Зачем Иран вернули под санкции, если он из-под них ещё не вышел?



Введение новых американских санкций против Ирана официально состоялось в прошлый понедельник. Под них попали не только экспортные поставки иранской нефти, но и более 700 банков, компаний и физических лиц, причём не только из Ирана. Санкции США направлены против операторов портов, судоходных и судостроительных компаний, финансового сектора (прежде всего против компаний, страхующих танкеры), а также ограничивают операции с Центральным и коммерческими банками Ирана. Всем, кто торгует с Ираном нефтью и работает с его банковской системой, грозят колоссальные штрафы.

Под санкции попала даже национальная авиакомпания и большинство кораблей торгового флота Ирана. Вместе с выходом США из договорённостей по ядерной программе Ирана, августовскими финансовыми санкциями и решением международной системы банковских расчётов SWIFT «отключить» Иран система мер экономического шантажа, которую запустили США, производит очень сильное впечатление. Если бы не весьма многочисленные «но».

Во-первых, запрет, точнее, существенные ограничения на экспорт иранской нефти не затрагивают сразу восемь стран. Временное разрешение на закупки нефти из Ирана получили Греция, Индия, Италия, Китай, Тайвань, Турция, Южная Корея и Япония. Американская индульгенция разрешает им импортировать «ограниченное» количество иранской нефти в течение полугода. При этом известно, что две (пока не названные) страны из восьми прекратят закупки уже в течение нескольких недель.

Ситуация до боли напоминают пресловутую Континентальную блокаду Наполеона против Англии. Ведь её с наибольшей эффективностью обходили именно французские коммерсанты, маскировавшиеся под тех, для кого в блокаде были сделаны исключения.

Во-вторых, в санкциях ничего не сказано о действиях Евросоюза, который сейчас занят созданием структуры, которая помогла бы европейским компаниям действовать в обход американских санкций. Методику действий в обход упомянутой SWIFT, которая отнюдь не является монополистом в обслуживании банковских расчётов, сейчас активно прорабатывают не только в России, но также и в Китае. И это вполне ожидаемо корреспондируется не только с позицией двух стран в отношении выхода США из ядерной сделки, но и с их переходом на взаимные расчёты в национальных валютах уже с 2019 года.

В-третьих, Иран на самом деле в полной мере так и не дождался выхода из-под санкций, которые к нему применялись США, а также рядом союзников ранее. Снятие санкций в 2015 году не стало причиной возвращения к сотрудничеству с Ираном для целого ряда финансовых структур, компаний и корпораций, даже зарегистрированных официально в никому не подконтрольных офшорах. Поэтому, к примеру, крупнейшие мировые банки в Иране как не работали, так и не работают до сих пор. И это только снижает эффективность «отключения» Ирана от системы SWIFT, решение о котором там, кстати, решили не связывать формально с новыми американскими санкциями.

В-четвёртых, сначала американский Минфин специально уведомлял банковскую систему SWIFT о необходимости отключения любых финансовых учреждений Ирана, попадающих под санкции Штатов. Но ещё до того, как «отключение» последовало, американский министр финансов Стивен Мнучин решил подчеркнуть, что финансовые операции гуманитарной направленности при участии юридических лиц, которые не находятся в санкционных списках, будут добавлены в исключение из правил. Не правда ли, это тоже заставляет вспомнить о Континентальной блокаде?

Есть и ещё некоторые неувязки с применением санкций, уже скорее технического характера, которые плохо стыкуются с помпезным анонсом санкций, которым пытался удивить мир Дональд Трамп. Впрочем, не исключено, что весь расчёт и делался на пропагандистский эффект и угрозу применения последующих санкций против тех, кто будет слишком активно и нахально пытаться обойти нынешние. Понятно, что тут речь идёт о проверке на лояльность прежде всего членов Евросоюза.

Президента Трампа все однозначно считают жёстким прагматиком, но в случае с Ираном он не стал повторять свои традиционные заклинания про выгоду для американского бизнеса, что, кстати прозвучало при расторжении ядерной сделки. Сейчас же он в первую очередь недвусмысленно даёт понять, что цели экономического давления – сугубо политические. В Вашингтоне просто жаждут заставить Тегеран изменить политику не только в Сирии, но и в целом на Ближнем Востоке – в Сирии, Ливане, где он поддерживает группировку «Хезболла», в Йемене. И тем самым в корне изменить расклад сил в регионе, получив заодно рычаги давления на Россию и «взбунтовавшуюся» Турцию.

Впрочем, без упоминания экономики дело всё же не обошлось. «Наша цель, — заявил Трамп, – поставить режим перед четким выбором: либо прекратить деструктивную деятельность, либо продолжать идти по пути к экономической катастрофе». При этом прямой задачи раздавить Иран экономически Вашингтоном похоже, не ставится и уже тем более не ставится цель превратить Иран в полуколониальную страну или в изгоя наподобие Северной Кореи. Этот пример многие в США сочли тем более показательным, что, как написал один из колумнистов «Washington Post», «КНДР десятилетиями выживала и даже прогрессировала, невзирая на своё почти полное одиночество» (удивительна наивность американского коллеги по перу: о каком одиночестве можно твердить, когда северокорейцы всегда имели за спиной коммунистический Китай!).

Министр финансов США Стивен Мнучин сейчас в унисон с президентом называет «беспрецедентным финансовое давление, которое США оказывает на Иран». По его словам, оно «должно дать понять иранскому режиму, что ему грозит все возрастающая финансовая изоляция и экономическая стагнация, пока он принципиально не изменит свое дестабилизирующее поведение. Максимальное давление, оказываемое Соединенными Штатами, с этого момента будет только возрастать».

Трудно сказать, насколько сейчас оправдана не менее шумная ответная риторика иранских руководителей. Впрочем, публике в Иране вряд ли придёт в голову, что их лидеров действительно можно запугать. Хотя для европейского восприятия телеобращение президента Ирана Хасана Роухани об «этих нечестных санкциях, которые нарушают закон, резолюции ООН и международные соглашения», которые иранцы готовы «с гордостью нарушить», звучит весьма экзотично.

Впрочем, можно иронизировать и по поводу той радости, с которой Роухани отреагировал на публикацию «списка восьми». «Исламская Республика может продавать свою нефть, и даже если бы эти восемь стран не были исключены [из действия санкций], мы бы все равно продали нашу нефть. Разве это не успех?» — заявил президент Ирана. Но ведь Иран фактически не только получил лазейку для продаж, но и отсрочку, за время которой вполне можно организовать новые каналы для экспорта.

Однако в реальности Иран уже несёт серьёзные потери на сокращении экспорта нефти. Так, среднесуточная нефтедобыча в Иране уже к началу октября сократилась до 3,3 млн. баррелей с 3,8 млн. баррелей в мае. По текущем ценам это означает, что Иран недополучает около 1 млрд. долл. в месяц. Судя по всему, можно ожидать и дальнейшего снижения экспорта, так как уже к началу ноября ряд стран и без американских санкций поспешили свернуть закупки чёрного золота в Иране.

Экспорт нефти, по данным ОПЕК, даёт в ВВП Ирана от 10 до 12 процентов, и администрация США постоянно твердит о своём стремлении загнать иранскую нефтянку в ноль. Но, как ни странно, пока ни санкционный режим, ни громкие заявления Дональда Трампа и его соратников никак не отражаются на нефтяных котировках, которые вяло и с перерывами снижаются уже не первую неделю.

Интересно, что в иранских СМИ даже успели прозвучать обвинения в адрес России, якобы сторговавшейся с США по Сирии и с Саудовской Аравией по нефти, чтобы вытеснить Иран с рынка и разделить его долю мировой добычи. Впрочем, специалисты очень быстро растолковали журналистам, что Россия с её весьма ограниченными возможностями наращивания объёмов добычи скорее сама заинтересована покупать нефть у Ирана. С целью поставок на те рынки, куда поставлять свою российскую нефть обходится слишком дорого, и вследствие этого высвобождения экспортных мощностей, ориентированных на более прибыльные рынки.

Остаётся отметить, что при этом администрация президента Дональда Трампа продолжает грозить Ирану вторичными санкциями, а заодно даёт понять и неамериканским компаниям, что в случае сотрудничества с режимом Тегерана будет пользоваться не только штрафами, но и, например, исключением из долларовой системы.

Европейцы же в ответ не замедлили намекнуть своим членам правления той же системы SWIFT, что они могут быть наказаны персонально за слишком большое рвение в исполнении американских пожеланий. Дипломатическое противостояние ЕС с США всё отчётливее перемещается в финансовую сферу. Судя по всему, в Европе почувствовали запах жареного из-за бегства многих стран от доллара и готовы сыграть на этом, поскольку бежать можно, похоже, только в сторону евро. В юань слишком уж опасно – жёсткий диктат со стороны Народного банка Китая на самом деле мало кого привлекает.

Автор:Алексей Подымов
Использованы фотографии:depositphotos.com

topwar.ru.

Источник: oko-planet.su

comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике ПОЛИТИКА


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.