Роковая «Метель»



О пушкинской постановке Малого театра в год 220-летия поэта
Нина Катаева

Этот спектакль, поставленный прошлой весной, я посмотрела в июне, и он никак не отпускал меня.

Вспоминался фильм Владимира Басова с Марьей Гавриловной – Валентиной Титовой, Владимиром – Олегом Видовым и полковником Бурминым – Георгием Мартынюком, на который ходила школьницей. Был культпоход с учительницей литературы, и после фильма мы никак не могли разойтись – спорили, могло ли такое случиться, чтобы тебя три раза обвели вокруг аналоя, а ты не почувствовала, что венчаешься вовсе не со своим возлюбленным, к тому же с брюнетом, а не с блондином!.. Я все больше молчала и слушала, а мнения весьма разделились, и тут наша классная вдруг говорит: «А мы сейчас нашу Машеньку спросим». Это меня, значит, не скрою, схожесть с пушкинскими героинями у меня была, тем более, дело в провинции происходило.

И все на меня уставились. Я помолчала и говорю: «Колеблюсь, то так мне кажется, а то эдак…». И девчонки неожиданно: «И мне также…, и мне…». В общем, развел нас Пушкин во мнениях. И позже, сколько раз не перечитывала повесть, не пересматривала в разных возрастах фильм, червь сомнения продолжал точить. Неужто можно было даже в ночной церкви, освещенной двумя-тремя свечами, обвенчаться с другим, с повесою, занесенным сюда волею случая, который, по гусарской привычке, мгновенно усек противозаконность действа и решил подшутить над заждавшейся жениха невестой?..

Музыку Свиридова, сочиненную к «Метели», зрители восприняли, как неотрывную часть фильма. Сплавившись с пушкинской прозой, она и помогла создать картину, которая, несмотря на отсутствие громких наград, все же вошла в личный золотой фонд зрителей середины прошлого века.

Десять лет спустя, в 1974 году, Георгий Свиридов отредактировал партитуру, и «Музыкальные иллюстрации к повести А.С. Пушкина “Метель”» стали самостоятельным произведением. Без этой гениальной музыки давно не обходится ни один из серьезных концертов, потому что это та музыка, от которой замирает душа.

В 1984 году Петр Фоменко, как всегда, с тонкостью и нюансами, снял на ТВ свою версию «Метели», с бледноликими героями и без музыки Свиридова. А тем временем мистический сюжет, в котором метель смешала землю с небом и подменила женихов у невесты, не переставал волновать режиссеров, как наших, так и зарубежных. В 1972 году Альфредом Форером была снята франко-немецкая молодежная мелодрама «И дождь смывает все следы», в которой злой рок, в виде дождя на сей раз, разлучает влюбленных, но складывается все еще жестче: жених героини гибнет под колесами автомобиля того, кто, по воле случая, приедет к ней вместо него. Постаревшие поклонники этого фильма до сих пор смотрят его со слезами на глазах. Ну, и наконец совсем недавно, в 2010 году, на РТР выпускницей ВГИКа, ученицей Игоря Масленникова – отца лучшего «Шерлока Холмса» и «Зимней вишни» – Фрюзой Фархшатовой был снят сериал «Метель», в котором вьюга тоже спутала карты, и к нареченному героине пришлось пробиваться несколько лет…Несмотря на то, что намеков на параллели с Пушкиным было много, даже село, где все происходило, называлось Радово (вместо Ненарадова), мистические совпадения выглядели натяжками, и эмоций сериалу не добавляли. Сомнений не было: главное открытие свершилось 55 лет назад, когда пушкинская «Метель» нашла свою музыку.

Благодаря именно этому обстоятельству, в репертуаре Малого театра появился спектакль-концерт «Метель» по Пушкину, с оркестровым исполнением музыки Георгия Свиридова. Поставлен Алексеем Дубровским по инициативе архимандрита Симеона (Томачинского), ректора Курской духовной семинарии и духовника фонда «Настоящее». И вначале был показан в Пасхальную неделю, как обычный концерт. Премьеру увидели дети из спецшкол, благотворительных организаций и многодетных семей. Выступая на пресс-конференции, архимандрит Симеон ответил на сакраментальный вопрос, интересующий многих.

Мы называем это мистикой, а духовник сказал, что «Метель» – поэма о Промысле Божием, который предполагает соучастие человека. Без этого, как показал Пушкин, реализация Божьего замысла невозможна.

Герои хранили верность друг другу, и это великий пример во времена достаточно легкомысленного отношения людей к «малой Церкви», как мы называем семью. И конечно, многие христианские ценности становятся понятнее, когда даны в живых образах, через культурную призму классических произведений».

Алексей Дубровский рассказал в многотиражке Малого театра о том, что сценическая версия повести была рассчитана, скорее, на филармоническое исполнение, но его команде – музыкальному руководителю постановки Григорию Гобернику, художнику Марии Утробиной, исполнителям главных ролей Василию Бочкарёву, Игорю Петренко, Константину Юдаеву и Мари Марк – хотелось создать полноценный музыкально-драматический спектакль. «Мы вернулись к первоисточнику, и, прикоснувшись к двум гениям – Пушкину и Свиридову, попытались следовать за ними», – сказал режиссер.

И у них получилось. Это понимаешь сразу, едва твоему взору открывается аванзанавес, словно морозной вязью испещренный рисунками и строчками из пушкинских черновиков, и голосом Василия Бочкарева от имени издателя вам возвещается и о почившем сочинителе Иване Петровиче Белкине, написавшем «Метель», и о самом Александре Пушкине, придумавшем всю эту затею. Поэт ни на минуту не оставит вас, все будет происходить под неусыпным его надзором, а когда вступит музыка Свиридова, вам непременно подумается о том, какая бы это была встреча, если бы композитору с поэтом довелось свидеться…

Так и хочется написать – Свиридов родился на свет Божий, в том числе, и для того, чтобы написать музыку к «Метели».

Взлетит аванзанавес, и взору вашему откроется картинка из «повестей» – луна, снега, домишки, дорога, верстовые столбы, дальний храм. Режиссер подчеркнуто ничего «не интерпретирует». И всюду пюпитры с нотами, напоминающие о том, что оркестр Малого театра под управлением Александра Мещерякова, лауреата международного конкурса в Италии, полноправный участник спектакля. Он слева, в глубине сцены, на подиуме. А на авансцене, в одной из усадеб зреет такой жаркий взрыв чувств и протест против родительской тирании, какой возможен только среди морозной России. Романтическая пара – в исполнении Мари Марк (Марья Гавриловна) и Константина Юдаева (Владимир) готовится к побегу и тайному венчанию. Маша в спектакле – абсолютная героиня романа в стиле Жан-Жака Руссо, романтическая статуэтка-мечтательница, словно материализовавшаяся из пушкинских рисунков. Владимир – не так горяч, как мы привыкли его представлять, сдержан и, можно даже сказать, холоден, – денди, прагматик, гордец. Но такой Маше он под стать.

Герои вальсируют, кружатся, комментарии издателя и видеоинсталляция над сценой, в которой постоянно бегут пушкинские строки и оживают его рисунки, напоминает о том, что мы просто листаем повесть, прислушиваясь к мыслям соотечественников, живших за два века до нас, и делаем остановки. Музыка Свиридова, иногда забываясь, что она все же на спектакле, а не на концерте, помогает сюжету идти вперед. В роковой метели блуждают двое, и, как ни странно, выигрывает тот, который поддался «преступной проказе» под влиянием «непростительной ветрености». Владимир, проморгавший Машу из-за метели, отправляется на войну и погибает с честью. Позор, или неудача вкупе с нелепостью смыты кровью – все в духе времени. Маша остается верна… неизвестному «супругу», с которым обвенчалась в ночи, пока Провидение не сталкивает ее с ним лицом к лицу.

Надо сказать, несмотря на то, что, помимо любви, в сюжете речь идет о серьезных вещах – о долге, чести, совести и порядочности, обо всем Пушкин пишет с иронией. И о том, что происходит в домах ненарадовских помещиков и армейского прапорщика Владимира, и в отношениях Маши с ее обожателями.

В спектакле эту ноту очень точно ведет г-н Издатель. Без улыбки смотреть этот спектакль невозможно. Объяснение с гусарским полковником Бурминым, которого играет Игорь Петренко, пожалуй, самая удачная сцена в спектакле. У обоих – камень с души, но ведут они себя по-разному. Маша – все в том же вальсе, а Бурмин – в раздумьях. Это первая роль для актера, вернувшегося в альма-матер после многолетнего побега в кинематограф. Его Бурмин много чего пережил, это видно и без руки на перевязке. Простил ли себе ту «проказу» – вряд ли кому расскажет, фактически из-за него погиб человек…

На поклонах артисты вместе с залом аплодируют оркестру, пушкинская «Метель» набирает силу.

Специально для «Столетия»
Источник: stoletie.ru
comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике КУЛЬТУРА


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.