовых зданий в центре Верхотурья пришел в упадок и запустение, использовался, мягко говоря, не по назначению. В здании одного из храмов, например, вплоть до 1990-х годов размещалась колония для малолетних преступников. В 1990-е годы, при губернаторе Эдуарде Росселе, эту территорию вывели из состава ГУФСИН и передали во владение возрожденному монастырю. Приводить ее в «божеский вид» помогал, в том числе, и наш благотворительный фонд.

Совместно с владыкой Викентием, тогда – главой Екатеринбургской епархии, мы предложили проект «Верхотурье – духовная столица Урала», который поддержал Патриарх Кирилл, а затем и Президент Дмитрий Медведев. В дальнейшем, в реализации и финансировании проекта принимали участие губернатор региона и ведущие уральские промышленники. Вот тогда мы столкнулись с таким противоречием: одним из крупных, можно сказать, градообразующих предприятий города Верхотурья является исправительная колония (мужская ИК-53). В ней содержится около 1200 осужденных, а в предприятиях инфраструктуры по ее обслуживанию занято немало горожан. Такой вот парадокс: Верхотурье – духовный центр и одновременно – один из центров пенитенциарной (уголовно-исполнительной) системы (от лат. poenitentia «раскаяние»).

Бек Манасов:

– Не секрет, что система исправительных колоний (ИК) ГУФСИН, на самом деле мало кого исправляет. Очень часто люди выходят из колоний еще более озлобленными и закоренелыми преступниками. Их социализация, адаптация к нормальной жизни происходит с большим трудом, нередко они вновь подпитывают криминальную среду. Да и работодатели крайне неохотно берут на работу бывших «сидельцев», которые не обладают ни востребованными специальностями, ни трудовыми навыками. Так в 2014 году родилась идея, а затем и проект «Православная колония».

– Расскажите о нем подробнее. В каких направлениях реализуется проект?

Сергей Писарев:

– Наш проект реализует четыре направления: православный приход, библиотека, кинотеатр со специально согласованным и приобретенным набором кинофильмов и швейный цех-мастерская. Духовно окормляет созданный в колонии приход священнослужитель верхотурского Свято-Никольского монастыря. В рамках благотворительных акций был приобретен книжный фонд, а также необходимое оборудование и аппаратура для организации кинотеатра и швейного цеха. Швейного, потому что известный российский святой Симеон Верхотурский при жизни (канонизирован он был после смерти) занимался швейным трудом, ходил по домам и шил шубы и зипуны.

Бек Манасов:

– Я девять лет входил в состав, был заместителем председателя Общественной наблюдательной комиссии за соблюдением прав человека в местах принудительного содержания Свердловской области. Ситуацию в ИК представляю очень хорошо.

Проблема социализация бывших осужденных на воле очень остра. В Свердловской области около 250 общественных организаций и различных фондов заявляют о содействии в их социализации и адаптации к обычной жизни. Но большинство из них эти цели лишь декларируют, больше занимаются самопиаром своих учредителей (в том числе депутатов), формируя их положительный имидж. Реальных механизмов социализации мало. Обещая всяческие блага осужденным на воле, они, по сути, обманывают их надежды, порождая иждивенческие настроения.

Помощь идет впрок тем, кто и на зоне готовится к своей новой жизни, проходит свою часть пути. Чем человек может быть полезным обществу вне зоны? Это ключевой вопрос. К сожалению, большинство осужденных об этом не задумываются. Их устраивает роль «жертвы обстоятельств».

В колониях региона трудоустроены в лучшем случае около трети осужденных. Многие вынуждены отрабатывать ущерб (им предъявлен иск по суду), нанесенный в результате преступления, или хотят выйти по условно-досрочному освобождению (УДО). Большинство не заинтересованы в получении профессии, не готовятся к будущей адаптации на воле. У них нет внутреннего мотива для этого. Именно потому, что они не раскаялись. Необходимо чтобы человек заново осмыслил свою жизнь, тогда у него появится стимул и желание ее изменить.

Этому весьма способствует воцерковление, и не важно, в какого бога будет веровать человек – в Аллаха или Иисуса. Главное – чтобы эта вера была, чтобы началось строительство некоего духовного стержня, храма внутри себя. Это требует внутренней духовной работы, самосовершенствования, но иначе человек никогда не выберется из этой ямы. Это нелегко. Если у человек с детства не было тормозов, не привиты внутренние табу, дозволено всё – человек и сам не замечает, как преступает закон вновь.

Сергей Писарев:

– До революции, когда большинство населения России были верующими, своё пребывание в тюрьме многие рассматривали как справедливое (или не очень), но наказание за грехи и, пройдя испытание заключением, настолько переосмысливали свою жизнь, что становились писателями, духовными лидерами народа. Классический пример – Федор Достоевский. Вера, и тогда, и сегодня, через покаяние помогает духовному возрождению. И если ГУФСИН сделает своей целью именно исправление, а не только наказание, то станет очевидным необходимость внутреннего перерождения личности, с упором на духовную составляющую. В колонии человек как на ладони. Сразу видно положительное влияние религии на осужденных. Они становятся менее агрессивными, более сдержанными, следят за словами, избегают каких-либо инцидентов. Религиозные заповеди человечны и гуманны, особенно на фоне «жизни по понятиям».

Бездуховность, сон разума и души – питательная среда для низменных страстей и совершения преступлений. Пустоту надо заполнять. Наш проект «Православная колония» и призван показать на примере одной колонии, что духовное возрождение личности возможно. И достойно всемерного тиражирования в других колониях региона, да и страны в целом. К слову, это не так уж дорого и вполне осуществимо. В итоге, вместо потенциальных преступников из колонии могут выходить не самые плохие граждане своей страны. И, может быть, даже современные «Достоевские».

– Какие трудности возникают при организации приходов?

Бек Манасов:

– Храмы, небольшие церкви, созданы во многих колониях региона и даже следственных изоляторах, есть и священники, которые окормляют паству. Но они, как правило, приходящие, раз в неделю. Остальное время их замещают старосты из числа осужденных. Проблема в том, что приходскими старостами становятся далеко не самые инициативные и авторитетные осужденные. Главное требование к ним – чтобы устраивали священника и администрацию. Организация православных приходов, это, чаще всего, инициатива сверху. И приживается она не всегда гладко.

У мусульман – иначе. Старостой чаще становятся авторитетные осужденные. Мусульман на зоне – около 20%, но их религиозная активность гораздо выше. В итоге количество вероисповедальных объектов мусульман в колониях превысило количество православных приходов. Они сами тянутся к вере, к организации мечетей в колониях. Это инициатива снизу.

Объединение мусульман в колониях приводит к тому, что они отторгают уголовные нормы жизни «по понятиям». Религиозные нормы и заповеди ислама часто для них значат больше. И очень важно, что это происходит даже в условиях агрессивной внешней среды.

– Как изменить эту ситуацию, повысить значимость православия в стране?

Сергей Писарев:

– На самом высоком уровне исламского мира есть понимание важности и необходимости распространения ислама во всех сферах жизни, в том числе и в местах заключения. А в православии это не так. Христианство в нашей стране – одна из главных духовных скреп, поскольку около 80% населения – потенциальные христиане.

Российское государство, да и общество в целом, если хочет выжить, должно более уважительно относиться к православию и всячески поддерживать его. Но пока этого не наблюдается. В результате возможны дикие пляски Pussy Riot в главном православном храме страны или протесты против строительства церкви, как в Екатеринбурге. Это общее отношение к РПЦ транслируется и в среде осужденных, так как они являются частью нашего общества.

– Как оценивает руководство областного управления ГУФСИН эффективность реализации вашего проекта в ИК-53?

Бек Манасов:

– Руководство областного управления ГУФСИН всемерно содействует и положительно оценивает проект «Православная колония» в ИК-53. Предложено распространить его на другие исправительные учреждения региона, в частности, на женскую (Краснотурьинск) и подростковую (Кировоград) колонии.

– Каковы перспективы развития «Православной колонии»?

Сергей Писарев:

– Наш проект живет и развиваются, что доказывает его востребованность, хотя за прошедшие пять лет сменилось руководство и Екатеринбургкой епархии, и Свято-Никольского монастыря и областного ГУФСИНа. Швейный цех работает в несколько смен, выполняет заказы по пошиву разнообразной униформы, недавно в колонии организован обувной цех, действует пилорама.

Мы периодически пополняем фонд кинофильмов и книг для колонии. Сейчас стоит задача проанализировать работу библиотеки, дополнить ее фонды интересными историческими и патриотическими книгами, с высоким нравственным началом. Аналогично – с кинофильмами. Чтобы повысить «эффективность воздействия искусства» на аудиторию, нужен анализ его восприятия со стороны контингента колонии.

В этом году совместно с ГУФСИН объявили о проведении конкурса изобразительного и декоративно-прикладного искусства «Симеон Верхотурский», в котором принимают участие осужденные всех ИК Свердловской области. На 20 ноября назначено подведение его итогов. Определим победителей, вручим премии, затем художественные работы будут экспонироваться на выставке в Свято-Никольском монастыре. Часть их реализуем через аукцион, собранные средства планируем передать для нужд подростковой колонии в Кировограде.

Мы открыты к сотрудничеству, нам кажется, что опыт проекта «Православная колония» достоин тиражирования не только в Свердловской области, но и в масштабах всей страны.

Валерий Борисов

Источник: gosrf.ru

comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике ЧЕЛОВЕК


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.