Владимир Долгопалец. «Кафедра безбожия»



На сегодня, даже в православной среде, не утихают споры по вопросу возможности кремации. Редакция  “Россия Ноев ковчег” предлагает читателям цикл материалов на эту тему из книги В.И. Долгопалеца “Чему мы можем поучиться у Израиля“.

Из истории можно видеть, что кремация существовала во все времена. В глубокой древности сжигание практиковалось у многих азиатских народов – в Индии, Тибете. Сжигали тела усопших также вавилоняне, а римляне преимущественно хоронили. А вот язычники часто бросали тела христианских мучеников в огонь, чтобы уничтожить веру в воскресение тел, полагая, что этим они сделают воскресение невозможным. В Европе, благодаря влиянию христианства, сжигание покойников окончательно исчезло в XV веке. Возвращение к этому языческому способу погребения стало возможным только по причине секуляризации общества. Где началось отступление от Христа – там активно начало наступать язычество, возрождая свои старые обряды в новой упаковке.

В Европе сжигание тел в крематориях появилось во второй половине XIX века, когда в 1873 профессор Бруно Брунетти разработал первую в мире кремационную печь. Она была продемонстрирована на Международной выставке в Вене, а первые крематории были построены в Италии, в Милане в 1875 году. После того вскоре были основаны многочисленные кремационные общества в Цюрихе, Лондоне и Париже. По свидетельствам современников, тела подвергали сожжению, главным образом, враги Церкви. К 1905 году в Европе и Америке имелось уже около 90 крематориев, в которых ежегодно сжигалось 125 тысяч покойников.

Сразу после «победы Октября» все силы адовы бросились на несчастную Россию. Вводились обычаи и обряды намеренно антицерковного содержания: на первых порах революции существовали «красное крещение» – октябрины, «красное бракосочетание» – ЗАГС, «красное погребение» – кремация и… «красная пасха» – 1 мая, предложенная Луначарским в пику христианству, как весенний праздник «победы света и тепла». Таким образом, большевистские «маевки» являются как бы продолжением бесовских шабашей Вальпургиевой ночи (с 30 апреля на 1 мая).

Одним из важных моментов в разрушении «старого мира» явилась попытка заменить христианский обряд погребения процедурой «сжигания трупов». В 20-е годы советская власть стала готовиться построить крематории во всех крупных городах страны. Об этом свидетельствует большое количество сохранившихся в архивах проектов «крематорной архитектуры» видных архитекторов того времени. Характерно, что данный тип зданий является составной частью так называемой «инфернальной архитектуры». Для объяснения этого термина предлагается испанское слово «inferno» – загробный мир. Но если этимологию проследить глубже, то мы придем к латинскому слову «infernalis», что означает – «адский».(1) А в современных словарях испанского и английского языков дается вполне однозначный перевод: «inferno» – «ад», «infernal» – адский.(2, 3)

Кремационное движение в советской архитектуре начала XX века, вслед за европейскими архитекторами, пошло по пути замещения культовых памятников: колумбарии должны были заместить кладбища, а крематории – занять место церквей. Гробница (мавзолей) Ленина и «красное погребение» – кремация стали вызовом христианской традиции погребения.

До революции похороны считались именно религиозным обрядом. Не случайно кладбища тогда разделялись по конфессиональному признаку. По русской православной традиции новопреставленный должен быть непременно предан земле, кроме случаев, когда это невозможно сделать (гибель на море, в огне и т.д.). Потому что в час Страшного суда, как учит Церковь, «гробы разверзнутся» и умершие восстанут перед Христом «во плоти». Накануне Октябрьской революции в Петрограде 90% всех случаев смерти сопровождались религиозными обрядами. В 1909 году специально созданная при Святейшем Синоде комиссия составила «Заметку о сожигании трупов с православной церковной точки зрения», в которой  указывалось, что «самым естественным способом погребения признается предание трупов земле… предание тела близкого не земле, а огню представляется, по меньшей мере, как своеволие, противное воли Божией и дело кощунственное» (4).

Естественно, Ленин и ленинцы, отвергающие сами такой «обскурантизм церковников», очень хотели внедрить в массы «материалистическое» отношение к смерти и к погребению. Поэтому кремация, введенная новой властью, имела не гигиеническое, а исключительно идеологическое, политическое значение. С введением ее должен был наступить, как тогда писали, «конец нетленным» мощам и прочим чудесам, суевериям и религиозным предрассудкам».(5) В системе ранних большевистских ценностей с характерным для нее культом разрушения, огонь и сжигание имели особое место. Крематорий «постоянно противопоставляется кладбищу. Слово «кладбище» употребляется обычно с негативным значением».(6, 7)

Декретом Совнаркома РСФСР «О кладбищах и похоронах» от 7 декабря 1918 года в нашей стране впервые была разрешена кремация умерших. Этот вид похорон был немедленно объявлен самым передовым. К.Е. Ворошилов публично заявлял, что «считает быстрое сжигание трупов наиболее современным и культурным способом их уничтожения». Молодежь двадцатых годов не боялась смерти и не верила в загробную жизнь. Пропагандистская шумиха вокруг этого была поднята на небывалую высоту. «Правда» писала: «Выбирайте сами, что вам по душе – разлагающийся мертвец, несущий страшную заразу, или труп, который в огнеупорной камере при температуре 1000 градусов через два часа превращается в несколько фунтов безукоризненно чистого пепла». Троцкий опубликовал статью, в которой предлагал лидерам революции подать пример и завещать сжечь свои трупы.

Построенная в 1920 году в Петрограде на Васильевском острове кремационная печь «Металлург» является первой кремационной печью в России. В ней твердое топливо (дрова, кокс) сначала подвергалось газификации с образованием генераторного газа – смеси окиси углерода с водородом, азотом и незначительным количеством углекислоты. Генераторный газ вместе с нагретым воздухом подавался затем в камеру сжигания, где в струе раскаленных до 1000°С газов производилась кремация тел усопших.

Первыми клиентами крематория стали проверенные товарищи – «рыцари революции». В колумбарии, на кремационных урнах можно прочесть надписи «большевик-чекист», «член ВКП(б), стойкий большевик и чуткий товарищ», «один из старейших деятелей большевистской партии». Пламенным революционерам полагалось пламя и после смерти. Большевикам было кому подражать: классик марксизма Фридрих Энгельс приказал сжечь свое тело, а пепел развеять над морем. Есть здесь и захоронение праха архитектора Осипова, который и перестраивал этот храм под крематорий. Его кремировали в 1934 году, а прах захоронили в колонне храма. С началом массовых расстрелов московские кладбища и единственный крематорий едва справлялись с многократно возросшей нагрузкой. В период репрессий с Лубянки, из Лефортова сюда грузовиками свозили трупы казненных. Крематорий заработал в две смены: днем – обыкновенные ритуалы, а ночью жгли расстрелянных. Причем в истопники брали по разнарядке комсомольцев-активистов. Некоторые из них на этом деле и трогались умом. Ведь трупы без гробов привозили. Как есть, в натуральном виде. Зато комсомольцу – грамота!

Через 45 лет в Москве был построен крупнейший в Европе крематорий на Николо-Архангельском кладбище, а спустя еще три года – на Хованском кладбище. В 1970-х годах первый столичный крематорий закрыли, поскольку Донской монастырь к этому времени оказался в центре Москвы. Время от времени печи этого крематория все же растапливались, несмотря на официальное закрытие: там иногда сжигали умерших членов политбюро ЦК КПСС. А к середине 80-х старые печи совершенно вышли из строя. Менять их – дорого и проблематично. Даже приверженцы кремации возмущались, что «вот-де крематорий чуть ли не в центре города коптит!» (а он действительно коптил – фильтры не работали). Рассказывают, что последним из «больших людей» в Донском сожгли министра обороны, маршала Советского Союза Дмитрия Федоровича Устинова (конец 1984 года), чем истопники очень гордились. Затем в крематории проходили только торжественные церемонии гражданской панихиды, так называемые фальш-кремации. И без органа тут было никак не обойтись. Поэтому в 1987 году его в последний раз перебрали и очистили. Специальным пылесосом из труб выдували спекшийся прах, называемый истопниками «пролетариатом во взвешенном состоянии».

В «кремационном движении» совершенно ясно прослеживается покушение на христианство, попытка разрушить самые основы веры и быта народа, а вместо христианства насадить откровенно антихристианские традиции, сатанинские по своей сути. В советские годы «работа адова» велась открыто, каждый ребенок носил на груди значок с головой Ильича, объятой вечным пламенем. «Красные дьяволята» – это было вполне обычное название дружины в пионерском лагере того времени.

Сегодня ту же «работу» пытаются завуалировать, но только слепой может не заметить этот процесс. Интересно заметить, что современный немецкий исследователь Фон- Хаутвиц утверждает, что богоборцы-сатанисты сжигают трупы своих умерших, символизируя этим свою приверженность к стихии вечного огня – стихии ада.

 

1 Словарь иностранных слов, М., «Русский язык», 1983.

2 Марцишевская К.А., Сордо-Пенья Б.Х., Маринеро С. Испанско- русский и русско-испанский словарь, М., «Русский язык», 1990 – С. 12.

3 Англо-русский словарь / под ред. О.С. Ахмановой; изд. седьмое, испр. и доп. – М., «Гос. издат. ин. и нац. словарей», 1953 – С. 252.

4 «Церковный вестник», № 45 от 1909 г.

5  «Техническая энциклопедия» // под ред. Л. К. Мартенса,   Т. 1-26, М., 1927-1936.

6 Кашеваров А.Н. Церковь и власть. Русская Православная Цер- ковь в первые годы советской власти. СПб., 1999. С. 264-265.

7 Лебина Н.Б. Повседневная жизнь советского города: Нормы   и аномалии. 1920-1930 годы. СПб., 1999. С.99.

 

Об авторе.

 

Владимир Ильич Долгопалец имеет дипломы кандидата химических наук и преподавателя Закона Божия. Совмещает работу ведущего научного сотрудника в Национальной Академиии наук Беларуси с активной миссионерской и катехизаторской деятельностью, ав тор многочисленных статей на православные темы, опубликованных как в церковных, так и светских изданиях («Народная газета», «Белорусская нива», «Вместе!» и др.), а также в Интернете. Его перу также принадлежит книга «Круг жизни. Путешествие по Святой Земле».

 

Продолжение следует.

 

Сайт “РНК”

comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике РЕЛИГИЯ


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.