Спитакское землетрясение, 30 лет: весь мир пришёл на помощь Армении

459

Памятник советским военнослужащим, принявшим участие в ликвидации последствий землетрясения в Армении 7 декабря 1988 года (Спитак).

Фото: armeniasputnik.am.

В Армении сегодня вспоминают жертв разрушительного землетрясения: тридцать лет назад, 7 декабря 1988 года, в 11 часов 41 минуту, стихия унесла жизни более 25 тысяч человек, стерла с лица земли город Спитак, разрушила второй по величине город Ленинакан (ныне Гюмри), Кировакан (Ванадзор) и многие другие населенные пункты Армянской ССР. Об этом сегодня пишет армянский информационно-аналитический центр VERELQ.

Фото: Wikimedia CommonsСила толчков в эпицентре составляла 8−10 баллов по 12-балльной шкале Рихтера. Это было наиболее сильное землетрясение на Кавказе в ХХ в. Стихия охватила 40% территории Армении с населением почти в 1 млн. человек. Пострадали 21 город и район, 342 села, из которых 58 оказались полностью разрушены.

Свыше 25 тысяч человек погибли, около 19 тысяч человек получили разной степени увечья и ранения. Было уничтожено около 8 млн. квадратных метров жилья, что составило 17% от всего жилого фонда республики. Без крова остались более 500 тысяч человек, были эвакуированы в здравницы СССР 120 тысяч, около 70 тысяч выехали из зоны бедствия самостоятельно.

  Были разрушены 277 школ, 245 детских дошкольных учреждений, 250 объектов здравоохранения, 324 клуба и дома культуры. Перестали функционировать более 170 промышленных предприятий, потеряны мощности по выпуску промышленной продукции на 1,9 млрд руб. в год, около 82 тысяч рабочих потеряли свои места. Существенно пострадали 209 совхозов и 90 колхозов. Были разрушены более 80 предприятий перерабатывающей промышленности, 1200 животноводческих помещений. Потери по агропромышленному комплексу республики составили свыше 2 млрд руб.

Общий ущерб от землетрясения оценивался в $ 14 млрд. (в ценах 1989 г.) без учета затрат на спасательные и восстановительные работы.

Сильнее всего пострадал город Спитак, где погибло около 50% жителей (9732 человек), были ранены 1280 человек, остались без крова 8,7 тысяч человек. Из 433 жилых домов здесь полностью было разрушено 274.

В Ленинакане с населением 232 тысяч человек, под руинами погибло около 10 тысяч человек, получили ранения 4430, остались без крова 180 тысяч человек. Подлежало сносу 70% государственного жилищного фонда и 18,7% частных домов, полностью было разрушено 90% двенадцатиэтажных и девятиэтажных, 10% – пятиэтажных зданий.

Ликвидация последствий Спитакского землетрясения впервые в истории СССР приняла международный характер. Михаил Горбачев, узнав о трагедии, прервал свой международный визит и вылетел в Армянскую ССР. Он сразу же запросил гуманитарную помощь практически у всех зарубежных стран. В ликвидации последствий землетрясения участвовали США, Франция, Бельгия, Израиль, Норвегия и еще 107 государств. Общее число иностранных специалистов, принявших участие в спасательных работах в Армении, составило свыше 3,6 тысяч человек, включая полторы тысячи спасателей из 26 иностранных государств и около 500 врачей из 16 стран.

Однако, несмотря на существенную помощь западных стран, основное бремя спасательных и восстановительных работ легло на регионы СССР. Комиссию по ликвидации последствий трагедии возглавил председатель Совета Министров СССР Николай Рыжков, проявивший себя как талантливый организатор и чуткий человек. Он, безо всякого преувеличения, пользовался любовью и уважением армянского народа и по праву считается национальным героем Армении.

С первых минут трагедии из разных районов Советского Союза в зону бедствия круглосуточно и непрерывно прибывали врачи, спасатели, строители, техника, гуманитарная помощь, денежные средства. Только на счет № 700 412 (всесоюзный фонд Армении) за 100 дней его существования было перечислено свыше 1.374 млрд руб. В Армению из других районов СССР было направлено 130 медицинских бригад с общим количеством врачей более 1150 человек, и здесь следует отметить, что первыми подоспели в Спитак медики из советской Грузии.

Спасателям удалось в сжатые сроки извлечь из-под завалов около 40 тысяч человек. Активное участие в спасательных и восстановительных работах приняли подразделения Советской армии, пограничники и части гражданской обороны. На 17 января 1989 г. в зоне бедствия находилось около 20 тысяч военнослужащих, в том числе свыше 10 тыс. резервистов, призванных из многих областей СССР.

В знак благодарности в Спитаке в декабре 2015 года открыт памятник военнослужащим Советской армии, принимавшим участие в ликвидации последствий землетрясения в Армении. Скульптура символизирует советского солдата с ребенком на руках.

Не обошлось в процессе ликвидации последствий стихии и без жертв: разбилось 2 доставлявших гуманитарный груз самолета (советский и югославский).

К сожалению, отмечает ИАЦ VERELQ, даже сегодня, 30 лет спустя после трагедии, в Армении существует понятие «зона бедствия». По разным подсчетам, около 5−7 тысяч жителей армянских регионов, принявших удар стихии, до сих пор остаются без постоянного крова.
eadaily.com

По теме

Спастись, чтобы потеряться: невыдуманные истории о Спитакском землетрясении1988-й стал для семьи Асатрянов годом смерти, возрождения, борьбы и испытаний. Как и для тысяч и тысяч других гюмрийцев. В рамках серии публикаций “Глазами очевидцев” представляем статью к 30-летней годовщине Спитакского землетрясения.

Арменуи Мхоян, Sputnik Армения

Духик и Грант женаты были всего год. Как и все молодожены, мечтали о счастливой и крепкой семье. 15 ноября 1988 года на свет появился их первенец Ашот, и мечта о счастливой и крепкой семье вот-вот начинала сбываться.

Но случилось 7 декабря.

Родители Ашота: Грант и Духик Асатряны в день свадьбы
© Sputnik / Armenuhi Mkhoyan
Родители Ашота: Грант и Духик Асатряны в день свадьбы

Мать и сын были дома одни. Малышу всего 22 дня. Первый толчок – 21-летняя женщина инстинктивно прижала сына к груди и бросилась бежать. Что было дальше — как рухнула пятиэтажка в районе Антараван, как оказались под развалинами — помнит смутно.

“Было темно, ребенок плакал, ноги жутко болели, я задыхалась от пыли. Прикрывала лицо сына краешком одеяльца, в которое он был укутан, чтобы не дышал пылью. Рукой заслоняла его от камня, который мог в любую минуту упасть. Мне было всего 21, я не понимала, что происходит”, — рассказывает Духик.

Раньше она обоажла компоты, особенно персиковый и вишневый. Томясь от жажды под руинами, закрывала глаза: сквозь полуобморочную дрему ей виделись вожделенные банки с компотом. Просила у родных дать ей попить, но никто не откликался. С того самого дня женщина некогда обожаемый напиток ненавидит.

Без еды и воды мать с сыном прожили четыре дня.

“Хотела покормить сына, а потом подумала — разок покормлю, а что дальше…?”, — вспоминает она.

Малыш постоянно плакал, а Духик из-за травмированной ноги ничем не могла ему помочь. Время от времени падала от боли в обморок, а когда приходила в себя, пыталась убаюкать сына, чтобы он перестал кричать.

Доносились голоса извне, а ребенок никак не унимался — все плакал и плакал. Женщина кричала и звала на помощь: “Помогите, но осторожно! Тут ребенок”.

Еще не потерявшие надежду найти родных люди дежурили у развалин.

“На помощь пришли из аштаракской деревни Двин. Нам помог юноша по имени Татос”, — вспоминает муж Духик Грант.

Ориентируясь на плач маленького Аштоа, удалось обнаружить мать с сыном. Ребенка вытащили через маленькое отверстие, а операция по спасению Духик продлилась восемь часов.

Избежав одного серьезного потрясения, семье пришлось пройти через другое тяжкое испытание.

Родственникам посоветовали не расспрашивать Духик ни о чем, не задавать никаких болезненных вопросов.

Сначала девушку с сыном поместили в гюмрийскую больницу №1, но там их решили разделить по разным медучреждениям. Духик же подумала, что безопаснее будет в отчем доме и попросила записать адрес и данные своего папы. В больнице произошла путаница: под именем дедушки записали трехнедельного малыша. Так из Асатряна Ашота ребенок превратился во Фрунза Сарояна.

Бирки
© Sputnik / Armenuhi Mkhoyan
Бирки

Тем временем состояние Духик резко ухудшилось, пришлось срочно везти в Ереван, где врачи ампутировали ей ногу. Ашота же с воспалением легких перевели в другую больницу.

Грант 10 дней сломя голову искал малыша по всем ереванским больницам. Безрезультатно. Нигде ребенка по имени Ашот Асатрян не было. В отчаянии он начал пересматривать документы жены и понял, что Духик записана по адресу своих родственников, а сына ошибочно записали под именем тестя.

Спустя 10 дней Гранту удалось выяснить, что в одной из детских больниц в Ереване есть ребенок по имени Фрунз Сароян. Но и тут без тестов на прочность не обошлось: сотрудники больницы просто так ребенка, конечно, не отдали, а предложили Гранту найти сына среди других малышей.

Грант узнал Ашота, которому едва исполнился месяц, с первого взгляда.

Родители Ашота: Грант и Духик Асатряны
© Sputnik / Armenuhi Mkhoyan
Родители Ашота: Грант и Духик Асатряны

Воссоединившейся семье прошлось нелегко. Спустя шесть лет после трагедии, женщина, лишившаяся ноги, все же нашла в себе силы и родила на свет девочку по имени Мариам.

Ашоту уже 30, работает токарем, у него своя семья и дети — мальчик и девочка. Мать говорит, что он родился в рубашке.

Ашот Асатрян со своими детьми
© Sputnik / Armenuhi Mkhoyan
Ашот Асатрян со своими детьми

“Бог спас моего сына, а сегодня он нас содержит”, — говорит Духик.

История семьи Асатрянов многим может показаться невероятной, но она реальна.

Ашот хранит бирку с именем деда в семейном альбоме — как святыню.

Источник  ru.armeniasputnik.am

 

Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях:
Материал из рубрики: