«Я уехал в США по Work&Travel и остался»: история уральского иммигранта

61
В мае 2015 года я улетел в США по программе Work and Travel, и я все еще здесь. До этого я проучился год в вузе на Урале и три года в университете в Москве.

Столицу я полюбил с первого взгляда, я наконец оказался в городе, где захотел остаться. Помню, как по вечерам сидел в своем маленьком уголке в комнате, которую мы снимали с подругой в 4-комнатной коммуналке с алкашами и тараканами, однако меня это нисколько не беспокоило. Я фантазировал, как смогу купить свою небольшую студию метров на 40 и буду счастлив. Шли годы, эйфория жизни в большом городе исчезла, а жизнь при Путине стала сложнее и беднее. Также исчезло и желание продолжать тратить свое время на образование, которое меня не устраивает.

Тогда я по-настоящему задумался об иммиграции

Я начал откладывать деньги на то, чтобы поучаствовать в программе по обмену студентами в США Work and Travel. На ранних этапах я все еще не был уверен, чего ждать от этой поездки и хотел ли я подавать политическое убежище. По иронии судьбы как раз в этот период случился Крым, а за ним последовал черный вторник 2014 года (падение курса рубля, — прим. ред.). Тогда произошел переломный момент, когда даже мои родители, сначала скептически относящиеся к этой идее, поддержали меня в попытке остаться в США.

Я стриг газоны, но платили хорошо

Для визы по Work and Travel нужно приглашение от работодателя. Мой жил в небольшом пляжном городке недалеко от Бостона и брал меня на работу стричь газоны на элитном гольф-клубе. Это огромный комплекс домиков на сдачу напротив океана с большими полями, на которых я проводил 40 часов в неделю.

Но все это было потом, сначала меня ждали глобальные приключения. До места назначения я добирался через Нью-Йорк, провел ночь в Бостоне. Сразу начались сложности, потому что сезон еще не начался и никто пока не сдавал жилье. В отчаянии я вынужден был согласиться на ужасную сделку с одним из представителей иммигрантов из Доминиканской Республики: пять дней за 300 долларов. В кошельке у меня было 600 долларов, поэтому решение нужно было найти срочно. Но я мог начать работать только после того, как дождусь карту социального страхования и сдам тест на наркотики.

Когда я искал здание, в котором принимают тесты, я встретил приветливую женщину лет 60 по имени Джейн, полную жизни и энергии. Мы перекинулись парой слов и решили прогуляться. Я рассказал мою историю, и Джейн неожиданно предложила мне пожить с ней. У нее глубоко христианская семья: два сына моего возраста и два толстых роскошных кота. Культурный шок было сложно переоценить. Мы были знакомы всего пару часов, но эти люди действительно приняли меня: четыре недели я провел в атмосфере любви и доверия. До сих пор я вспоминаю этот месяц как один из самых светлых в моей жизни.

Фото: предоставлено 66.ru героем материала

Мне, конечно, все это нравилось, но я понимал, что мне нужно найти жилье как можно скорее, и желательно — поближе к работе: так я познакомился с Иваном. Иван давно прознал, что можно хорошо заработать на студентах, приезжающих поработать на лето, поэтому решил сдавать маленькую комнатку на втором этаже своего гаража. Помимо огромной цены (120 баксов в неделю) меня также ждал ряд сюрпризов. Например, два соседа по и так малюсенькой комнате, туалет, в который можно попасть только через задний двор дома, и неадекватные правила, типа «после 12 ночи нельзя пользоваться унитазом», так как это мешает Ивану спать. Он к тому же заставлял подписать не очень легальный договор о том, что, если я съеду раньше срока, я обязан ему платить до конца сезона, потому что он не хочет искать нового студента на замену.

Фото: предоставлено 66.ru героем материала

Немного шокированный наглостью Ивана, я попросил дать мне пару часов на раздумья. Так я сел на траву и начал скрупулезно искать другие варианты. С одной стороны — нищенская реальность с наживающимся на «своих» иммигрантом Иваном, с другой — снова звонить Джейн и ее семье, чтобы они меня забрали? Я не был готов вновь паразитировать на шее у этих замечательных людей, но и снимать комнату в гараже меня не особо тянуло. Увидев, что я сомневаюсь, Иван решил действовать: без моего спроса он сложил в кузов все мои вещи и велосипед и поставил меня перед фактом: знаю, говорит, персонажа, Алекс зовут — у него много коттеджей для студентов, я тебя туда отвезу. Заключив, что хуже, чем Иван, вряд ли будет, я сел в машину, и мы отправились в путь.

Дедушка со статным именем Алекс Кеннеди показался очень приятным человеком. Оказалось, что у него целый семейный дом и несколько коттеджей, где уже есть несколько студентов из России и постсоветского пространства. Алекс говорил, что был шпионом во времена Горбачева, лично был с ним знаком, немного знал русский. Мне понравилось жилье, понравился город, да и к тому же пока мы говорили с Алексом, Иван уже выбросил мои вещи из кузова и просто исчез.

На нас было всем плевать

Жизнь налаживалась, и я с большим удовольствием знакомился с новыми людьми и студентами из самых разных стран. Все было бы идеально, если бы Алекс не оказался немного сумасшедшим. В одно утро я увидел десяток сообщений от одного из соседей по комнате: они с другими студентами жарили маршмэллоу у небольшого костра поздним вечером. Алекс кинул стеклянную вазу в одного из них, выхватил телефон и бросил его в костер, а затем подобрал один из осколков вазы и начал пытаться зарезать ближайшего к нему человека. Тогда я и узнал неприятную реальность работы по такой визе: на нас было всем наплевать. Полиция собрала показания и отпустила Алекса с небольшим штрафом в тысячу долларов — смешные деньги для человека, зарабатывающего десятки тысяч только со сдачи комнат студентам.

Про спонсорство

При оформлении такой визы вам обязательно нужен спонсор, без него в страну просто не пустят. Спонсор должен помогать со всеми вопросами и проблемами, но реальность выглядит немного иначе. Им гораздо проще аннулировать вашу визу, чем действительно разобраться в ситуации. Так и произошло с моей подругой, которая сильно повредила ногу и больше не могла мыть посуду в ресторане. Она просила, чтобы ей разрешили закончить работу чуть раньше начала сезона, но работодатель не пошел навстречу. Он позвонил спонсору и рассказал придуманных историй в духе «она у нас ворует еду из ресторана и вообще прогуливает работу». Естественно, спонсор даже не удосужился проверить, насколько это правда, и просто аннулировал визу, и это не единственная история. Нечто подобное едва не произошло со мной, когда я решил поменять работу и переехать в город побольше. Мне помог избежать проблем работодатель, который встал на мою сторону. Дальше — съемный подвал напополам в «черном» гетто, нелегальная работа в отеле и финальное решение попытаться остаться в США.

Как я остался в США

Вариантов было немного — политическое убежище или брак. У меня был кейс для убежища как у «гея-украинца, живущего в России, лично угнетенного самим Путиным», но разобраться со всем бюрократическим кошмаром без адвоката было тяжеловато. В тот же период я решил немного попутешествовать и заглянуть к паре интернет-друзей в южных штатах. Волей судьбы мы сошлись с парнем, с которым я практиковал разговорный английский и спрашивал про США за полгода до поездки. И мы решили остаться вместе. Процесс подачи документов был, мягко говоря, ужасен: тонны бюрократии, огромное количество пошлин и дополнительных платежей, где в результате вам могут отказать в визе без объяснения причин. Тогда нужно снова подавать документы и оплачивать пошлины.

Я получил гринкарту, но это были самые тяжелые полтора года моей жизни

Весь процесс занял примерно полтора года, и это без преувеличения было самое тяжелое время в моей жизни. Но мы справились и выжили, я получил гринкарту. Стоила ли гринкарта полутора лет сильнейшей депрессии, череды нелегальных работ в подвешенном состоянии и собравшегося долга в 25 тысяч долларов? Ответ стал уже не так очевиден, как раньше. В России я полюбил преподавать и нередко мечтал, как устроюсь в школу, в США моя жизнь началась с нуля. Когда твой единственный прикладной навык — английский, найти работу не на минимальную зарплату оказалось достаточно тяжело. Также тяжело оказалось жить без водительских прав — в США машиной не пользуются только дети, бездомные и старики. Результатом таких тенденций стал атрофированный публичный транспорт, который ходит как получится и по очень лимитированному числу маршрутов.

Фото: предоставлено 66.ru героем материала

Ты уже не в России, но Россия в тебе навсегда

Иммиграция — это очень тяжело, и не только по очевидным причинам. Я никогда не рассчитывал, что ассимиляция в чужую культуру и общество будет легкой задачей, но все равно оказался наивен в своих расчетах. После того как прошла эйфории переезда, происходит очень болезненное переосмысление себя и своей культуры. Все, что казалось очевидным и естественным, оказывается под сомнением. Внезапно ты начинаешь сомневаться в таких базовых вещах, как такт, умение вести себя в обществе, даже чувство юмора попадает под прицел. Приходит очень болезненное осознание, что, несмотря на то, что ты уже не в России — Россия в тебе навсегда. Возвращаясь назад, я могу сказать, что если бы я успел пустить корни в России, я не уверен, смог ли бы справиться с ассимиляцией.

Большой брат и коррупция

Большой брат в США находится на другом уровне в сравнении с Россией, именно в США я впервые столкнулся с пропагандой настолько качественной, настолько скоординированной между всеми медиа и айти-гигантами, что бросает в дрожь. В США уровень коррупции и пропаганды на принципиально ином уровне, просто происходит это не так вероломно, как в России. Приведу цитату одного из друзей, уехавшего жить в Англию: «В России полно ужасных регуляций и законов, но система настолько гнилая, что их можно легко избежать. В Англии еще больше ненужных регуляций и законов — и, поверь, тебя их заставят соблюдать».

Зачем все это, и что дальше

Я ни в коем случае не говорю, что в России жить хорошо и иммиграция — не вариант, просто каждая страна имеет ряд своих уникальных проблем, порой неочевидных до переезда. Несмотря на более высокий уровень жизни, количество возможностей для социального лифта и прочих бонусов существования в стране первого мира, шансов стать банкротом или бездомным здесь также немало. Стоит один раз вызвать скорую или сходить в больницу без страховки. Наверное, мой главный совет всем сомневающимся такой: иммиграция — это ультимативный вариант, уезжать стоит только в крайнем случае, когда точно знаешь, что комбинация всех сложностей с ассимиляцией, новой жизнью с нуля и другим языком — все еще лучше, чем оставаться в России. Переезд — это очень эмоционально изнурительное событие, ради американской мечты придется пожертвовать многими годами своей жизни, просто чтобы добраться до того уровня жизни, который у вас был в России. Другая страна, другой уровень жизни поменяет вас навсегда, и как бы вам ни хотелось, многие мосты будут сожжены. Ваша реальность и ежедневные проблемы будут отличаться от реальности оставшихся друзей и семьи.

Тут должен быть финальный вывод о том, что правильного решения оставаться или уезжать, нет и все зависит от количества пущенных корней и желания пахать ради возможного будущего в США. Если у вас в России нет ничего за душой, вряд ли в США что-то изменится.

Фото: предоставлено 66.ru героем материала

Сейчас я вылез из депрессии, нашел работу в вузе на полставки и доволен. Это лучшая работа в моей жизни, хоть и платят мало. На самом деле тут корпоративный ад, меня долго везде игнорировали. Сейчас я учусь кодить в надежде трудоустроиться в этой сфере. Скоро встречусь с родителями в Таиланде — мы не виделись четыре года.

Теперь мне нужно будет пройти финальное интервью через год на тему нашего брака и доказать, что он не фиктивный. После этого мне выдадут постоянную гринкарту. Через год, если мы останемся с другом, я смогу подать на гражданство. Сейчас моя задача — обеспечить себя финансово, а потом — путешествовать. В идеале я хотел бы проводить в поездках полгода и столько же быть в Штатах — гражданство открывает тебе двери в кучу остальных стран.

Источник 66.ru
Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях:
Материал из рубрики: