Колбаса-искусительница



Что можно, а что нельзя в сорокадневный Рождественский пост.

У православных начался Рождественский пост – время любви и нешуточных битв.
  Как написал один остряк в Сети: “Третий день не оскверняю себя ни колбасой, ни кефирчиком, уж и под лопатками зачесалось, а домашние, враги мои, то котлет нажарят, то смешные мемы из соцсетей мне тащат зачитывать. Чувствую, придется им догмы православные чисто конкретно вдалбливать”.

О том, уместно ли в пост шутить и как сочетаются ограничения плоти и духа с соцсетями, мы еще поговорим, сначала о главном – зачем нужно поститься.

1. Человек – это не слова, человек – это поступок. Точнее, тот выбор, который нам приходится делать ежечасно. Причем истинный характер проявляется в выборе, который мы делаем под давлением обстоятельств: чем сильнее давление, тем сильнее обнажается наша внутренняя сущность. В обычном состоянии, вне скорбей и болезней, человек пребывает в обольщении относительно самого себя. “Он чувствует себя всегда лучшим, чем он есть, и доброта его, как доброта пьяницы, исходит не от глубины сердца, а от глубины желудка, – пишет архиепископ Иоанн Шаховской. – Известно, что пьяница, с умильными слезами желающий целоваться со всеми, совсем не добр по существу своему. Это пьяное умиление у него может сейчас же перейти в озверение. Так же и разнеженный от сытой и праздной жизни человек часто бывает склонен к благодушным порывам и мыслям. Но эта доброта лишь пена над глубиною моря эгоизма. И стоит такому человеку (да и вообще всякому) немного попоститься, утеснить плоть, сузить свое жизненное пространство на земле каким-либо самоограничением, как этот человек увидит все свое бунтующее эгоистическое естество”.

В семьях таким постникам обычно советуют: ты лучше поешь, но не злись, не будь таким невыносимым. Это бунтует плоть, злится, как пес голодный. “Но лишь бросишь ей подачку, она умиротворяется, из пса делается ласковым ягненком, – продолжает архиепископ Иоанн Шаховской. – Надо ущемить, расшевелить плоть свою, душу свою; надо лишить себя каких-то своих пристрастий и посмотреть: каково внутреннее нашего естества? Надо пред Богом и пред собою снять нас украшающую и скрывающую наши недостатки одежду, одежду, опрысканную духами самообольщения, и посмотреть на гной своей больной, может, даже смертельно больной души”.

Не то, что входит в уста, оскверняет человека, но то, что выходит из уст

2. То есть смысл отказа от мясной и молочной пищи уж точно не в самодовольном ожидании, когда же под лопатками начнут прорезываться крылья. И не в том, чтобы погордиться своими подвигами перед остальными грешниками непостящимися. Смысл поста не в ослеплении, в прозрении. В том, чтобы, добровольно утеснив себя, абсолютно честно и беспощадно увидеть себя. Если человек честен с самим собой, такое прозрение всегда болезненно.

3. Но как пройти через боль обнаружения своего грешного подполья? Чтобы пост стал истинной и самой совершенной духовной гигиеной человека, недостаточно увидеть гнойники своей души, их надо вскрыть, а затем уврачевать. Выворачивать свое исподнее, изливать сокровенное нужно не перед подружкой и даже не перед психотерапевтом. Ни сочувствие симпатизирующего тебе человека, ни знания психолога тут не помогут. Обращаться надо к Творцу. Только Создатель способен исцелить. В таинствах Церкви действующей силой является не другой человек, не такое же, как и ты, немощное творение – священник, нет. Во время таинства за видимой стороной происходящего есть невидимая сторона. Когда нетварная сила – Благодать Божья – нисходит на нас и освящает нашу душу и плоть, приобщая нас к Божественному естеству, оживотворяя нас и воссозидая в жизнь вечную. То есть таинство исповеди и таинство причащения – обязательная часть поста.
Наши предки знали более ста видов постных пирогов, может, поэтому постились все легко и охотно. Фото: РИА Новости www.ria.ru

4. Но почему пост – битва? И кто тут враг? Окружающие, соблазнительно поедающие все для тебя запретное? Твой аппетит? Физическая слабость? Самоуспокоенность? Лень? Не все так просто. Пост – наш порыв к Богу, через тину дней – к Нему. И есть сила, которой эти наши устремления неугодны. Вот и искушает она нас – предложениями греха. Соблазном отклонения от выбранного пути. Искушения – своего рода испытания, проверка нас опасной, сложной, соблазнительной ситуацией, проверка, выявляющая наши действительные внутренние склонности и качества. Искушения бывают внешние – скорби, унижения; и внутренние – наши собственные страстные помышления, которые подчас, а в пост особенно, подобны зверю, сорвавшемуся с цепи. Ведь при любом телесном воздержании наше тело – “завеса нашей плоти”, отделяющая нас от невидимого мира, утоньшается, мы становимся более восприимчивыми к духовному миру. Это может стать вредным и даже опасным, если человек не защищается – молитвой, таинствами Церкви от воздействия “духов злобы поднебесных”. Вот и начинается в человеке борьба – со своей раздражительностью, со своей невесть откуда взявшейся злобой или с самовозношением… Страстей много, перечислять – места не хватит. Главное – понять: сдаваться нельзя, а победить, опираясь только на свои силы, невозможно. Значит, начинают пост с разговора со священником: “Батюшка, на какие ограничения благословите?” – в еде, в супружеских отношениях, в молитве: у каждого своя мера, и брать надо по силам. Пост начинается не с меню, с благословения и молитвы. Молятся в пост особенно усердно, стараясь не пропускать утреннего и вечернего правила. Советуется расширить ежедневный круг молитв за счет псалмов, домашнего разбора текстов богослужения на русском языке – чтобы лучше понимать, что происходит в храме.

5. И где в этих боях любовь? К кому? К ближним, к дальним, к Христу, чье Рождество мы будем приветствовать через сорок дней. Вопрос любви в пост принципиален. Есть критерий, позволяющий определить, на пользу ли нам воздержание. Способен ли ты помочь нуждающимся, быть милосердным, простить обидчиков, удержаться от злословия, не кичиться перед непостящимися? Если “да”, все в порядке. Потому что, как пошутил один святой, “если бы в посте все дело было бы в еде, то святыми были бы коровы”.

Компетентно

“Мы не телоубийцы, мы убийцы наших страстей”, – учил святой Амвросий Оптинский. Поэтому монастырский устав поста с пугающим словом “сухоядение” (отказ от вареной пищи), который последние годы публикуют в СМИ, мы печатать не станем. Монастырский устав не годится для активно работающих или, наоборот, нездоровых людей, пожилых или интенсивно растущих. Пост для верующих мирян – это обычно отказ от мясного, молочного, птицы, яиц, алкоголя; рыбу можно все дни, кроме среды и пятницы. Для детей, беременных, кормящих матерей, учащихся, людей, интенсивно работающих, есть послабления. Строгость поста усиливается в последнюю неделю перед Рождеством. В Сочельник, 6 января, не едят до первой звезды. Накладывают пост и на развлечения, отказываясь от развлекательных передач, многие выходят из соцсетей или хотя бы избегают там споров. Касается пост интимных отношений, в эти дни недопустима разнузданность и уместна сдержанность. Хотя в таком деликатном вопросе, как исполнение супружеских обязанностей, священники призывают руководствоваться любовью и уважением к чувствам и потребностям своей второй половины.

Источник rg.ru

comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике РЕЛИГИЯ


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.