Работа библиотекарем, «жужжание» стихов и признание в Оксфорде



23 июня исполняется 130 лет со дня рождения Анны Ахматовой. Портал «Культура.РФ» собрал интересные истории из жизни поэтессы: рассказываем, как Ахматова писала свои стихотворения, какие страхи ее преследовали и за что Оксфордский университет вручил ей почетную степень доктора литературы.

Анна Ахматова приукрасила свою родословную

 Анна Ахматова родилась в семье потомственного дворянина, отставного инженера-механика флота Андрея Горенко. Когда она всерьез занялась литературой, отец побоялся, что увлечение дочери опозорит его фамилию. Поэтому еще в 17 лет будущая поэтесса взяла себе творческий псевдоним — Ахматова. В своей автобиографии «Будка» она вспоминала: «Назвали меня Анной в честь бабушки Анны Егоровны Мотовиловой. Ее мать была чингизидкой, татарской княжной Ахматовой, чью фамилию, не сообразив, что собираюсь быть русским поэтом, я сделала своим литературным именем. Моего предка хана Ахмата убил ночью в его шатре подкупленный русский убийца, и этим, как повествует Карамзин, кончилось на Руси монгольское иго».

Сегодня исследователи считают, что прабабка Ахматовой действительно была из татар, но с ханом Ахматом род связан не был.

«Волосы, прямые, как водоросли»: запоминающаяся внешность

 Ее подруга по гимназии Валерия Срезневская вспоминала: «Она очень выросла, стала очень стройной, с прелестной хрупкой фигуркой чуть развившейся девушки, с очень черными, очень длинными и густыми волосами, прямыми, как водоросли, с очень белыми точеными красивыми руками и ногами, с несколько безжизненной бледностью очень определенно вычерченного лица, с глубокими большими светлыми глазами, странно выделяющимися на фоне черных волос и темных бровей и ресниц». Современники подчеркивали, что Ахматова обладала какой-то царственностью. Корней Чуковский рассказывал:

Сама же Ахматова про себя говорила: «Я всю жизнь могла выглядеть по желанию, от красавицы до урода».

Анна Ахматова «жужжала» свои стихи

Поэт Анатолий Найман рассказывал, что Анна Ахматова записывала в тетрадь уже сложившиеся в голове стихи, а вместо еще неготовых строк поэтесса ставила точки, «записывала дальше, а пропущенные вставляла потом, иногда через несколько дней». Но прежде чем записать готовое четверостишие, Ахматова ходила по комнате и бормотала:

Поэтесса какое-то время работала библиотекарем

 После Октябрьской революции, в 1920 году, Ахматова работала в библиотеке Агрономического института в Петербурге. Она выдавала книги и писала карточки. Поэтесса вспоминала: «Вскоре после Октябрьской революции очень многие мои современники, как известно, покинули родину. Для меня этот вопрос никогда не вставал. Некоторое время я работала в библиотеке Агрономического института… ведя тот суровый образ жизни, который пал на долю тогдашних петер­буржцев».

Библиотека находилась на Сергиевской улице, в бывшем особняке баронессы Екатерины Нарышкиной. Ахматова целый год прожила в небольшой служебной комнатке при библиотеке.

«Трудоемкая форма безделия»: переводы корейской и китайской классики

 Анна Ахматова знала французский, английский, немецкий и итальянский языки. Но несмотря на это, переводила поэзию с армянского и грузинского, корейского и молдавского. Делала она это по подстрочнику. В 1950-х годах, когда стихотворения Ахматовой не печатали, поэтесса вплотную занялась переводами. В этот период вышли сборники ее переводов «Корейская классическая поэзия», «Китайская классическая поэзия», «Лирика Древнего Египта», «Голоса поэтов».

Вячеслав Иванов в книге «Беседы с Анной Ахматовой» рассказывал: «Ахматова была в Москве осенью 1953 года. Встретив ее, мама пригласила ее к нам на дачу. Она согласилась прочитать незадолго до того оконченные переводы древнекитайских поэтов. Мой отец, с молодости необычайно высоко ценивший китайскую поэзию, отозвался на переводы восторженно».

Сама Ахматова к своим переводам относилась без особой серьезности. Она, по словам писательницы Лидии Чуковской, называла их «весьма трудоемкой формой безделия». Поэтесса Мария Петровых рассказывала: «В переводы лирических стихов Ан. Ан. не верила. Она ведь в переводе была буквалисткой. Она переводила много, но переводчицей никогда не была».

«Дайте руку»: паническая боязнь переходить дорогу

 Переводчик Владимир Адмони рассказывал, что поэтесса очень боялась переходить улицу, по которой ездило много транспорта: «Знаки светофора и приглашения милиционера, регулировавшего движение, ее не убеждали. Не доверяла и уговорам спутников. Надо было взять ее под руку и уверенно повести. Чем увереннее это делалось, тем успешнее». Пройдя так несколько шагов, Ахматова успокаивалась и спокойно продолжала начатую беседу. Художница Вера Любимова тоже упоминала о страхе Ахматовой в книге «Записи о встречах»: «При переходе улицы Пестеля у моста сказала повелительно: «Дайте руку». Шли от Литейного лабиринтом переулков до улицы Радищева, долго, с наслаждением».

Анна Ахматова знала всего Пушкина наизусть

 Писатель Павел Лукницкий однажды проверял Анну Ахматову на знание произведений Пушкина: «Взял однотомного и раскрывал на любой странице. Выбирал какую-нибудь самую малохарактерную для данного стихотворения строчку, читал ее вслух и спрашивал, из какого она стихотворения, какого года… АА безошибочно называла и то и другое и почти всегда наизусть произносила следующие за этой строчкой стихи… Перебрав так пятнадцать-двадцать примеров, я перешел сначала к прозе, а потом к письмам Пушкина. Оказалось, что АА знает и их так же безукоризненно хорошо. Я читал часто только два-три слова, и всегда АА совершенно точно произносила следующие за ними слова, а если это было письмо — подробно пересказывала мне содержание…»

Корней Чуковский рассказывал, что Анна Ахматова изучала всю литературу, связанную с Пушкиным, и даже сделала несколько литературоведческих открытий в области пушкинистики. «Пушкин был ей родственно близок — как суровый учитель и друг», — считал поэт.

Оксфордский университет присвоил Ахматовой почетную степень доктора литературы

Премию «величайшему из современных русских стихотворцев — 76-летней Анне Ахматовой, чья поэзия и собственная судьба отразили судьбы русского народа», как писали в прессе, присудили 5 июня 1965 года. Художник Юрий Анненков присутствовал во время награждения:

«Трудно сказать, кого было больше среди переполнившей зал публики: людей зрелого возраста или молодежи, в большинстве, вероятно, студенческой. Появление Ахматовой, облаченной в классическую «докторскую» тогу, вызвало единодушные аплодисменты, превратившиеся в подлинную овацию после официального доклада о заслугах русской поэтессы».

Во время вручения Ахматова нарушила несколько традиций: не надела специальную шапочку – посчитала, что та ей не к лицу; и не встала на колено перед ректором — он сам сошел к поэтессе и вручил диплом.

Автор: Евгения Ряднова

Источник: culture.ru

comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике КУЛЬТУРА


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.