Бой моих стариков



На подлодке и в пехоте: Как мои прадеды Родину защищали
Текст: Иван Пышечкин  Российская газета – Неделя № 91(7849)
Фото из семейного архива: Экипаж подводной лодки Щ-108. Алешкин А.И. крайний справа

 

В шествии “Бессмертного полка” лично я никогда не участвовал. Так уж сложилось, что 9 мая день рождения у моей бабушки – Татьяны Антоновны Артамоновой. В этом году ей исполнится 70 лет.

Вся наша семья, как обычно, в этот день соберется на даче в Подмосковье. Но когда сядем за стол, то первый тост прозвучит не за именинницу, а за Победу. О том, какой ценой она далась нашей стране, моим родным известно не понаслышке.

Подводный флот

Отца моей бабушки Антона Илларионовича Алешкина призвали на флот в 1937 году. Когда началась война, он служил на подводной лодке Щ-108 “Форель”, входившей в состав Камчатской военной флотилии (часть Тихоокеанского флота). Изначально лодка имела обозначение “Щ-24”. Вооруженная до зубов (на “Щ-108” было артиллерийское, противовоздушное и торпедно-минное вооружение), она могла без труда топить вражеские линкоры и эсминцы. Все военные годы она охраняла береговую линию СССР и советские военные корабли.

9 мая 1945 года война для моего прадеда не закончилась – уже летом Советский Союз в соответствии с соглашением, подписанным на Ялтинской конференции, объявил войну Японии. Тогда Тихоокеанский флот принимал участие в освобождении Северной Кореи, а также участвовал в Южно-Сахалинской и Курильской операциях. Демобилизовали Антона Илларионовича только в 1947-м. Нам о тех годах напоминает медаль Ушакова, которой наградили прадеда за личное мужество и отвагу.

“О войне он нам никогда не рассказывал. Был очень скромным, трудолюбивым и мягким человеком”, – вспоминает бабушка. После демобилизации он окончил техникум легкой промышленности и 40 лет проработал мастером смены на ткацкой фабрике “Освобожденный труд” в Москве. На пенсию вышел в 68 лет в 1988 году. Умер прадед в 2004 году после долгой болезни.

Его жена (моя прабабушка) Анастасия Васильевна Фролова, пока он нес службу на востоке, вместе с другими женщинами в первую военную осень рыла окопы под Москвой. Немцы были уже совсем близко, и гражданское население как могло помогало фронтовикам. Все на той же фабрике “Освобожденный труд” Анастасия Васильевна днями и ночами ткала сукно и из него шила шинели. “Домой возвращалась редко – спали и ели они прямо у станков”, – вспоминает сестра бабушки Ольга Черных. У прабабушки за войну своя медаль – “За доблестный труд”.

Ольшанские защитники

Два моих прадеда по папиной линии оба родом из небольшого села Ольшанец в Липецкой области. Илья Иванович Дронов в войну служил в пехоте под Брянском. В 1944 году был ранен в ногу и вернулся с фронта. “Помню, говорил, что свои подстрелили, а уж какие именно “свои”, позабыла, то ли власовцы, то ли бандеровцы. Все переживал: “Уж лучше бы немцы!” – рассказывает бабушка Татьяна Ильинична Пышечкина. Этот прадед вернулся с войны с солдатским орденом, как называют еще медаль “За отвагу”. Когда нога зажила, Илья Иванович сначала устроился в ольшанский колхоз, потом работал в Узловском районе Московской (сейчас Тульской) области шахтером – на шахте N 11. В 1952 году на этой шахте случился обвал, и прадед получил сильные увечья. Тяжелый труд был ему уже не под силу, и после лечения он вернулся на родину.

Другой мой прадед – Петр Николаевич Пышечкин ушел на фронт рядовым в июне 1941-го, буквально через месяц после рождения сына. Зимой он пропал без вести. “Последнее письмо отец прислал маме из-под Вышнего Волочка. А где именно он погиб, узнать так и не получилось. Я делал запрос в Центральный архив Министерства обороны РФ, но кроме примерной даты, когда связь с папой прервалась, в ответе ничего не было”, – рассказывает его сын, мой дедушка Николай Петрович Пышечкин. Все, что известно сейчас моей семье о судьбе Петра Николаевича, содержится в короткой записи из именного списка безвозвратных потерь Красной армии – “письменная связь прекратилась в ноябре 1941 года”. Но мы все-таки надеемся, что когда-нибудь узнаем, где и при каких обстоятельствах погиб мой прадедушка, ведь раскопки продолжаются, и с каждым годом все больше солдат Великой Отечественной, считавшихся без вести пропавшими, обретают имена.

Служба на путях

Четвертый прадед Семен Петрович Артамонов в боях не участвовал – он был инвалидом, сильно хромал. На фронт его не взяли. Во время войны он работал дежурным по станции Истьино на Московской железной дороге в Тульской области. Тогда это был стратегический пункт, через который проходили эшелоны с солдатами и техникой на фронт и с фронта. “Дежурить приходилось и днем, и ночью. Движение поездов никогда не прекращалось, а за безопасность составов и исправность всего станционного оборудования он нес личную ответственность”, – рассказывает внучка прадедушки Татьяна Григорьева.

Моим родственникам, которые жили в одноименном со станцией поселке, тоже приходилось нелегко. “Один раз нашу бабушку, Анну Никитичну, вместе с детьми в поле заметил немецкий самолет. Детям она велела укрыться, а сама бегала по полю, отвлекала внимание. Фашистский пилот преследовал ее, стрелял ради забавы, а под конец вообще сбросил бомбу. Бабушку Аню контузило, после этого у нее еще очень долго были проблемы со слухом”, – вспоминает Григорьева.

Идти или не идти

С каждым годом в акции “Бессмертный полк” участвует все больше людей. Она проводится в сотнях российских городов, к ней присоединились десятки зарубежных государств. Понятия общего и личного на этом шествии сливаются воедино, формируя коллективную память о подвиге. Стираются всякие границы: бок о бок с обычными гражданами идут политики, звезды, известные спортсмены. Каждый год с портретом своего отца на акции можно видеть и президента России.

Участвовать в акции или нет, каждый решает для себя сам. От критиков, которых у этой акции хватает, порой можно услышать слова: “Просто больше гордиться нечем…”, “Это политический заказ” и так далее. Я этих людей не осуждаю, у всех есть право на свое мнение. Обидно только, у них ведь тоже деды и прадеды воевали, что же так наплевательски к своей-то истории относиться?

Но я в этом году 9 мая обязательно присоединюсь к шествию “Бессмертного полка”. Пусть среди тысяч фотографий защитников нашей Родины будут фотографии и моих прадедушек и прабабушек. Пойду в подмосковном Чехове – там эта акция тоже проходит уже не первый год. Ну а к первому тосту за нашим праздничным столом я, пожалуй, успею вернуться.

Источник: rg.ru

comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике ИСТОРИЯ


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.