Царьград: Есть ли будущее у Суворовских училищ?



Участие суворовцев, нахимовцев и кадет в параде в честь Дня Победы никого не оставило равнодушным. Красиво они прошли по Красной площади в Москве и Дворцовой – в Петербурге. Но это заставило вспомнить о нерешённых вопросах в системе военного образования детей.

Суворовцы, открывающие парад 9 мая, – это давняя традиция. Были попытки отменить её, но почти единодушное возмущение общественности заставляло возвращать всё на круги своя. Ещё бы! Ведь, пока в России мальчишки начинают свой путь в жизнь в Суворовских военных училищах, у русской армии есть будущее. И это будущее находится в верных руках тех, кто выбрал военную стезю с самого детства.

Такой вот нерушимой символ связи поколений.

А за символом – очень даже вдохновляющая статистика. Из рядов суворовцев и нахимовцев вышли 70 Героев Советского Союза и России, Героев Социалистического Труда, более 1000 генералов, более 100 командующих армиями, два академика РАН, около 500 докторов наук. Кроме того – народные артисты, художники, спортсмены, включая олимпийских чемпионов. Наконец, просто тысячи мальчишек, ставших затем костяком в курсантской среде офицерских военных училищ.

Все это так, но…

В то же время специалисты, военные, армейское командование нередко признают: Суворовские военные училища сущностно военными училищами… не являются. Не являются они сегодня и учебно-воспитательными заведениями для мальчиков-сирот, особенно детей погибших офицеров, каковыми задумывались в 1943 году, когда создавались в соответствии с постановлением Совета народных комиссаров СССР от 21 августа 1943 года «О неотложных мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобождённых от немецкой оккупации». Даже с системной точки зрения сегодня устанавливается, что Суворовское военное училище даёт среднее школьное образование и лишь готовит воспитанников к поступлению в высшие военные училища.

А как готовит? Если оставить за скобками чисто общеобразовательную часть, то выходит, что суворовцы раньше своих сверстников познают азы военной дисциплины, испытывают определённые ограничения и учатся самоограничению, живут и выживают в подростковом мужском коллективе, впитывая первые начала реального общественного бытия. Ну, ещё на старших курсах постреляют из автомата да досыта натопаются на строевой подготовке.

Но, собственно, чем это принципиально отличается от какой-нибудь школы-интерната? А как иначе? Мальчишки ведь не солдаты, они присягу не принимали. Те, кто служил в армии, знает, насколько принципиально отличаются требования к воину во время курса молодого бойца, то есть до принятия присяги, от тех, что предъявляются после, в ходе настоящей службы. Оно и понятно: присяга – это, если без экивоков, акт принятия на себя военных обязательств отдать свою жизнь по приказу командира. В том числе. Одновременно это и акт признания права командиров и начальников командовать тобою – вплоть до приказа эту самую жизнь отдать. Можно ли предъявлять такие требования к мальчишкам, к несовершеннолетним? Нет, конечно!

Но в итоге и получается из Суворовских не военные училища, а просто некий затянувшийся военно-спортивный лагерь или, скажем, школа-интернат в стиле милитари.

Не отсюда ли и народились детские кадетские корпуса самых разнообразных направлений, сходные с Суворовскими училищами до степени смешения? Только и разницы, что первыми заведует Министерство просвещения, а вторые традиционно входят в систему Министерства обороны.

В систему подготовки элиты встроился принцип неопределённости

Но в этом заложен и конфликт. Скажем, из девяти нынешних Суворовских военных училищ Казанское подчиняется начальнику Тыла Вооружённых сил, Тверское – командующему Ракетными войсками стратегического назначения, Ульяновское – командующему Воздушно-десантными войсками и так далее. Значит ли это, что они готовят хотя бы младших командиров по соответствующей воинской специальности? Отнюдь нет, так как в плане учебной загрузки суворовцы проходят обучение по программам и нормативам Министерства образования. Разве что в родительском доме школьник сам не всегда может заставить себя учиться. Или вовсе увлечётся уличной подворотной романтикой. А тут контроля больше, и преподаватели не образовательные услуги оказывают – и до свидания, а всё же помогают, убеждают и требуют. До определённых рамок, конечно.

Ну, плюс кружки, плюс некоторые дополнительные занятия типа танцев, плюс бонус в виде пострелять из настоящего оружия. Но это, повторимся, вполне организуемо в рамках хорошего интерната или тех же кадетских корпусов в системе Министерства просвещения.

Таким образом, стройная в теории система подготовки национальной военной элиты на деле оказалась системой с встроенным принципом неопределённости. Особенно когда на одно место в высшем военном училище претендуют суворовец, кадет Минпросвета, «гражданский» школьник и отслуживший срочную солдат, решивший стать офицером. И все имеют равные права, отчего подготовка в Суворовских училищах с её дисциплиной и дополнительными обязанностями превращается в неопределённую функцию, а значит – в непонятную фикцию.

То-то опросы подростков показывают, что в СВУ только 16% поступают потому, что хотят стать военными. А почти половина – 49% – будущего суворовского контингента руководствуются желанием «получить хорошее образование».

Тогда при чём тут Министерство обороны? Приравнять всех к кадетам Министерства просвещения – и дело с концом! Желание – 11% – стать «самостоятельным, организованным, дисциплинированным» можно будет исполнить и там.

Так есть ли будущее у СВУ?

С этим вопросом Царьград обратился к знакомым с ситуацией экспертам.

Своё мнение высказал заведующий кафедрой политологии и социологии РЭУ имени Г.В.Плеханова, эксперт Ассоциации военных политологов Андрей Кошкин.

«Да, будущее у них есть, и в этом нет никакого сомнения, – подчеркнул он. – Потому что сама система подготовки юношей для Вооружённых сил, для силовых структур востребована жизнью общества, которое беспокоится о формировании необходимых структур для защиты своего государства. Начальная стадия подготовки таких воинов-защитников – это, конечно же, Суворовское училище».

ЦАРЬГРАД: А что дают такие училища, кроме воспитания дисциплины у подростков?

А.К.: Я в своё время учился в военном училище. И вот со мной учились суворовцы, я мог наблюдать их со стороны. У них был более высокий уровень организованности, в их подготовке наблюдалась система, и они были системно подготовлены. Это им очень помогало в освоении военных дисциплин. Например, сразу чувствовалось, что на огневой рубеж они выходили уверенно, результаты показывали значительно выше, чем мы, пришедшие со школьной скамьи. Потом всё в определённой степени сравнялось. Но, конечно же, они являлись авангардом в подготовке офицеров в военном училище.

Ц.: Много ли выпускников Суворовских училищ становятся реально офицерами?

А.К.: Да, я думаю, значительная часть. Бывает, что кто-то разочаровывается и уходит до принятия присяги. Но это процент незначительный, и думаю, что естественный. А основная часть с гордостью обязательно носили на кителе знак суворовца, показывая, что начали армейскую – хотя условно армейскую – жизнь значительно раньше, чем другие офицеры.

«Если речь о Суворовских училищах, то, конечно, должна быть какая-то реорганизация. В отношении кадетских корпусов и Суворовских училищ должна быть перестроена система, которая была в советское время», – считает военный эксперт, бывший начальник зенитно-ракетных войск (2007-2009 гг.) командования специального назначения ВВС России Сергей Хатылев.

«Раньше ведь Суворовские училища были организованы по приказу Сталина для детей военнослужащих, которые погибли, для детей героев войны, – напомнил он. – Маленьких детей, у которых не было родителей, нужно было где-то учить, обеспечивать и так далее. Сейчас ситуация другая. Но тем не менее у нас опять же есть офицеры, которые погибли. Есть семьи, которые не в состоянии содержать детей в полном объёме того, что для этого необходимо. Есть и очень много богатых людей, которые, откровенно говоря, прячут детей в этих Суворовских училищах от наркоты, от суровых реалий нашей жизни. А потом оттуда их выдёргивают и отправляют сами знаете куда и в какие заведения.

В итоге, к сожалению, в последнее время многие из тех, кто учатся, кто заканчивают Суворовские училища и кадетские корпуса, не идут по военной линии. Конечно, в результате смысл такого образования теряется. Получается, мы, общество, столько энергии тратим на то, чтобы воспитать воина, дать ему знания, подготовку и так далее, а он затем уходит в сторону и не участвует в этой сфере жизни. Поэтому эти училища должны быть, но их надо реорганизовать», – констатировал эксперт.

«Надо выстроить единую систему кадетских корпусов и Суворовских училищ и замкнуть её в систему профессионального военного образования. Нужно ужесточить порядок поступления в эти училища. Нужно брать по предназначению, как это было раньше. Сироты – в первую очередь. Второе – дети военнослужащих, государственных служащих. Далее по обстановке.

Словом, реорганизация нужна. Я на эту тему готов часами разговаривать. Главное, чтобы кто-то услышал и хоть что-нибудь сделал. Но, к сожалению, этот вопрос уже давно муссируется, но решения пока не имеет…»

Александр Покровский. «Царьград ТВ».

Источник: mccvu.ru

comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике ШКОЛЬНОЕ ОКНО


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.