Пустите классика в класс!



Из школьной литературы уберут маркировку “18+”

5 ноября Госдума рассмотрит в первом чтении законопроект, который призван “пустить” классиков в классы. Маяковский, Есенин, Бродский, Шолохов, Айтматов, Астафьев, Довлатов… Все эти авторы есть в программе по литературе. Но вот достать некоторые их произведения школьник может только из-под полы: издатели запечатывают книги в целлофан и ставят маркировку “18+”. Почему? Все просто – боятся нарушить Закон “О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию”.

Доходит до абсурда. “Тихий Дон” официально включен в ЕГЭ, но вот продать этот роман-эпопею ученику нельзя: на ней все те же “18+”. Надо понимать из-за того, что в романе присутствует и нецензурная брань, и жестокие сцены насилия… Книга нобелевского лауреата Михаила Шолохова оказалась приравненной по степени “опасности” к пачке сигарет.

Верится с трудом? Пройдитесь по разделу “русская проза” в любом крупном книжном магазине. Довлатов – практически весь в целлофане. Можно даже не размениваться на отдельные книги, а обернуть пленкой сразу всю полку.

Рядом – с маркировкой “18+” и броской надписью “Содержит нецензурную брань” – расположились “Прокляты и убиты” Астафьева, “Плаха” Айтматова… Некоторые сборники стихов Маяковского, Есенина, Бродского тоже угодили под запрет: известны случаи, когда детям их просто не продавали. И это при том, что произведения всех этих авторов есть в школьных программах.

А что делать – разводят руками продавцы: никто не хочет заработать штраф в две-три тысячи рублей. Магазин рискует еще больше – уже 50 тысячами рублей. Школьного библиотекаря, который выдаст ребенку “запрещенку”, тоже ждут более чем серьезные последствия. По крайней мере, если строго следовать букве закона.

– Я каждый день знакомлю детей с содержанием “промаркированных” произведений, зачитываю фрагменты вслух. То есть, по факту, распространяю информацию. Меня теперь тоже можно за нее “привлечь”? – рассуждает “Учитель года России-2019”, преподаватель русского языка и литературы в волгоградской средней школе N 55 “Долина знаний” Лариса Арачашвили. – Законопроект, который избавит нас от этого абсурда, просто жизненно необходим. Тем более что практически любое издание можно достать в электронном виде – в “цифровых” магазинах никто возраст покупателя не спрашивает.

Как вообще произведения из школьной программы получают маркировку “18+”? Ее ставят сами издатели перед тем, как выпустить книгу в продажу. При этом прописанные в законе возрастные ограничения трактуются по принципу “как бы чего не вышло”.

Например, отдельные бранные слова (за исключением нецензурщины) могут содержаться в информационной продукции только для детей от 16 лет и старше. Персонаж книги выругался, причем даже не матом? Маркировка “16+” ему обеспечена. И это если повезет…

С таким “клеймом” на полках магазинов стоят “Мастер и Маргарита”, “Мертвые души”, “Преступление и наказание”, “Анна Каренина”… Кстати, последнее произведение школьники проходят в 10-м классе, то есть, как правило, как раз в 16 лет. Но что делать, если одному ученику из двадцати – вот уж не повезло – пока исполнилось только 15? Закрыть уши и не слушать?

А вот еще один пример. “Детство. Отрочество. Юность” Толстого почему-то издатели тоже промаркировали знаком “16+”. И это при том, что с первой повестью – “Детство” – ребята знакомятся в четвертом (!) классе. Тут вообще сплошное “распространение с нарушениями” получается.

Напомним, Закон “О защите детей от информации…” принимался почти десять лет назад с целью оградить детей не от мировой классики, а от действительно вредного контента. Его, надо сказать, хватает. Но в последние годы стало очевидно, что закон требует серьезной доработки. Слишком уж неоднозначно трактуются его нормы.

Важные поправки предложили члены Комитета Госдумы по культуре во главе с его председателем Еленой Ямпольской. Также в доработке документа участвовали комитеты по вопросам семьи, женщин и детей, по образованию и науке, по делам национальностей.

– Действующий закон предполагает распространение без возрастной маркировки только учебников и учебных пособий. Законопроект предлагает расширить этот перечень на всю литературу, которая входит в школьные примерные основные образовательные программы. Причем мы настаиваем, чтобы учитывались программы всех уровней школьного обучения – то есть начальной, средней и старшей школы, – говорит зампредседателя Комитета Госдумы по образованию и науке доктор педагогических наук Любовь Духанина. – Если Госдума примет предложенные изменения, учителям больше не нужно будет бояться юридических последствий за распространение рекомендованной школам классики.

Еще одна проблема в том, что многие покупатели считают возрастную маркировку информационной продукции просто рекомендацией. Если стоит “0+”, это вовсе не значит, что произведение подходит грудничкам. Просто в нем нет описаний насилия, нет половых актов, брани и т.д. А сам фильм или книга при всем при том могут быть очень даже “взрослыми” по содержанию, с серьезной философией внутри.

– Положительные отзывы на законопроект получены от учреждений культуры, общественных организаций, правообладателей, деятелей культуры. Все они считают знаки 0+, 6+, 12+, 16+ избыточными и излишними для произведений литературы и искусства, – говорится в пояснительной записке к документу.

Доходит до абсурда. “Тихий Дон” официально включен в ЕГЭ, но вот продать этот роман-эпопею ученику нельзя: на ней все те же “18+”

Предлагается использовать менее конкретные рекомендации: “Для семейного чтения и просмотра”, “Для дошкольников”, “Для детей младшего школьного возраста”, “Для детей среднего школьного возраста”, “Для детей старшего школьного возраста”, “Не рекомендовано для детей”.

– Мне кажется, что ребенок должен читать книги “на вырост”, то есть чуть более сложные для него – это и называется развивающей средой. Я никогда не читала литературу по возрасту. В 14 лет у меня любимыми авторами были Бунин, Цвейг, Дрюон, – говорит Лариса Арачашвили. – Считаю, что решение о том, какую литературу ребенок может читать вне школьной программы, нужно оставить за родителями. Можно разработать поправку, при которой на основании их письменного разрешения ребенок мог бы взять в библиотеке или купить в магазине любую книгу.

Кстати

Законопроект, который 5 ноября будут рассматривать депутаты, называется так: “О внесении изменений в статью 30 Закона Российской Федерации “Основы законодательства Российской Федерации о культуре” и отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием законодательных механизмов, регулирующих доступ детей к культурным ценностям и культурным благам”. Он затрагивает не только книги, но также фильмы, деятельность музеев, выставочных залов, дворцов культуры и т.д. В нем предлагаются поправки сразу к нескольким федеральным законам: “Основы законодательства Российской Федерации о культуре”, “О государственной поддержке кинематографии Российской Федерации”, “О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию”.

Источник: rg.ru

comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике ШКОЛЬНОЕ ОКНО


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.