Провалы Сеула



Как Южная Корея ссорится и с Китаем, и с Японией, и с Россией
Дмитрий Мельников

За последние пару лет Сеул успел «побить горшки» и с Китаем, и с Японией. А в конце июля очередь дошла и до России, когда наши стратегические бомбардировщики по версии Сеула якобы нарушили корейское воздушное пространство.

Причина разлада с Китаем общеизвестна – южнокорейцы под покровом ночи провернули операцию по ввозу элементов противоракетных высотных комплексов THAAD. Через некоторое время началось их развертывание, что вызвало сильнейшее возмущение в Пекине, опасающемся, что указанные вооружения могут стать серьезной угрозой для его стратегических ядерных сил, размещенных на северо-востоке страны.

Последствия той ссоры до сих пор напоминают о себе. Один из красноречивых показателей – заметное снижение числа туристов из Поднебесной, посещавших Южную Корею и приносивших немалый доход.

Истосковавшиеся по ним южнокорейцы даже сняли телесюжеты о возвращении организованных групп китайских путешественников. Впрочем, наиболее ощутимый ущерб был нанесен, когда самая густонаселенная страна мира негласно бойкотировала товары с лейблом «Made in Korea».

Корень этих проблем – в чрезмерной зависимости Сеула от заокеанского сюзерена, особенно в военной области. Корейцы просто вынуждены делать то, что им велят. Понятно, руководству этой небольшой страны очень хотелось отыграться за свое поражение, поднять упавший рейтинг. Спешить заставлял и социальный раскол, вызванной политикой Мун Чжэ Ина, нацеленной на изгнание с пьедестала крупных корпораций и предоставление режима наибольшего благоприятствования малому бизнесу.

Естественно, нужно было заглушить вопли представителей акул корейского уолл-стрита, которых хотели под различными предлогами убрать со сцены, в то время, как именно корпорации, несмотря на все их недостатки, прежде всего кастовость, и являются краеугольным камнем экономики этой страны. Да и договариваться с ними намного легче, нежели с несметной ордой мелких и средних фирм, которые Мун в приступе маниловщины хотел создать на месте тех же «Самсунгов» или «Элджи».

Как удовлетворить и тех, и других? Выход был найден довольно незатейливый. В ход пошло уже давно испытанное средство – апелляция к национализму, причем весьма низкого пошиба.

Решено было в очередной раз разыграть японскую карту – в Сеуле вдруг вспомнили о том, что самураи, в том числе и их промышленные гиганты, такие как «Мицубиси», в ходе Второй мировой войны использовали труд корейских рабочих и вроде как не оплатили убытки в должной мере. Сразу же отыскали ветхих стариков, бывших «подневольных», дееспособность коих была под большим сомнением. Быстро организовали необходимое, «политически взвешенное» решение Верховного суда, благо сторонников политических оппонентов оттуда давно вычистили под явно надуманными предлогами. Корейцы принялись требовать выплаты компенсаций, естественно, японцы сказали свое решительное нет – мол, все вопросы были улажены еще в 1965 году подписанием договора о нормализации отношений.

Видя несговорчивость «клиентов», корейцы повысили градус напряженности, приняв неоднозначное решение о конфискации части японской собственности на юге Корейского полуострова. Видя такое положение дел, забеспокоились в Белом Доме: ссора союзников – всегда плохо. Было предпринято несколько попыток при посредничестве американцев найти точки соприкосновения. Но корейцы вновь и вновь повторяли, словно мантру, это сладкое словосочетание – «компенсации». Результат оказался не таким, как его ожидали.

И многомесячному терпению Токио пришел конец – в июле нынешнего года было объявлено о введении ограничений, а точнее – разрешительного порядка, на экспорт в РК ряда компонентов, играющих ключевую роль в производстве полупроводников.

Среди них фтор. Между тем сама возможность его производства третьей экономикой мира недвусмысленно говорит о том, что США предоставили Японии большую степень свободы в развитии ядерной энергетики. Только узнав о подготовке этих шагов в Сеуле, японцы, что называется, взвыли, –чего стоит истерика одного только руководства «Самсунга»! К США вновь были обращены слезные просьбы – уладить конфликт. Но, Вашингтон, несмотря на заверения в теплых чувствах, отнюдь не спешит вмешиваться. Оно и понятно, чем большие трудности будет испытывать «Самсунг», тем лучше будет себя чувствовать вездесущий «Эппл». А там, когда корейцев окончательно добьют, можно будет и руку помощи протянуть, на своих, конечно, условиях. А пока корейцы смогли лишь организовать мини-демонстрации в несколько десятков человек в Токио – полюбуйтесь, мол, как наши справедливые требования поддерживает прогрессивная японская общественность. Где-то мы уже такое видели, и не раз.

Для понимания сути конфликта южнокорейцев с нашей страной следует напомнить, что политика небывалого сближения с Северной Кореей потребовала отхода от старых шаблонов не только среди политической элиты, но и военных.

Могут ли спокойно воспринимать подобное положение вещей люди в погонах, которые приучены с младых ногтей отнюдь не цветы в горах собирать и мирно рыбачить в море? А тут еще совсем не к месту июльский инцидент, когда северокорейская рыбацкая лодка, не понятно каким макаром преодолев не одну сотню километров и оставив с носом всех стерегших морскую границу средь бела дня спокойно вошла в южнокорейский порт. Вооруженные автоматами солдаты и офицеры приехали лишь спустя двадцать минут. Комментарии, как говорится, излишни.

Этот инцидент стал ударом не только по военным, но и по политическому руководству страны на фоне двух вышеописанных политических провалов. Нужно было хоть в чем-то преуспеть. Способ был избран также весьма незатейливый.

В конце июля корейские истребители перехватили российские бомбардировщики в акватории Японского моря. Сделано это было, что называется, с размахом – эпизод не только освещался в прессе, но и оброс массой досужих домыслов, выданных на-гора южнокорейскими военными, которые стремились доказать свою профпригодность.

Прежде всего, это, конечно, заявление об открытии предупредительного огня корейскими летчиками, позже решительно опровергнутое их российскими коллегами.

Да и сама причина этого воздушного инцидента не совсем понятна. По утверждениям Сеула, наши летчики якобы нарушили так называемую зону идентификации ПВО, имеющую сокращенное название KADIZ. Ну, во-первых, само существование этой зоны не соответствует международному праву. Да, несколько государств предприняли аналогичные шаги – в их числе США, Япония и Китай. Но по большому счету нарушения этих непонятных с правовой точки зрения «конструкций» происходят с завидной регулярностью и никто сильного возмущения не выказывает.

Корейцы выдвигают еще одно обвинение – мы якобы нарушили их воздушное пространство. Но тут уж простите, остров Токто (Такэсима), вблизи которого все это и произошло, относится к спорным территориям – на него претендует и Токио. Так что и здесь обвинения Сеула, как говорится, мимо цели.

Все вышеуказанные эпизоды еще раз показывают, что страны с небольшим политическим весом в нынешнем мире могут выживать лишь в тесном взаимодействии с одной из великих держав…

Специально для «Столетия»
Источник: stoletie.ru
comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике ПОЛИТИКА


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.