Что есть театр?



культура — арена борьбы

Выступая в январе на сессии Гайдаровского форума, вице-премьер Ольга Голодец назвала “уникальным явлением” рост посетителей “во все культурные учреждения”:

“По прошлому году предварительная оценка тех, кто сходил на выставки нашей страны и в музеи, — 140 млн. посещений. Театры у нас посетило 40 млн. зрителей. <…> 40 млн. — у нас не было такого уровня посещений даже в советское время, когда численность населения была существенно больше, она превышала 250 млн., насколько я помню нашу цифру…”

Резонансным стало заявление и Валерия Гергиева. Художественный руководитель и генеральный директор Мариинского театра призвал власти “изучить работу российских театров для более чёткого распределения финансирования между ними с учётом количества их гастролей и спектаклей”, поставил на вид цифры: 244 — гастроли Мариинского, 37 — гастроли Большого театра. “Уж какая-то слишком большая разница”, тогда как финансируется Мариинский театр “немножко осторожнее”, чем Большой. (Большой театр — крупнейший бенефициар, дотации в 2016 году составили 4 млрд. 41 млн. рублей.)

Обращение не прошло мимо театральной общественности. Одни припомнили “главному дирижёру страны” охоту объединить Мариинский театр с Академией Русского балета, Санкт-Петербургской государственной консерваторией и Российским институтом истории искусств и взять всё под свой контроль. Другие призадумались: если Тосканини работал над постановкой по полгода, то Гергиев и власти Италии призвал бы “поднять планку” Ла Скала?

Как бы то ни было, тема театрального закулисья актуализирована.

Без прошлого нет будущего. Гостьи из прошлого: свара вокруг государственных 235 млн. рублей на театр “Сатирикон”; хищение свыше 120 млн. рублей на театральный проект “Платформа”; скандал в Театре на Таганке из-за постоянного нарушения коллективного договора и понижения зарплат некоторых сотрудников на 2-3 тыс рублей; модернизация средств связи в МХТ имени Чехова на 36,6 млн рублей; “пропажа” транша в 90 млн. при реконструкции Большого театра…Что ж, ничто человеческое театру не чуждо. Надежды на щедрость негоцианта себя не оправдали. Театры жмутся к государственным деньгам.

Два года назад журнал РБК провёл анализ финансовой работы театров. Выяснилось: в России 650 государственных театров, 120 из них приходятся на Москву. Коммерчески успешного государственного театра нет ни одного, заработок театра (продажа билетов) не превышает его годовые расходы. Взялся за гуж — не говори, что не дюж. Россия, как ни одна другая страна в мире, продолжает тащить на себе крест финансирования театров. Больше того, Ольга Голодец поставила задачу “изменить географию”, увеличить число театров в регионах в условиях ликвидации в регионах как банкротов больниц и школ.

И можно понять почему.

Следует признать: единственное, что ещё хоть как-то тревожит воображение, возбуждает интерес публики к культуре, это — цифра. “Сухой бухгалтерский язык”. Доход “деятеля искусств”, количество упоминаний его имени в СМИ, рейтинг на “Яндексе”, в списке “самых богатых россиян”, в списке Forbеs, в книге рекордов Гиннесса, количество “лайков”, “дизлайков”, “фолловеров”, перепостов в социальных сетях, бюджет продукции, цены на билеты…

Ещё вчера неприличным казалось лезть в чужие карманы. Сегодня не только карманы выворачивают в самых что ни на есть элитарных кругах. Деньги, точнее их количество, — не только “кратчайший путь во власть”. Но и — нечто волнующее, эфемерное. Путеводитель по теме “как разбираться в искусстве”. Единственный критерий художественности “произведения искусств”. Показатель эффективности деятельности учреждений культуры. Монетизация успеха, наконец.

Вот всего лишь случайная выборка цифр. Доходы “деятелей искусств” в рублях за 2017 год. Они и жизнь “деятелей искусств” делают приятней, и среди публики возжигают искру вожделения, эмпатию, стремление быть похожим.
Итак…

Владимир Урин, генеральный директор Большого театра — 8,2 млн; Зельфира Трегулова, генеральный директор Государственной Третьяковской галереи — 9 млн.; Владимир Спиваков, президент Московского международного Дома музыки — 82,3 млн.; Михаил Брызгалов, директор Всероссийского музейного объединения музыкальной культуры имени Глинки в то время, в настоящее время — директор Департамента культурного наследия — 9,8 млн.; Дмитрий Бак, директор Государственного литературного музея — 7 млн.; Ольга Таратынова, директор Государственного музея-заповедника “Царское Село” — 8 млн.; Михаил Пиотровский, директор Государственного Эрмитажа — 19 млн.

Что-то подсказывает, почему вице-премьер апеллирует к советскому времени, пытается вытеснить его за рамки ширм… Как будто бы “практик в области искусств” Павел Гершензон уже сделал это? Как будто бы вычеркнул из истории Кировского балета эпоху в четверть века под эгидой Народного артиста СССР, главного балетмейстера театра Олега Виноградова… не в бытность ли которого начинал в Кировском театре карьеру Валерий Гергиев?

Я же вспомнила сейчас встречу с другой легендой Кировского балета Аллой Осипенко. В тот вечер в Петербург приехал с концертом модный московский пианист. Осипенко позвонила подруга, пригласила в Большой зал филармонии. Спасибо, но бухгалтер за роялем как-то мне малоинтересен. И в том не было ни намека на фанаберию, высокомерие, зазнайство, просто Алла Осипенко — кузина Владимира Софроницкого, лауреата Сталинской премии I степени. Пианиста, концертные выступления которого в Москве и Ленинграде вызывали такой ажиотаж, что за порядком следила конная милиция.

Однако задача “увеличить количество театров в различных городах” артикулирована. “Если звёзды зажигают — значит — это кому-нибудь нужно”?

Угроза

Прежде чем ответить на вопрос, хотелось бы понять, что есть театр? Чем был театр в советское время, раз столь настойчивы к нему обращения?

Быть может, кто-то помнит реакцию влиятельных российских СМИ на возвращение в Большой театр балетов Юрия Григоровича? Пугали — “русскими деньками”.

Этот “теневой”, вне громкого публичного обсуждения момент, на самом деле, чрезвычайно важен. Тот золотой ключик, что приоткрывает, как в комнате папы Карло, потайную дверь к пониманию театра ХХ века.

…Однажды авангард подпалил бикфордов шнур революции. Крест, что перечеркнул полушарие “Старый свет” на афише “Мистерии-Буфф” Коммунального театра музыкальной драмы, обозначил новую реальность, вступление в эру “разрушить до основанья, а затем”. Революционная пропаганда возбуждает ненависть к прошлому (“Окна РОСТА”, “Живая газета”, “Синяя блуза”); “весёлое безобразие”, балаганное озорство Сенной площади завоёвывает театральные подмостки. Театр оперы и балета, бывший Мариинский, встраивается в динамику дней, представляет “Красные вихри” — балет о борьбе пролетариата с контрреволюцией; “Болт” — об урбанизации и замещения человека машиной; “Смерч” — о стихийной силе революции… Агрессия плаката, эксцентрика, отказ от всевозможных запретов, сексуальность напоказ как выражение индивидуальности, смешение жанров смещают устойчивость вековых понятий. Была проповедь с амвона — теперь скетчи с подмостков. Агитировать, звать в бой, рвать нити истории — задачи искусства революции…”Чувства тонкие, но уставшие, скептицизм а-ля Вольтер” развеялись как туман над Невой.

Москва даёт встречный пал.

Константин Станиславский. Реформатор русского театра, он пережил душевный кризис (в 1917-м свёл счеты с жизнью Николай Тарасов, коммерсант, ценитель искусств, первый вкладчик в Художественный театр), триумфальный тур по городам США и Европы, предательство друзей… В 1926 году на сцене Художественного театра осуществляет постановку “Дней Турбиных” по роману Михаила Булгакова в традициях русского психологического театра XIX века. Спектакль принят в штыки, автора обвиняют в ретроградстве, “социальной чуждости”. Спектакль с репертуара снят… “Эстетика включает в себя всё прекрасное, это вложено в нас Богом. И этика, и нравственность, и религия, и красота, и творчество, и природа — всё включено в эстетику, — из записной книжки режиссёра. — Социализм должен быть основан на эстетике, и революция, и всякая пропаганда должны быть пропитаны…” Обрыв фразы.

Тем временем в Большом театре разворачивается своя война. Схватка не на жизнь, а на смерть Николая Голованова с энтузиастами Российской ассоциацией пролетарских музыкантов за Большой театр — театр исконно русского репертуара. Голованов терпит фиаско. С клеймом “антисемита”, на пике травли, он вынужден покинуть театр, был 1928 год.

Русский человек, как ни один другой, готов “жить и действовать в эпохе вихрей и бурь, в которую неудержимо устремилось человечество”. Любопытна статистка. С 1917 по 1928 год, то есть в разгар революционной агитации и пропаганды, балет “Красные вихри” выдержал три показа. “Болт” — три (в возобновлённой редакции — одиннадцать), “Смерч” — один показ.

Реорганизация советской культуры (1930-е годы) перевернула “шахматную доску”. За основу идеологического и эстетического метода художественной литературы и искусства принят “социалистический реализм”.

В сущности — попытка претворения в жизнь мыслеформы Николая Бердяева: “Чтобы жить достойно и не быть приниженным и раздавленным мировой необходимостью, социальной обыденностью, необходимо в творческом подъёме выйти из имманентного круга действительности, необходимо вызвать образ, вообразить иной мир, новый по сравнению с мировой действительностью”.

В репертуар Художественного театра возвращены “Дни Турбиных”. За пульт главного дирижёра Большого театра — Николай Голованов, в прошлом выпускник Московского синодального училища, регент хора Марфо-Мариинской обители. Триада “Садко”, “Борис Годунов”, “Хованщина” — спектакли-гиганты для народа-гиганта в постановке Голованова—Фёдоровского—Баратова станет легендарной вехой в истории Большого театра, редкой жемчужиной в сокровищнице мирового искусства. За перестановками — фигура Сталина.

…В мемуарах “Я, Майя Плисецкая” (1994 год) прима-балерина Большого театра, Народная артистка СССР, проводит недвусмысленную аналогию: “Культ Главного балетмейстера достиг хорошей вершины. Всё, что не вписано в круг придворных славословий и здравиц, на свете не существует. Никаких других балетмейстеров нет и быть не может. Гений у нас один. Один — как солнце. Наша система, выпестовав Сталина, породила и маленьких тиранов, мини-сталиных”… Стоит ли удивляться тому, что возвращение в Большой театр балета “Иван Грозный” Юрия Григоровича, одно имя которого примиряет с существованием Большого театра в его современном изводе, вызвало приступ страха перед “русскими деньками”. Панику, что охватила “рыцарей холодной войны” однажды.

“Русские деньки”

1945 год. В берлинском Адмиралпаласте (Admiralspalast), где четыре года назад архитектор Пауль Баумгартен специально для Гитлера выстроил ложу…

Впрочем, предоставим слово Фрэнсис Стонор Сондерс, историку и журналистке, автору книги “ЦРУ и мир искусств”: “Когда зловоние от трупов ещё висело над руинами… в Адмиралспаласте, прекрасно освещённом, обитом красным бархатом, русские блестяще подготовили открытие Государственной оперы. Коренастые, набриолиненные русские полковники с высокомерной ухмылкой взирали на служащих американской военной администрации, когда они вместе смотрели постановку “Евгения Онегина” или антифашистскую интерпретацию “Риголетто”, и звучание музыки перемежалось позвякиванием медалей”.

Открытие Берлинской оперы — эмблема “русских деньков”. Метафора “державного стремленья ввысь и вдаль”. Послание СССР в сиянии звёзд Победы urbi et orbi. Отныне мечта об СССР, коммунистическая идея завладевает умами интеллектуалов Европы. “Что вы делали сегодня?” — спросят вездесущие журналисты Пальмиро Тольятти на выходе из штаба ЦК Коммунистической партии Италии. “Смотрел фильм моего друга, Лукино Висконти”.

1947 год. И — новый “залп”. В центре Берлина, на Унтер-ден-Линден, СССР открывает Дом культуры. “Интерьер был самым роскошным, — отметил служащий британского Министерства культуры, — хорошая мебель, среди которой много старинной, ковры в каждом зале, великолепные люстры, почти плавящиеся и все заново окрашенные… Русские просто реквизировали всё, что хотели… там были бар и комната для курения… которая с её мягкими коврами и канделябрами, выглядела наиболее привлекательно, почти шикарно… Это грандиозное культурное мероприятие достигнет широких масс и сделает очень много для нейтрализации здесь идеи, что русские нецивилизованны. <…> Это вступление русских в культурную борьбу должно подстегнуть нас к ответной реализации такого же смелого плана ради достижения Британией новых успехов здесь, в Берлине”.

Подготовка к ответной реакции уже ждала своего часа, перехода к атаке. “Фабрики мысли” США взяли за основу принципы политики СССР в области культуры и развернули её в спину СССР. “Лучший способ вести пропаганду это никогда не выглядеть ведущим пропаганду”. Культура — язык холодной войны.

“И по плодам их узнаете их”.

И мы — узнали.

Лестница вниз

Не нужно быть завзятым театралом, достаточно краем глаза взглянуть на постановки с рекордным рейтингом: “Машина Мюллера”, “Нуреев” (Кирилл Серебренников / Гоголь-центр, Большой театр), “Тангейзер” (Тимофей Кулябин / Новосибирский театр оперы и балета), “Все оттенки голубого” (Константин Райкин / “Сатирикон”), “Карамазовы” (Константин Богомолов / МХТ имени Чехова), “Гора Олимп” (Ян Фабр / “Эрмитаж” (?)), “Евгений Онегин” или “Снегурочка” (Дмитрий Черняков, Александр Титель / Большой театр), — чтобы понять: театр в настоящее время — вариант-“лайт” “подмороженного” проекта “Дом новой культуры”:

1. Арена противостояния национальных и наднациональных элит: “традиционалистов” и “прогрессистов”, “почвенников” и “космополитов”, “русофилов” и “западников”.

2. Один из аванпостов “культурного фронта”, развёрнутого с опорой на компрадорские круги на территории России, за счёт России, против России и под предлогом — как это ни смешно — “свободы самовыражения”.

3. Лаборатория по взращиванию через ультра-технологии распада новой духовно-культурной среды, изменения культурного кода человека, моделирования протестных настроений, дестабилизации государства, в высшем смысле — формирование условий для принятия Россией как блага идеи утверждения в её границах мира по-американски (Pax Americana).

Россия, в свою очередь, принимает сто первую редакцию Закона о культуре. За это время “красные” побывали “белыми”, “левый фланг” — “правым” и наоборот, ну и симпатизант Майдана, главный матерщинник страны вошли в государственные комитеты по культуре РФ, Михаил Жванецкий получил орден “За заслуги перед Отечеством”. Обычное дело.

“Любите ли вы театр?”…

Где-то, в далёких от проблем хлеба насущного эмпиреях, витает дым Отечества, молва об отставке Татьяны Дорониной, Народной артистки СССР, с поста художественного руководителя МХАТа имени Горького. Кумир миллионов, она возглавила театр в 1987 году, совершив в том числе христианский подвиг… Министр культуры РФ Владимир Мединский и советник президента РФ Владимир Толстой встретились с коллективом театра, сообщили о смене руководства, пообещали: “театр сохранит свою патриотическую, яркую позицию”, “поддержка театра министерством будет увеличена”. Таким вот холодным выдался для МХАТа декабрь 2018-го.

Пришла новая команда. С амбициями и стратегиями Русского художественного союза, с целью “формирования национальной идентичности средствами искусства, создания и развития современной творческой индустрии на основе объединения патриотических сил”, что резко взвинтило рейтинг ожидания. Мобилизации творческих сил. Прорыва на сцену Русской весны.

Результат.

Театр с первой постановкой ретранслировал проблемы шведской семьи, шведские ценности в переложении на российские реалии. На очереди проект, что претерпел “оглушительный успех в Эдинбурге” и теперь будет повторен в Москве. Балетная постановка “The Mother” Артура Питы (обучался танцу в Йоханнесбурге) с участием Натальи Осиповой, “примы Лондонского королевского балета, одной из самых ярких и востребованных звёзд современного балета”.

Велик соблазн пуститься во все тяжкие “современного балета”…

Но я этого делать не буду.

Буду ждать, когда из-за миракля от дымовых шашек пиара выйдет спектакль МХАТа имени Горького как эталон искусства русского театра XXI века.

На фото: классика и деградация: сцены из спектаклей «Борис Годунов» в постановке Н. Голованова и «Ближний город» в постановке К. Серебренникова

Источник: zavtra.ru

comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике КУЛЬТУРА


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.