«Дни Белых журавлей»



В Дагестане прошел XXXIII Международный Гамзатовский литературный фестиваль
Станислав Минаков

«Дни Белых журавлей»

Оказывается, в Махачкале есть Театр поэзии, единственный в России. Можно удивиться, но только если не знать, с каким огромным пиететом Дагестан относится к поэтам, лучших из которых тут именуют народными. Их чествуют и при жизни, а по кончине ставят им памятники; памятников поэтам в Махачкале немало. Можно смело сказать, что многонациональный Дагестан — страна поэзии. Кто-то вспоминает сегодня Сулеймана Стальского? Дагестанцы — очень даже. Ходят по улице его имени, у памятника ему.

И картина работы Омара Ефимова (1976) выставляется сегодня в Дагестанском музее изобразительных искусств им. Р. Гамзатова, на которой четыре поэта — Э. Капиев, С. Стальский, Г. Цадаса, А. Мамедов (народные поэты Дагестана, члены Союза писателей СССР, орденоносцы) — стоят на Красной площади в Москве в 1936 году, трое из них в папахах, и словно ведут глубинную горскую вселенскую сущностную беседу…

Должно быть, это особая благодатная земля для поэзии — Дагестан. В этом мне довелось убедиться лично, поскольку в нынешние сентябрьские дни дагестанским отделением Союза писателей России мне была оказана честь принять участие в XXXIII Международном Гамзатовском литературном фестивале «Дни Белых журавлей».

Торжество приурочено ко дню рождения Расула Гамзатова, коему 8 сентября отмечалось 96-летие. Более полусотни гостей представляли не только Москву и многие регионы России, но и Белоруссию, Азербайджан, Сирию.

Можно сказать, что сердечным поклонением Расулу проникнута вся дагестанская жизнь: и памятник поэту в городе не один, и стихи его — на родном аварском и на русском — звучат повсеместно. Разумеется, и песни.

Нам в автобусе водитель каждое утро заводил мощный «триптих» знаменитых «Журавлей» — в исполнении, по очереди, Хворостовского, Магомаева, Бернеса. И всегда это было впечатляюще — и у могилы поэта в поселке Тарки, и у Вечного огня, у памятника Неизвестному солдату в Махачкале, и на серпантине аула Гуниб, где высоко в небеса «улетает» самый монументальный из всех клин «Белых журавлей».

Если говорить о гамзатовских песнях, то нам напомнили в эти дни и «Есть глаза у цветов…», которую исполнял в 1970-х ансамбль «Цветы» Стаса Намина, с музыкой Оскара Фельцмана, и «Исчезли солнечные дни…» с музыкой Раймонда Паулса, хит Валерия Леонтьева (помните? — «Пусть у меня на волосах Лежит, не тая, снег, Но ты, моя любимая, Как прежде, лучше всех…»), и «Разве тот мужчина», и «Берегите друзей», и другие.

Все эти песни, разумеется, звучат на русском языке, в прекрасных авторизованных переводах мастеров — в первую очередь, Якова Козловского и Наума Гребнева.

Расул уже 16 лет покоится на склоне горы Тарки-Тау рядом со своей женой Патимат, а в день его рождения в его Доме-музее нас радушно и по-кавказски хлебосольно принимала дочь поэта Салихат, очень похожая на своего отца.

Расула уже нет на Земле, но почти в каждом из трехсот миллионов граждан СССР была запечатлена, и остается теперь, его великая песня. Конечно, это «Журавли» композитора Яна Френкеля, который окрылил стихи Расула, перед тем переведенные Наумом Гребневым, поэтом-фронтовиком, изрядно потрудившимся на ниве перенесения в русское культурное пространство также и произведений Гамзата Цадаса.

Маленький аварский народ, живущий в горах юго-западного Дагестана, послал Расула в мир, чтобы высказать огромной стране какие-то очень важные слова. Такое было дарование-поручение. Яблоко, как помним, от яблони падает недалеко, стихотворец Расул опирался на плечи своего отца, тоже народного поэта Гамзата Цадаса. Аварский аул Цада подарил двух поэтов — отца и сына, объединенных, понятно, Духом.

Прекрасен памятник Расулу у большого здания Русского театра в Махачкале, а у входа в Театр поэзии он стоит справа, и тут Пушкин — слева от крыльца. И два барельефа с портретами этих поэтов венчают фасад Театра поэзии.

И везде в эти дни возлагались цветы к подножьям поэтов — и руководителями республики и поселений, и гостями, и местными жителями разных возрастов — от детворы до старцев в папахах.

Хочу подчеркнуть, что русская речь в Махачкале везде звучит прекрасная, у молодежи без акцента, что свидетельствует, видимо, о понимании здесь роли русского языка как объединительного, как ракеты-носителя, выводящей языки малых народов на большую всероссийскую орбиту и далее.

Не случайно в постсоветские годы, когда тиражи его книг в одночасье упали с миллионов и сотен тысяч экземпляров просто до сотен, Расул Гамзатов сокрушался: «Я снова стал поэтом одного ущелья!» А ныне переводчики в Махачкале констатировали, что наиболее распространенный тираж переводных книг — всего лишь 300 экземпляров.

* * *

Беседа о проблемах художественного перевода произведений малых народов прошла 7 сентября в зале Театра поэзии на выездном расширенном заседании секретариата Правления Союза писателей России (СПР). Заседание открыли и вели Магомед Ахмедов — поэт, переводчик, председатель правления Союза писателей Дагестана, и Геннадий Иванов — поэт, переводчик, первый секретарь правления Союза писателей России.

Запомнилось конструктивное выступление Ольги Прилуцкой, которая представляла Центр современного художественного перевода «Таврида», основанный при издательстве «Доля» в Крыму в 2017 году; тогда же начала издаваться серия книг «Голоса Евразии», в которой вышли книги Магомеда Ахмедова «Эпоха бездорожья» (перевод с аварского), Марселя Салимова «Разговор с богами» (перевод с башкирского), Фейзудина Нагиева «Звезды смотрят глазами твоими» (перевод с лезгинского); подготовлена к печати книга лезгинского поэта Демирбега Эмирбегова «Святилище для ошибок». Завершается перевод произведений на крымскотатарский язык известного казахского поэта, прозаика, кинодраматурга Бахытжана Канапьянова. Его книга «Крымский орнамент» выйдет в издательстве «Доля» в текущем году. О. Прилуцкая рассказала о проблемах, связанных с привлечением к переводческой работе крымскотатарских и украинских переводчиков в Крыму, представила журналы «Крым» и «Доля», в которых есть постоянная рубрика «Переводы».

Также ярко выступил член редколлегии переводческого центра «Таврида» Мамед Халилов, недавно возглавивший (внимание!) Ярославское отделение СПР.

Поэт и переводчик Юрий Щербаков, глава Астраханской организации СПР, рассказал о работе центра литературного перевода, который уже четыре года переводит, готовит к изданию и публикует книги поэтов, представляющих народы России и стран СНГ, проводит ежегодный конкурс литературных переводов. «И все это — на общественных началах, — подчеркнул выступавший, — К сожалению, государство сегодня только декларирует, но не помогает реально процессу взаимопроникновения и взаимообогащения литератур народов РФ. Мы не зря назвали наш конкурс так — “Дружба литератур — дружба народов”. На словах власть этот лозунг поддерживает, а на деле… Вот и получается, что важнейшая составляющая литературного процесса зависит сегодня только от доброй воли писателей и переводчиков, а еще от того, удастся ли им раздобыть хоть какие-нибудь средства на издание переведенных книг. И сборник стихотворений народного поэта Республики Дагестан Магомеда Ахмедова, ученика и продолжателя дела Р. Гамзатова, “Птица сердца”, который я перевел с аварского и привез в Махачкалу, вышел в свет только благодаря доброхотной помощи Администрации Енотаевского района Астраханской области. Но что такое эти триста экземпляров для двух регионов! … Что нам остается сегодня? Упрямо делать свое дело и ждать, что культурная политика государства, наконец, изменится. Возмущаться, взывать к здравому смыслу, к совести чиновников — этого мало. Не сохраним традиций, дадим угаснуть процессу художественного перевода — вот тогда надежды на возрождение точно не останется! В Махачкале собрались правдолюбы и бессребреники, которые думают именно так. Думают и делают».

Подвел итоги заседания Валерий Латынин, секретарь СПР по национальным вопросам. Было принято решение о разработке обращения к руководству страны с просьбой обратить внимание на вопросы литературного перевода в России.

* * *

Мне уже приходилось высказываться, что пример Расула Гамзатова убедительно свидетельствует, сколь умножаются культуры, достигая порой кумулятивного, космического эффекта, когда взаимодействуют. Я настаиваю: в советский период мы находили внятные формы и способы счастливого взаимообогащения народов.

Можно скептически ухмыляться по поводу реальности или пропагандистского характера формулировки «единая общность — советский народ», однако песню «Журавли» создали аварец и три еврея (Гребнев, Френкель, Бернес), а в результате мы получили шедевр русской (если угодно, советской, что, на мой взгляд, почти не меняет дела) культуры, отозвавшийся эмоционально-смысловым эхом во всем мире.

Диву даешься, сколь много сделали русские поэты-переводчики для того, чтобы поэты советских республик стали вровень с русскими отечественными классиками, да и европейскими.

Также замечу, что качество новейших переводов, на мой взгляд, уступает работам лучших переводчиков советского периода. В чем причина, можно дискутировать, но как одну из них отметим, что в Советском Союзе дело переводов с языков народов СССР на русский было поставлено на мощный поток — как интеллектуально-творческий, так и финансовый. Мы все это прекрасно помним. И лучшие поэты в этом участвовали (порой не скрывая, что тяжко) — и Арсений Тарковский переводил туркменского классика Махтумкули, и Семен Липкин киргизский эпос «Манас», и Олег Чухонцев современников, было и премногое другое, фактически безбрежно.

Вспомним также, что в нашем уникальном Литинституте было отделение национальных литератур. Которое закончил, к слову, преемник Гамзатова, аварский поэт Магомед Ахмедов, организатор и устроитель гамзатовских праздников.

* * *

Он и возглавил нашу большую делегацию в аул Гуниб, расположенный на высоте около двух километров над уровнем Каспия. Аварцы утверждают: кто не видел Гуниба, не видел Дагестана. Добираться автомобилем из Махачкалы — примерно три с половиной часа по живописнейшим местам, порой по впечатляющему серпантину. Мы возложили цветы к памятнику «Белые журавли», именно этот монумент, в возлюбленном Гамзатовым Гунибе, поэт выделял и сам, а также говорил, что Гуниб — живая краса Дагестана, посвятил аулу множество стихотворений.

Вообще, Гуниб — уникальный природный и исторический памятник. Тут и бальнеологический курорт, с особым климатом для лечения легочных заболеваний, и следует помнить, что здесь ровно 160 лет назад русскими войсками был пленен имам Шамиль и закончилась тридцатилетняя Кавказская война.

В Великой Отечественной войне из двух с половиной тысяч жителей аула погибло в рядах Советской Армии 1340 человек, и теперь фото каждого из павших висит на стене дома культуры возле «журавлиного» памятника, и вертикаль стелы установлена над высочайшим обрывом, и великолепно видна и снизу, и сверху.

А ровно 20 лет назад гунибцы вместе с уроженцами Ботлиха и российскими военными отразили набег международных террористов из Чечни. Среди мужчин аула — немало Героев Советского Союза и России; многие награждены посмертно.

Запомнился рассказ смотрительницы аульского музея про стол Государя Александра II, стоящий в центре экспозиции, расположенной в бывшем православном храме. Была ею вспомянута и Царская поляна в Верхнем Гунибе, где в 1909 г., на праздновании 50-летия окончания Кавказской войны, Государь Николай II торжественно отобедал вместе с войсками, для чего были вырыты особые, сохранившиеся и сегодня, обеденные траншеи на 500 человек.

На поляну привезли и нас, там же рядом и знаменитый «камень Барятинского» — место, где главком Русской армии на Кавказе принимал капитуляцию у Шамиля. На камне выбито «1859», над ним через полвека была возведена ротонда.

Расул не раз подчеркивал, что его самый известный текст посвящен павшим в Великой Отечественной.

«По мотивам песни сняты картины, воздвигнуты памятники, — делился он с читателями в 1990-м своими размышлениями и впечатлениями. — Их десятки — в России и на Украине, в Узбекистане и на Алтае, в горах Кавказа и в аулах Дагестана… у подножия памятников горит Вечный огонь — сердце павших, а на самой вершине журавлиного клина — душа павших».

Мы приняли участие в торжественном действе возле мемориального комплекса «Белые журавли», а затем в актовом зале гунибского районного дома культуры состоялся вечер поэзии. Как отметила дагестанская пресса, «перед гунибцами выступили председатель Союза писателей Дагестана, народный поэт Магомед Ахмедов, заместитель председателя Правления Союза писателей РФ Василий Дворцов, председатель Астраханского отделения Союза писателей Юрий Щербаков, поэт из Белоруссии Анатолий Аврутин, главный редактор журнала “Дон” Виктор Петров, член редколлегии журнала “Наш современник” Сергей Куняев, секретарь правления СПР, председатель РО СПР Республики Коми Надежда Мирошниченко, поэтесса Анна Токарева из Егорьевска, главный редактор журнала “Москва” Владислав Артемов, главный редактор газеты “Московский литератор” Иван Голубничий, секретарь правления СПР, председатель Совета по поэзии СПР Виктор Кирюшин, поэт и переводчик из Белгорода Станислав Минаков, председатель Союза писателей Ярославского отделения СПР Мамед Халилов, поэт и прозаик Алексей Шорохов, поэтесса из Карачаево-Черкесии Лариса Шебзухова, дагестанские поэты Гамзат Изудинов, Алигаджи Магомедов и другие».

* * *

Еще одна группа писателей отправилась в древний Дербент, самый южный город РФ, где посетила школу №20, которая носит имя Расула Гамзатова. Дети встречали гостей хлебом-солью, а хореографический ансамбль «Гюнеш» — зажигательным танцем. Гости и здесь возложили цветы к стеле «Белые журавли», а затем побывали в школьном музее, который посвящен поэту. Учащиеся и педагоги школы подготовили программу, рассказывающую о его жизни и творчестве. «К нам приезжают писатели их всех регионов России, из других стран мира. Мы знакомим их с культурой Дагестана, показываем, как в разных городах нашей республики проходят мероприятия. Расул Гамзатов любил Дербент, и мы счастливы, что здесь бережно хранят память о нем», — отметила народный поэт Дагестана заместитель председателя СПД Марина Ахмедова-Колюбакина, которая после окончания Литинститута более трех десятилетий была пресс-секретарем и переводчицей Расула Гамзатова.

В целом южное направление творческого фестивального десанта было представлено также редактором журнала «Доля» Ольгой Прилуцкой, поэтом Билалом Адиловым из Баку, секретарем СП России по национальным вопросам Валерием Латыниным, организатором проекта «Белые журавли России» Сергеем Соколкиным, председателем Правления Союза писателей Кабардино-Балкарии Муталипом Беппаевым, москвичом Сергеем Каратовым, поэтессой из Ставрополя Любовью Шубной.

А в группе представителей творческий интеллигенции, посетивших аул Цада Хунзахского района, были поэт Геннадий Иванов, руководитель секции аварской литературы Союза писателей РД Магомед Патахов, москвич Вячеслав Куприянов, народный поэт Чувашии Валерий Тургай, переводчик и писатель из Сирии Ибрагим Истанбули, руководитель секции лезгинской литературы СП РД Владик Батманов.

Верно замечено коллегой: в Дагестане бережно хранят память о Расуле Гамзатове, и к литературе, к поэзии относятся, как к делу важному и нужному, а не как к блажи, странной в наш прагматичный век.

Фото — участников мероприятия и автора.

Специально для «Столетия»
Источник:  stoletie.ru
comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике КУЛЬТУРА


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.