Я обкрадывал государство, но совесть меня не мучает: исповедь подпольного банкира



Максим Николаев, он же Левин, рассказал спецкору “КП” Ульяне Скойбеде, как помогал бизнесменам уходить от налогов [эксклюзив kp.ru, видео]
Максим Николаев – преступник. Он давал взятки, кидал людей, уходил от налогов… И не скрывает этого. Теперь принципиально не является на суд.Фото: Ульяна СКОЙБЕДА

Начало.      Окончание см. Часть 2

В газету пришло письмо:

«Здравствуйте. Меня зовут Максим, и я преступник. Будучи ленинградцем и получив высшее образование, в какой-то момент я выбрал ненормальный путь развития. Не знаю, что тому виной: в роду преступников отродясь не было, и у меня, вроде, вменяемая карьера начиналась. Но близость к большим деньгам ломает всех. Доверие ко всем подряд, открытость, соцсети, мода на лоск и бабло – и ты сломанная спичка.

Мои фото давно кочуют по мессенджерам группировок всех мастей, даже награда за голову назначена. А самое смешное, что все это не принесло никаких денег и достатка. Я нищ, как церковная мышь. Меня судят, и на финальное заседание я не явлюсь: количество обиженных мною «гостей» в зале будет таким, что на своих ногах я не уйду. Меня объявят в федеральный розыск, а дальше кто быстрее поймает. Или лес, или тюрьма, из которой не будет выхода.

И те, кто кинул меня в финансовой сфере, находятся примерно в таком же положении…».

Преступник писал, что, рассказав его историю, СМИ может «спасти хоть одного молодого человека или девушку от соблазна «больших бабок», предлагал для этого приехать в редакцию.

Я выехала в Питер сама: ведь, если суд, человек должен быть под подпиской?

ПРЯЧЕМСЯ ОТ ДАГЕСТАНЦЕВ

Бородатое, изможденное и какое-то изломанное лицо, «Ауди» представительского класса. Да-да, нищета…

В гостинице Максим Николаев встречаться отказывается:

– Последние два года я в городе стараюсь не появляться: слишком много тех, кого мы «кинули». Недавно к знакомым в погонах, которые дали мне эту машину, подваливает дагестанец: «Ребята, вас видели с Максом Николаевым, он должен бабки», – так пока этому кавказцу не насовали, в салон автомобиля не запихали и удостоверения не показали, он не отстал. Признаюсь, неуютно, когда каждый встречный знает про твои долги и начинает их спрашивать…

Герой везет меня за несколько десятков километров, на берег Ладоги. Садимся говорить.

ОТКАТЫ И НАЛОГИ

– Я обнальщик, – признается Максим. – Знаете, что это такое? Представьте: вы – чиновник ЖКХ В…го района Ленинградской области (конкретные названия есть в редакции.- У. С.). У вас есть бюджет, но вы же не только зарплату хотите получать? Вы договариваетесь с фирмой, которая выиграет у вас тендер на благоустройство территории за откат 10 процентов – беру минимальный, реальные сейчас гораздо больше. Казначейство перечисляет этой фирме средства безналом (все расчеты госкомпаний происходят только безналом) – а как же коммерсантам вывести откат, то есть взятку вам? Ведь за государственными средствами бдит товарищ майор? Коммерсанты обращаются ко мне, обнальщику.

Они перечисляют мне безнал, якобы за услуги – транспортные, юридические… Я нарисую на бумаге что угодно, «работаю» во всех сферах, кроме ядерной физики и молекулярной химии. А дальше – вынимаю деньги из банкоматов и отдаю кеш заказчику. Конечно, удерживаю процент: обналичить бюджетные средства сейчас стоит 30 процентов, для обычных ставка меньше, примерно пятнадцать. Здесь цена зависит от скорости: если кеш нужен через час, у человека узбеки на стройке восстали и требуют зарплату – ну, тогда я могу взять и восемнадцать…

 Честно скажу, дорогие читатели: финансовые преступления для меня – темный лес. Вот если бы речь шла об угонах или убийствах… Но надо же когда-то разобраться, как устроена финансовая система РФ.

Спрашиваю:

– То есть, нал всегда дороже безнала? Люди перечисляют вам миллион, а вы возвращаете им, например, 700 тысяч, но кешем?

– Точно! – радуется Максим. – Помню, когда я предложил партнеру заняться этой деятельностью, то объяснял в несколько раз дольше… Я описал вам одну схему, с обналом ради отката, теперь вторая: с расчетами между обычными компаниями.

Представьте: фирмы «Космос» и «Марс», заказчик и подрядчик строительных работ, согласовали смету на 15 миллионов безналом, это цена оборудования и зарплата строителей. На чем заработать подрядчику?

На оборудовании сейчас особо не накрутишь: если, условно, телевизор в магазине стоит 10 тысяч, трудно втюхать его заказчику за тридцать. Поэтому делают так: зовут бригадира и говорят: «Согласны взять оплату кешем на руки?». У нас реальная безработица в стране процентов тридцать, поэтому бригада идет на это! Расчет, грубо, должен был выглядеть так: семь с половиной миллионов на закупку оборудования, 3 миллиона 750 тысяч на зарплату рабочим и 3 миллиона 750 тысяч – выплаты в пенсионный фонд, фонд ОМС: 45 копеек с каждого рубля белой зарплаты работников работодатель должен отдать государству.

Но «Марс» отправляет деньги в обнал, и получается: 7,5 миллионов – оборудование, 3 миллиона 750 тысяч – на руки рабочим… И 3 миллиона 750 тысяч – самим коммерсантам в карман. За вычетом оплаты обнальщика!

Соображаю:

– То есть, это схема ухода от налогов? Все при своих, обкрадывают только государство?

– Именно! Цели обнала всего две: откат чиновникам и уход от налогов. Редко происходит настоящее кидалово: фирму заводят на тендер, выигрывают его, получают аванс, обналичивают – и скрываются в тумане. Это отморозки. А большинство коммерсантов толкают на преступление высоченные налоги… Тем более, если бы эти деньги правда шли на пенсионеров. Уж я-то знаю, какие суммы крутятся в бюджете! А старикам повысят раз в году на 100 рублей – ай, да вы молодцы, чиновники…

ТРИ СТАТЬИ УГОЛОВНОГО КОДЕКСА

То, что рассказывает герой, подпадает под три статьи уголовного кодекса: это незаконная банковская деятельность («Кто мы, как не подпольный банк?», – соглашается собеседник), уклонение от уплаты налогов (по этой статье сажают бизнесменов, обратившихся к обнальщикам, например, по делу режиссера Кирилла Серебренникова), и мошенничество. По закону, если бизнесмену нужна наличка, он должен обратиться в легальный банк – и получить деньги со своего счета в любом размере, уплатив комиссию и налоги в размере 45-50 процентов…

И получается, что коммерсанту иметь дело с обнальщиками – выгоднее.

Максим, продолжает:

– Вот мы с вами сидим в кафе, платим за кофе наличкой. В конце смены выручка у этого заведения, – прикидывает, – где-то 100 тысяч рублей. Как вы думаете, куда они ее девают? Вроде, должны класть на счет в банке, и инкассаторы исправно ездят, вот, только мешки с деньгами у них становятся все тоньше, – подмигивает. – На самом деле кеш сдают нам, обнальщикам. Судите сами, положить деньги на счет в банке стоит 2 процента: кладешь 100 тысяч налом, получаешь 98 тысяч безналом. Обидно же! Обнальщик поступает наоборот: за 100 тысяч кеша переведет на счет кафе 108 тысяч безналом: хоп! Директор кафе из ничего десяточку заработает…

Я начинаю понимать:

– Подождите, это что, все так поступают? Так работает 100 процентов экономики?

Обнальщик обворожительно улыбается:

– Ну, за всю экономику я сказать не решусь: до дома не доеду. Но автомастерские, кафе, табачные киоски, гипермаркеты (называет известную сеть гипермаркетов. – Ред.) – да, сдают кеш нам. Еще ряд крупных девелоперов (называет строительные фирмы Санкт-Петербурга. – Ред.) открыли в городе сети японских ресторанов специально для того, чтобы иметь собственный источник кеша для оплаты рабочих: они сами себе обнальщики. Вообще, строительный бизнес самый обналоемкий: ну, кто согласится вкалывать на жаре-на холоде за 10 тысяч, как написано в ведомости? На руки гастарбайтерам платят 50-60 тысяч, мимо налогов… В Санкт-Петербурге был случай: расстреляли сотрудников ППС, сопровождавших на стройку машину с зарплатным кешем, оставили кучу трупов, забрали 20-30 миллионов. И «пэпэсов» жалко, у них официальная зарплата 45 тысяч, как на это семью кормить? Ребята вынуждены подрабатывать. И строителям выгоднее нанимать полицейских, чем бандитов. В общем, я слышал, треть экономики сейчас в тени…

УСТРОЙСТВО ОПГ

Устроен бизнес так. На подставных лиц открывается ряд компаний:

– У меня было 12 номинальных директоров и 15 номинальных индивидуальных предпринимателей, – откровенничает Максим. – Это люди, которые просто дали свои паспортные данные и получали за это 15-20 тысяч в месяц, они ничего не знали, кроме одного: если их вызывает товарищ опер, они должны звонить Максиму; я приеду и их отмажу.

Фирмы, открытые на их имена, должны выглядеть живыми: платить аренду, закупать канцтовары – это нужно, чтобы банк не понял, что компании фиктивные, и не блокировал их счета. Здесь тоже свои уловки: одна фирма оформляется как агентство недвижимости, и «сдает» прочим площади, другая «поставляет» остальным скрепки… Все это – только на бумаге. Круговорот бабла в обнальной схеме.

Время от времени эти фирмы ликвидируются: более трех лет компанию стараются не держать, потому что через три года налоговая инспекция имеет право прийти с проверкой (этот закон был принят Дмитрием Медведевым, раньше проверки происходили в любое время. – Ред.), и тогда инспектора уже проверят ВСЕ: где твои склады, которых, как мы понимаем, в природе не существует, как ты оказывал клиентам транспортные и прочие услуги без парка автомашин…

Где-то я подсмотрел приемы работы у бандитского коллектива, которому оказывал услуги (Максим говорит: «У коллектива спортсменов», – но мы будем называть вещи своими именами. – Ред.), где-то расспросил родственников, сотрудников Сбербанка…

– И что они вам ответили?интересуюсь.

– Сказали: «Не смей». Но я все равно полез.

Сама операция, по словам преступника, выглядит буднично:

– Сижу я, сидит Вася, пьем кофе, у него ноутбук открыт с банк-клиентом, и у меня. Он переводит денежные средства безналом; деньги сейчас ходят быстро, максимум, два часа. Звякнул на моем счету приход – я отдаю чемоданчик с наличкой, пожали друг другу руки – и разошлись. Это если кешем вперед работать.

Если решено было вынимать деньги из банкоматов, к ним ехали специальные вооруженные люди, их у Максима было пятеро, у каждого по пять-шесть карточек (есть подпольный рынок банковских карточек: банки открывают их на маргиналов), каждый мог «вытащить» за сутки полтора миллиона кешем.

– Люди, – с удовольствием вспоминает Максим, – у меня работали все молодые, это не криминал 90-х. Единственная общая черта – в своих профессиях они оказались невостребованы: приходили ко мне с огромными непогашенными кредитами… Я платил им по 80 тысяч в месяц, вышерынка, и требовал быть в доступе двадцать четыре часа семь дней в неделю, не употреблять наркотики и, главное, не болтать, держать рот на замке!

Помню, два моих сотрудника нарушили инструкцию: пошли к банкомату вдвоем и взяли с собой несколько карточек на разные имена; это строжайше запрещено, именной пластик в кармане должен быть только один, и, при этом, – никаких документов! Женщина с мужской карточкой еще может врать, что получает за мужа…Короче, этих моих красавцев задержал наряд полиции П…го района Санкт-Петербурга (называет район. – Ред.), обнаружил у них в машине 25 карточек, 10 телефонов с банк-клиентами на разные имена и миллион наличкой. Пришлось ехать, давать ментам взятку 800 тысяч, это было начало 2017 года… И, главное, эти дураки звонят мне из отделения: «Максим, спаси!». А я же им говорил: никаких имен! Они болтают – у меня растет цена вопроса!

В этих сумках в зале суда - вещдоки: черный нал. Задержанные во время спецоперации точно не пользовались услугами легальных банков. Фото: Оперативная съемка

В этих сумках в зале суда – вещдоки: черный нал. Задержанные во время спецоперации точно не пользовались услугами легальных банков. Фото: Оперативная съемка

«ВАС ЛОВЯТ ИЛИ НЕТ?!»

Герой радуется приятным воспоминаниям, а у вашей слуги – разрыв шаблона. Вот есть ОПГ, реальное и современное, крадущее у государства миллионы на налогах. Вот правоохранительные органы ловят его с поличным – и тут же отпускают, войдя в долю (и Максим говорит об этом неоднократно). Наша правоохранительная система, вообще, работает?

– Работает-работает! – смеется надо мной обнальщик. – Многие банки фанатично исполняют Федеральный закон о пресечении незаконных операций, блокируют все: и белое, и серое, и пенсионеров, и студентов. Вот прямо сейчас банк «А…» (называет коммерческий банк. – Ред.) обнаружил у себя сомнительную операцию и заблокировал на счету несколько десятков миллионов рублей. Безопасники банка с помощью знакомых оперов быстро вышли на номинального директора, прессуют его, пугают и обещают посадить на двадцать лет. Ждут появления реального собственника денег, а уже ему предложат пятьдесят на пятьдесят: разблокировать счет за половину суммы, которую, по закону, они целиком должны отправить в ЦБ! Знаю эту историю, потому что в ситуации задействованы большие погоны, им обещано по 200 тысяч в несколько концов за благополучное разрешение ко всеобщему удовольствию, и погоны уже ведут переговоры с погонами: собственник же тоже позвал свою «крышу»! Вот как-то так с нами и борются…

Обнальщик рассказывает про налоговую, которая за мзду помогает коммерсантам уходить от налогов (фирмы якобы годами ждут от контрагентов поставки товара, а, пока он не поставлен, какие же могут быть выплаты в бюджет? Никаких. По истечению этого срока бизнесы выводятся из-под российской юрисдикции, уводятся в Киргизию).

Рассказывает про крупные коммерческие банки, за 4 процента «дающие» бизнесменам обнальные схемы: «Только договариваться надо на уровне зампреда и от суммы 50 миллионов в день, иначе им неинтересно».

Упоминает и про свое первое мошенничество.Максим организовал группу, получавшую в банке «Траст» кредиты по чужим паспортам с переклеенными фотографиями, был взят с поличным сотрудниками банка, полицейские обнаружили у него кучу фальшивых документов, непосредственная исполнительница во всем призналась…

Ясное дело, пойманному «ничего не оставалось, кроме как дать ментам три миллиона и получить вместо реального срока два года условно», – цитирую. Кстати, именно после этой истории Левин поменял фамилию на Николаев, чтобы скрыть судимость.

Стоп. Но ведь теперь нашего ловкача тоже судят?

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

Экономист Георгий Бовт: У нас расплата наличкой – порой единственный способ вести бизнес

– Несмотря на то, что обналичивание средств достаточно жестко контролируется, этот бизнес по-прежнему процветает. Потому что расплата наличными из рук в руки не только один из вариантов ухода от налогов, но и порой единственная возможность вести бизнес.

Далеко не все операции можно провести через бухгалтерию по безналичному расчету. Это проблема нашего законодательства, которое заслуженно считается слишком жестким и заформализованным. Люди даже если и хотят соблюдать все правила, не могут это делать без потерь для бизнеса. Возьмем, например, мир театра и кино – там активно используются наличные платежи. Режиссер заказывает декорации к спектаклю или фильму. Но с исполнителями, если идти официальным путем, он может расплатиться только по окончании съемок или сдачи спектакля. Тогда продукт будет считаться готовым и заказчик выплатит ему деньги. Кто же согласится ждать? В таких случаях и помогает наличка.

Более того, государство часто задерживает платежи на несколько месяцев, а то и на полгода после срока по договору. И никакого наказания за это нет. Типичный ппример – поставщик установил оборудование в школе или больнице. Он приобрел его за свои деньги. А бюджетная организация расплатится с ним после морковкина заговенья. Иногда даже предпринимателю в суд приходится обращаться, чтобы получить свои деньги. Чтобы избежать таких осложнений, люди вынуждены формировать у себя запас наличности – на оперативные расходы.

Еще проблема – работы оплачиваются по фактическим расценкам, а государство считает, что расценки должны быть ниже. И выделяет на эти работы меньше денег – еще одна причина изыскивать наличные.

Выход есть. Надо ослабить регулирование. Должен быть единственный критерий – конечный результат: выполнен договор или нет. Если выполнен, значит, все нормально. И не дело государства следить, как он расходовал выделенные деньги – авансом или по окончании работ, наличными или безналичными.

Подготовил Владимир НИКОЛАЕВ

Исповедь подпольного банкира. Часть 1.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Исповедь подпольного банкира: Зачем бандитам отпускать такого, как я, живым?

Максим Николаев, он же Левин, рассказал спецкору “КП” Ульяне Скойбеде, как помогал бизнесменам уходить от налогов. Часть 2 (подробности)

ИСТОЧНИК KP.RU

comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике ЭКОНОМИКА


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.