«Русская молодёжь в Латвии начинает стыдиться своего родного языка»



На фото: Татьяна Андриец на митинге против шествия сторонников легионеров «Ваффен СС» 16 марта в Риге.

Восемнадцатилетняя рижанка Татьяна Андриец — активистка Штаба защиты русских школ и состоит в партии «Русский союз Латвии». На днях девушку голосами русской общины страны избрали в молодежный Сейм Латвии. В беседе с EADaily Татьяна рассказала о причинах, в силу которых она стала политической активисткой. По её мнению, в стране ведётся целенаправленная борьба с русским языком. В первую очередь это выражается в том, что русскую молодёжь лишают права учиться на родном языке.

— Татьяна, вас недавно избрали в молодёжный Сейм. Что это за организация и почему вы решили туда пойти?

— Молодёжный Сейм — это проект, созданный для выработки идей и предложений в области, соответственно, молодёжной политики и передачи их во «взрослый парламент». Участвовать могут юноши и девушки в возрасте с 15 до 20 лет. Я решила туда вступить, потому что у латышской аудитории создалось неверное впечатление, будто за русские школы борются одни только пенсионеры, а молодёжь прекрасно ассимилировалась и учеба на родном языке ей не нужна. И ещё, в списках кандидатов в молодежный Сейм я видела почти одни лишь латышские фамилии, значит, интересы русскоязычных представлены не будут. Те несколько человек с русскими фамилиями, присутствие которых я отметила в списке, никак не затрагивали «русских» вопросов. А их нужно озвучивать! Я буду насколько это возможно бороться за право детей получать образование на родном языке.

— Вы прекрасно знаете латышский язык и, наверное, могли бы «интегрироваться» в тот вариант общества, что сейчас пытаются построить в Латвии…

— Не знаю… Меня такой вариант не привлекает. Мой латышский язык помогает мне доносить до латышей простую истину: наша проблема не в том, что мы якобы не желаем учить их язык, а в самом отношении к нам… «Лояльной», с точки зрения наших «патриотов», я никогда не была — и не стану таковой до тех пор, пока правительство не проявит себя лояльным к жителям государства. Ко всем, вне зависимости от национальности.

— Вы имели опыт учебы в латышском классе. Какие впечатления от этого остались?

— У меня до этого была лишь одна подруга-латышка. Общаться с ней мне было очень легко и интересно. Поэтому я с большой симпатией относилась к латышам вообще. Это и стало одной из причин, почему я перешла в латышскую школу. Сначала с рвением и охотой принялась за углубленное изучение языка. До этого знала его на достаточном уровне, чтобы учиться, но, конечно, хуже большинства моих новых одноклассников. С парочкой русских одноклассников общалась на русском, но это сразу не понравилось нескольким латышам. Мне говорили: «Kāpēc tad pārgāji uz latviešu skolu? Lai krieviski runātu?» («Зачем ты поступила в латышскую школу? Чтобы говорить по-русски?») Или: «Tu dzīvo Latvijā! Valsts valoda taču latviešu!» («Ты живёшь в Латвии! Государственный язык — латышский!») Конечно, это охладило мой пыл к изучению языка, но все же до поры отношения были сносными. Доказывать, что я действительно помню, что живу в Латвии и в курсе, что здесь госязык — латышский, быстро надоело. И я стала больше молчать.

— А что было потом?

— Все было достаточно спокойно до весны прошлого года, когда меня позвали на конференцию в Сейм. Хотели выставить меня положительным примером «интеграции» и попросили рассказать о своём опыте перехода из русской школы в латышскую. А это было как раз в те дни, когда власти провозгласили «школьную реформу», попросту говоря объявили о предстоящем окончательном переводе средних школ нацменьшинств на обучение только на латышском языке. По дороге в Сейм директор обрабатывала меня рассказами о том, как, дескать, агрессивная Россия и Латвию оккупировала, и Крым захватила и т. д. Узнав же от меня, что я против «реформы», сказала: «Ну об этом совсем не обязательно ведь упоминать. Просто расскажешь депутатам, как ты себя чувствуешь в нашей школе, и больше ничего». И если бы у меня в парламенте действительно расспрашивали лишь о том, как я себя чувствую в латышской школе, я поступила бы в соответствии с желанием директрисы. Но таких вопросов как раз не было. Был вопрос именно про «реформу». И я сказала, что против. Судя по всему, большинству депутатов слышать это было не особенно приятно. Но на конференцию пришли и несколько наших русских правозащитников, они меня очень морально поддержали. Конечно, директор осталась очень недовольна. Ведь она меня предупреждала! И модератор конференции предупреждала. А я, выходит, их очень, очень подвела. Меня же сюда совсем не за этим отправили! Мол, если бы директор знала заранее, она бы отправила кого-то другого.

— После этого вы и заинтересовались правозащитной тематикой?

— Да, с того самого дня у меня появились новые друзья — борцы за русское образование. Начала ходить в Штаб защиты русских школ. Я поняла, как соскучилась ко всему русскому. Со своими однопартийцами из «Русского союза Латвии» мне хорошо, уютно. Они мои единомышленники, они стали мне практически родными. Но в школе стало похуже, поскольку теперь я уже была вроде как в оппозиции. Часто слышала от одноклассников вопросы: «Kāpēc krieviski?» («Почему по-русски?») Обвиняли: «Tu atnāci uz latviešu skolu, lai uzspiestu savu viedokli» («Ты пришла в латышскую школу, чтобы продавливать свое мнение»). Оскорбляли: «Kremļa sūtnis» («Засланка Кремля»). Верите ли, начали упрекать в том, что, мол, из-за нас, русских, они не смогут найти себе работу. Ведь в Латвии до сих пор, куда бы ты ни устраивался, работодатель требует знания и русского языка!

— То есть находиться в этой школе с моральной точки зрения становилось все труднее?

— Увы… Один раз даже дошло до того, что дорогие одноклассники собрались отправить кляузу на меня и на одного из учителей — за то, что я написала в контрольной что-то на русском языке. Учитель ведь тоже этнический русский. Контрольная была очень большая, а ход моих мыслей примерно таков: он русский, я русская, смысл напрягаться и писать на латышском? Но нет, кому-то из одноклассников это не понравилось и решили они «настучать». Причем «провинившегося» учителя предупредили об этом заранее, он жутко перепугался. И пришлось нам с ним встречаться на выходных, чтобы я переписала контрольную на латышский. Не унизительно ли? А потом стало ещё хуже, — когда на уроках истории дошли до Второй мировой войны. Тут уже у меня в буквальном смысле закипели диспуты с учительницей и другими учениками. Они утверждали, что бедных латышских легионеров из «Ваффен СС» немцы злостно ввели в заблуждение. Так-то они, легионеры, убивать никого и не хотели, просто им за это независимость обещали. А вообще это, мол, очень храбрые люди!

— Да, запоминающийся опыт…

— В общем, многое было за тот год. Но я ни о чем не жалею. Я просто поняла, в насколько разных реальностях мы живем. И как плохо, что мы друг о друге знаем только по телевизору и по фейковым новостям. И ещё я твердо решила, что, даже если и буду жить в Латвии, мои будущие дети в латышскую школу не пойдут. Не пойдут, по крайней мере, до того момента, когда они станут достаточно взрослыми, чтобы самим решать, где обучаться. Я осознала, что если ты этнический русский, то можешь учиться в латышской школе только в том случае, если полностью ассимилируешься. Иначе будешь пребывать там в постоянной оппозиции, тебя станут считать врагом. И этот опыт многого стоит. Меня обвиняют в том, что меня-де «зазомбировала» «российская пропаганда». Но это же просто глупо! Свои выводы о латышской школе я сделала, исходя из собственного опыта. Нам действительно не хватает дипломатии, мы переходим на уровень «дурак — сам дурак», мы не слышим друг друга…

— Когда вы стали оппозиционной политической активисткой, как к этому отнеслись ваши знакомые и родственники? Не пытались отговаривать?

— Мои самые близкие родственники — мама и бабушка — не возражают. Бабушка только считает, что я слишком много времени трачу на политику. А я уже так к этому привыкла, что без нашей партии мне было бы очень тоскливо жить в Латвии. А мама даже сама вступила несколько дней назад в «Русский союз Латвии». Но остальные родственники смотрят настороженно и отговаривают.

— Каков портрет нынешнего русского подростка в Латвии? Хорошо ли молодые люди знают русский язык, историю и культуру родного народа?

— То, что я могу наблюдать своими глазами, — тотальная неграмотность среди молодежи. Но это глобальная проблема, она есть не только в Латвии, но и в России. Еще хуже другое: часть латвийской русской молодежи стала стыдиться своей национальности. И это уже трагедия. Например, со мной училась русская девочка, которую назвали латышским именем, потому что родители решили, что тогда ей будет «легче жить в Латвии, ведь здесь русских не любят». В латышской школе неоднократно приходилось видеть, как русские подростки настолько облатышились, что стыдятся, боятся или просто принципиально не желают разговаривать на родном языке. Нонсенс какой-то: я, русская, должна общаться с соплеменниками на латышском! И они это считают нормой…

— Сейчас в Латвии осуществляется ликвидация русского образования. Какие результаты, на ваш взгляд, принесет этот процесс уже через лет пять-десять?

— К сожалению, у меня уже все меньше надежды на то, что удастся сохранить русские школы в Латвии — хоть в каком-то виде. Решающую битву мы проиграли в 2004 году, когда власти, невзирая на многотысячные акции протестов, запустили процесс ликвидации школ нацменьшинств. Сначала их перевели на так называемый билингвальный вариант, а потом начали постепенно, «по кусочку» изгонять русский язык из школьного образовательного процесса. Закон, принятый в 2018 году, подвёл под этим окончательную черту. Понимаете, мы уступили тогда, в 2004-м, и показали, что даже ради детей мы не можем настоять на своём. А ведь дети всегда считались самой большой ценностью общества. То, что мы оказались не в состоянии защитить даже детей, — факт очень сильно не в нашу пользу.

— Почему, на ваш взгляд, в 2017−2018 годах митинги и пикеты в защиту русского образования оказались не столь массовыми, как в 2003—2004-м?

— Самые активные, пассионарные русские жители Латвии уже разъехались по другим странам. И я всё чаще прихожу к выводу, что они правильно сделали. Остались в основном те, кто готов ассимилироваться. К тому же у нас поразительно боязливый народ. Я много раз призывала бывших одноклассников и своих сверстников принять участие в борьбе. Ну не обязательно даже как-то слишком сильно «светиться» или делать что-то «радикальное». Можно просто сходить на митинг. Но некоторые почему-то вообразили, что у них из-за этого будут проблемы с поступлением в университет или неприятности в школе. И, главное, их не переубедить в обратном! Ужасно обидно… Нельзя победить, если ничем не жертвуешь. Там более что принятый в Латвии закон, требующий «лояльности», пока касается только учителей. Никаких проблем с поступлением в вузы из-за политической активности у молодежи не будет.

— Сами вы свою дальнейшую жизнь связываете исключительно с Латвией?

— Нет, отнюдь. Свою жизнь я вообще не связываю с Латвией. Я мечтаю уехать в Россию, хотела уже в этом году подать документы в вуз, но не получилось… Нажала не на ту кнопку, поэтому мою кандидатуру даже не рассмотрели. Сначала было очень, очень обидно. А потом подумала: может, так оно и должно быть? Может, надо оставаться здесь, а уезжая, я поступаю как дезертир? Хотя и понимаю, что толку от меня особенно нет, но всё же… Впрочем, нет, уехать, пожалуй, все же самое правильное решение. Раз националисты так хотят, пускай живут тут сами. С мигрантами. А нам тут делать нечего. Ведь русские школы почти полностью ликвидировали. Русские учителя уже сейчас на ломаном латышском преподают русским детям химию, физику, математику и другие непростые предметы. Как рассказывала мне недавно родственница (она учится в 8-м классе «русской» школы), учителя, которые плохо знают латышский, пишут на русском в гугл-переводчик текст, который они хотят сказать, потом включают аудиоперевод на латышский… Театр абсурда, короче. Чтобы мой будущий ребенок в нём жил? Нет уж, увольте…

Источник: eadaily.com

comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике ИДЕОЛОГИЯ


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.