«Россия —  это Нигерия в снегу». Это сказал однажды сооснователь компании «Гугл» (Google) Сергей Брин в контексте экономической отсталости и зависимости России от сырьевого экспорта и коррупционных связей. Эта жесткая фраза часто цитируется, когда речь идет об экономике России. На российских интернет-форумах придумали слово «Снегерия» —  символ отсталости страны во многих областях.

Но это только часть правды. В тени таких государственных гигантов, как Газпром и Роснефть в России появилась процветающая сфера IT. Ее подъем —  вероятно, самый знаменательный успех российской экономики после распада СССР. Хотя дела идут еще хорошо у оружейников и в сельском хозяйстве, но эти сферы поддерживаются субсидиями государства.

Сфера IT, напротив, растет, несмотря на значительное сопротивление со стороны политики. Согласно данным консалтинговой компании «Руссофт», экспорт в этой отрасли с 2002 года вырос примерно в 25 раз —  с 345 миллионов до 8,5 миллиардов долларов в 2017 году.

Без шансов для Google, Facebook и Co.

Это не случайность. Фундамент для процветания сферы IT был заложен, когда еще никто от Калининграда до Владивостока не знал в советское время, что такое компьютер. Коммунистическое руководство систематически продвигало математические таланты. Многие российские школы до сих пор делают большой упор на математику и тем самым закладывают основу для обучения успешных программистов. Для многих молодых россиян это привлекательная профессия — хороший программист зарабатывает в Москве порядка 250 тысяч рублей, это примерно в три раза выше средней зарплаты в Москве.

Из этого уже извлекли выгоду российские интернет-концерны, которым удалось сдержать американских конкурентов, таких как «Гугл» или «Фейсбук» (Facebook). В Рунете лидерами рынка являются поисковая система «Яндекс», холдинг «Мэйл.ру» и социальная сеть «Вконтакте».

Это заслуживает внимания еще по той причине, что ни одной другой европейской стране не удалось построить IT-концерны, которые могли бы конкурировать с компаниями из США. Среди 25 чаще всего посещаемых сайтов мира, по данным «Симиларвеб» (SimilarWeb), 19 —  из США, два из Китая и четыре из России.

Но эти данные показывают и некоторые слабые стороны. Так, «Вконтакте» и другие компании в своих отраслях хотя и являются лидерами на российском рынке, но на международном уровне их успех довольно ограничен. От 85 до 90% их пользователей —  из России или приграничных стран. Только «Яндекс» попытался закрепить позиции за рубежом. В 2012 году компания открыла офис в Стамбуле. Несмотря на это, доля на рынке в Турции составляет четыре процента.

Молодые компании нацелены на глобальный рынок

Между тем, растет количество российских стартапов, которые рассматривают российский рынок как трамплин для выхода на мировой рынок. Например, компания «Додо Пицца» из Москвы, которая разработала сложную IT-систему для франчайзинга. На 2019 год ей запланировано открытие ресторанов в Германии.

Свои возможности демонстрирует и компания Skyeng, которая при помощи цифровых технологий планирует изменить другой рынок —  обучение иностранным языкам.

 

Skyeng —  онлайн-платформа, которая объединяет в одном месте молодых, хорошо образованных преподавателей английского языка из российской провинции с учениками, которым нужны дополнительные уроки. Занятие проходит по Скайпу —  учитель дает задания, а ученик отвечает письменно или устно.Используется программное обеспечение, которое автоматически распознает, какие ошибки часто делает ученик и дает рекомендации и учебный материал преподавателю. Компания также разработала приложение, которое позволяет ученикам отмечать в таких стриминговых сервисах, как «Нетфликс» (Netflix) или в статьях в интернете незнакомые слова на английском языке.

Затем слова автоматически включаются в личные словари учеников и отправляются учителю. Цель компании —  сделать из занятий по английскому языку «стандартный продукт с четко прослеживаемым качеством», —  говорит Александр Ларьяновский, основатель компании Skyeng. До того, как он вложил 300 тысяч долларов личных средств в этот проект, он был менеджером «Яндекса», где отвечал за международную деятельность компании. С момента последнего этапа финансирования инвесторы оценивают стоимость Skyeng в размере 100 миллионов долларов.

Мирового успеха добилась и московская компания Group IB, специализирующаяся на компьютерной безопасности. Ее основал студент Илья Сачков. 280 сотрудников хотя и трудятся в Москве за тяжелыми стальными дверями, но действуют по всему миру. В число клиентов компании входят «Майкрософт» (Microsoft), «Американ тобакко» (American Tobacco) и DHL.

И «Европол» (Europol) заключил в 2015 году соглашение о сотрудничестве с компанией Сачкова, несмотря на начало войны на Украине. С «Интерполом» (Interpol) также ведется сотрудничество. Американский журнал Forbes в 2016 году включил Сачкова в список 30 крупнейших талантов IT-бизнеса во всем мире.

Неслучайно именно в России успешные стартапы выстраивают зачастую молодые предприниматели, говорит основатель «Додо пицца» Федор Овчинников. У страны есть преимущества, которые поначалу кажутся странными и неочевидными. На переговорах с западными партнерами он часто замечает одно различие. Молодые россияне скорее готовы пойти на риски, в том числе потому, что у них есть меньше того, что можно потерять, чем на Западе. В Европе все, напротив, «поначалу заботятся о том, достаточно ли у них опыта для следующего шага, все постоянно думают о возможном банкротстве. Наши люди больше пробуют».

Охота на сетевых мятежников

Но у бума есть и другая сторона. Российские политики за последние годы стали больше контролировать интернет. Кремль применяет к IT-концернам схожие методы контроля, как к другим стратегически важным сферам. Группа Mail.ru контролируется близким к Кремлю олигархом, магнатом Алишером Усмановым. В «Яндексе» возглавляемый бывшим министром экономики Германом Грефом Сбербанк держит так называемую «золотую акцию», которая дает право заблокировать продажу свыше 25 % акций компании.

В VK.com ее неуступчивого основателя сначала вытеснили из компании, а потом и из страны. С сентября ее возглавляет некий Борис Добродеев. Появление этой фигуры несколько напоминает о таких методах, как связи, при помощи которых распределяются посты в российских государственных концернах. Добродеев —  отпрыск влиятельного номенклатурного клана. Его отец —  глава государственного телевизионного холдинга ВГТРК.

Климат становится более жестким, что влечет за собой последствия для отрасли и всей страны. В российских IT-компаниях происходит утечка кадров, начавшаяся в прошлые годы. Эта новая волна несопоставима, однако, по абсолютным показателям с миграционной волной 90-х годов. Тогда страну покинули миллионы россиян. В 2016 году отток, по данным Росстата, составил только порядка 60 тысяч человек.

Новая волна эмиграции

Беспокойство вызывает высокая доля хорошо образованных специалистов среди эмигрантов. По оценкам российской президентской академии, доля эмигрантов с университетским дипломом —  в зависимости от страны назначения —  составляет до 70 %. Четверть респондентов указала в опросе в качестве причины отъезда политический климат в стране.

Для IT-отрасли в России это острая проблема, потому что молодые программисты и стартап-предприниматели особенно мобильны. Многие компании могут без проблем оказывать свои услуги из другой страны. Отраслевые СМИ, например, популярный в IT-сфере сайт VC.ru, активно пишут об опыте уехавших из страны. Среди заголовков таких статей —  «Что нужно знать об интернет-бизнесе в Тайланде», «Некоторые нюансы работы в Бразилии».

Работу стартапов подрывает и геополитика. Мировая сеть филиалов «Додо пицца» служит тому примером. Компания поначалу планомерно обосновывалась в российских регионах и только недавно начала завоевывать сложный рынок московской столицы. Компания представлена также в некоторых соседних странах, открыта одна точка на британском побережье и три рядом с Миссисипи, в континентальной части США.

Федор Овчинников открыл их в период высокой нестабильности. В 2014 году Россия развязала войну на Востоке Украины, затем цены на нефть и курс рубля резко упали, россияне потеряли в среднем около трети свой покупательной способности, а в США раздавались голоса о необходимости отключить российские банки от международной межбанковской системы SWIFT. «Я подумал, если так пойдет дальше, у меня завтра больше не будет денег для моих людей», — вспоминает Овчинников. Поэтому он предпочел выйти на американский рынок. Пока он называет «крошечную американскую сеть» нашей колонией на Марсе, в которой мы при необходимости сможем продолжить жить.

Схожий шаг предстоит и московской IT-компании Group IB. В октябре она заявила об инвестировании 30 миллионов долларов в строительство новой глобальной штаб-квартиры в Сингапуре. Там должны появиться 90 новых рабочих мест —  15 сотрудников переедут из Москвы в Юго-Восточную Азию. Основатель компании Сачков и без того больше не рассматривает свою фирму как типично российскую. «Отличная фирма действует вне зависимости от места, в которой находится ее офис», —  говорит он.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.