Торгпредоносцы



У России новые идеи насчет продвижения экспорта и привлечения инвестиций.

Газета “Коммерсантъ” №210 от , стр. 1

Как стало известно “Ъ”, в Минпромторге выбрали семь торговых представительств, на которых протестируют новую систему продвижения и защиты внешнеэкономических интересов России за рубежом. В пилотную группу вошли торгпредства в Китае, Вьетнаме, Сингапуре, Индии, Узбекистане, Германии и Турции. Реформа, в частности, коснется кадрового обеспечения представительств, постановки перед ними задач, механизмов их взаимодействия с российским бизнесом и другими ведомствами, оценки их деятельности. В министерстве надеются кардинально реформировать систему, которую в российском правительстве ранее публично называли «синекурой» и даже думали упразднить. Впрочем, подобные реформы затевались уже не раз.

Мини-МФЦ для экспортеров

Российские торгпредства перешли в ведение Минпромторга в мае 2018 года. Ранее их работу курировало Минэкономики. С тех пор о том, что происходит с этими 59 подразделениями, практически ничего не сообщалось. Между тем, как выяснил “Ъ”, в ведомстве разработали и вот уже несколько месяцев тестируют новую модель функционирования торгпредств. Передача всех полномочий, функций и имущества от одного министерства к другому завершилась к началу 2019 года. Еще несколько месяцев ушло на выработку новой концепции функционирования торгпредств. И вот с августа в министерстве запустили пилотный проект под условным названием «Группа продвижения экспорта».

«Это своего рода объединение знаний, ресурсов и кадрового обеспечения Российского экспортного центра (РЭЦ.— “Ъ”) и торговых представительств. Мы специально выбрали разные регионы — “покрутить” эту модель, посмотреть, как она работает. В первую группу вошли Китай, Вьетнам, Сингапур, Индия, Узбекистан, Германия и Турция,— рассказал “Ъ” замглавы Минпромторга Алексей Груздев.— Это страны из разных, но динамично развивающихся и важных для нас регионов, со своими особенностями ведения бизнеса и интересными для нас нишами». Вторую группу в министерстве сейчас формируют. Уже решено, что в нее войдут Казахстан, Азербайджан и Италия.

Алексей Груздев рассказал “Ъ”, в чем суть затеянной реформы российских торгпредств.

«Во-первых, мы внедряем новую модернизированную систему управления, страновые планы действия с конкретными отраслевыми задачами и оценкой эффективности их достижения,— сказал он.— Во-вторых, идет работа по изменению кадрового состава торговых представительств. При назначении новых людей мы руководствуемся более бизнес-ориентированным подходом, полагая, что для такой работы прежде всего нужны люди, имеющие как управленческий опыт, так и опыт работы в бизнес-структурах. В дополнение они перед отправкой в страну теперь проходят обучение по методике Минпромторга и курсы в РЭЦ».

В-третьих, в ведомстве формируют единую структуру продвижения экспорта — от места регистрации компании-экспортера в России до конечной точки назначения. «Здесь мы активно взаимодействуем с РЭЦ, другими министерствами и такими институтами, как Внешэкономбанк. В планах создать автоматизированную информационную систему, своего рода “мини-МФЦ” для экспортеров»,— делится Алексей Груздев.

В-четвертых, в рамках реформы хотят кардинально пересмотреть подходы к формированию информационно-аналитических материалов, которые готовят торгпредства. Они, как говорят в Минпромторге, должны стать «более узконаправленными, адресными и действительно востребованными конечным пользователем». «То есть условно не многостраничные выкладки со статистикой по секторам, а обзор конкретных интересных для России отраслей с данными об основных игроках и нововведениях с точки зрения регулирования, например, таможенно-тарифного,— поясняет Алексей Груздев.— Российские экспортеры должны понимать: если я иду в этот сектор, кто мои конкуренты, кто потенциальные партнеры, с кем могу скооперироваться, какова цена входа на этот рынок и так далее». По словам заместителя министра, речь не идет о составлении бизнес-планов для конкретных предприятий, а о предоставлении «актуальной информации, которая позволит бизнесу лучше ориентироваться и четко формулировать свои запросы в торгпредства или РЭЦ».

И наконец, в Минпромторге постараются сделать так, чтобы торгпредства были более активными в публичной сфере, в частности, охотнее общались со СМИ. Пока сайты большинства торгпредств «застыли» на середине 2018 года, но их обещают перезапустить к началу 2020-го. Большей открытости, доступности и бизнес-ориентированности призван послужить и запущенный министерством процесс перевода торгпредств в ряде стран с территории дипломатических миссий в обычные бизнес-центры. Так уже поступили с торгпредством во Вьетнаме и планируют поступить в Турции. Впрочем, по словам Алексея Груздева, такая модель подойдет не для всех стран. «В ряде государств, прежде всего азиатского региона, наоборот, считается, что если торгпредство находится на территории дипмиссии, за колючей проволокой, КПП с пропусками и в старом советском здании, то это показывает серьезность намерений партнеров и их благонадежность»,— говорит он. При этом в министерстве планируют ряд ныне действующих торгпредств наделить функциями по охвату соседних стран, где таких подразделений пока нет (сегодня 59 представительств уже покрывают 65 стран).

Алексей Груздев говорит, что в будущем, когда реформа завершится, министерство планирует публиковать рейтинги эффективности российских торгпредств. Составлять их будут при помощи внутренней оценки эффективности соответствующих подразделений и во взаимодействии с деловым сообществом. «Возможно, даже будет голосование»,— говорит заместитель министра.

Синекура

Между тем серьезно реформировать систему российских торговых представительств пытались уже не раз. Наиболее заметные попытки превратить этот рудимент советской эпохи в эффективный инструмент продвижения российского экспорта и привлечения инвестиций в Россию предпринимались в 2009–2010 и 2012–2013 годах. За первый заход отвечал тогдашний директор департамента государственной службы и кадров Минэкономики Олег Бекасов. В качестве одной из приоритетных задач тогда также ставилась замена сотрудников торгпредств на более «рыночных» людей. Предполагалось, что помимо бывших дипломатов, отставных чиновников, их родственников и прочих «заслуженных» персон в торгпредства будут брать и людей с опытом работы в бизнесе. Обсуждались также возможные составляющие KPI, как и более эффективное взаимодействие с другими ведомствами, в том числе с МИДом. Однако до воплощения этих идей в жизнь дело не дошло. Острее всего встали кадровый вопрос и проблемы межведомственного согласования. А в 2014 году Олег Бекасов получил три года условно за мошенничество.

В 2012 году Минэкономики представило концепцию формирования «нового облика» торгпредств, которая должна была быть реализована к 2016 году. В документе тогда прямо отмечалось, что «состояние торгпредств не соответствует их миссии — продвижению интересов России в глобальной экономике». Основная идея концепции — создать такую систему мотивации, чтобы зарплата и карьера сотрудника внешнеторгового представительства напрямую зависели от эффективности структуры, в которой он работает. Работу предполагалось строить в три этапа. До декабря 2013 года планировалось принять все необходимые законы и начать в ручном режиме вводить персональную ответственность за реализацию первых соглашений. С января 2014 по июнь 2015 года концепция предлагала провести «настройку географической структуры торговых представительств» и решить кадровый вопрос. А с июля 2015 по июнь 2016 года думали доработать систему мотивации (подробнее см. «Коммерсантъ-Власть» от 05 ноября 2012 года). При этом в числе рисков указывались «отсутствие достаточной мотивации сотрудников» и «невозможность преодоления негативного имиджа торгпредств». Эти опасения в итоге и оправдались.

В марте 2018 года тогдашний первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов признал, что, «к сожалению, для многих руководство торгпредством до сих пор является синекурой, это никуда не девается». По его словам, повысить роль этого инструмента в развитии экспорта не удалось. А премьер-министр Дмитрий Медведев и вовсе не исключил, что систему торгпредств придется «ликвидировать». На такую меру власти РФ были готовы пойти в том числе из-за того, что именно торгпредства создают им больше всего проблем с заграничной недвижимостью и ее правовой защитой, включая финансовые и имиджевые риски (см. “Ъ” от 11 апреля 2018 года). Однако в итоге торгпредства были не упразднены, а переданы в ведение другого министерства.

Руководитель программы «Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе» Московского центра Карнеги Александр Габуев прогнозирует, что и на сей раз эффективность нововведений будет зависеть прежде всего от решения кадровой проблемы. «Реформа — дело хорошее, нужное и возможное. Но ее исполнители неизбежно столкнутся с проблемами, характерными в целом для попытки реформировать госслужбу в России»,— заявил эксперт “Ъ”. По его словам, чтобы привлечь лучшие кадры с рынка, им надо предложить конкурентоспособную зарплату и возможность воспользоваться распространенной, например, в США, практикой revolving door («вращающихся дверей» — перехода на госслужбу из частных структур и обратно). «Если же ключевой, кадровый вопрос не решить, то получится вторая переаттестация милиции в полицию»,— полагает он.

Елена Черненко

Источник: kommersant.ru

comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике ЭКОНОМИКА


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.