Излучение радости



Двести с лишним лет барышни Боровиковского учат нас счастью и умению сочувствовать

Есть такие лица: увидишь – и улыбнешься. Не потому, что носитель его как-то особенно комичен. А просто сам облик человека заставляет вспомнить, что на свете кроме забот есть еще праздники, комплименты, удача. И долго потом живет в душе непонятно откуда взявшаяся радость.

Портрет Арсеньевой работы Боровиковского – из разряда именно таких праздников. Среди пышных и сумрачных портретов XVIII века, коими так богат Русский музей, он выделяется особо.

18-летняя барышня в шляпке, кажется, вот-вот рассмеется. То ли от изобилия юных сил, то ли от избытка нежного юмора – завидное свойство, оно все окружающее превращает в лирическую комедию. И чем дольше вглядываешься в ее милые черты, тем настойчивее мысль, что где-то эту девицу ты уже видел. Такие бойкие барышни ехали штурмовать целину или покорять всесоюзные стройки, волонтерствуют на самых трудных участках.

Впрочем, о чем это я? Екатерина Арсеньева – выпускница Смольного института, дочь генерал-майора Арсеньева, любимого соратника Суворова, фрейлина императрицы. И, кроме всего прочего, троюродная тетя Лермонтова. Художнику удалось непостижимым образом сделать героиню этого интимного портрета близкой нам, живой, сегодняшней. А ведь написана работа в 1796 году!

Сентиментализм впервые поставил частную жизнь выше общественной, узаконил приоритет чувства над разумом, а главной добродетелью человека провозгласил умение сопереживать. Помните у Карамзина? “Но – ах! – бедная Лиза…”

Уроженец Миргорода, сын старшины Луки Боровика, Боровиковский с юности малевал портреты односельчан. Но аллегорические картины, которые он написал по случаю приезда в Крым Екатерины II, так понравились императрице, что уже год спустя художник оказался в Петербурге.

Его приютил в своем доме Николай Львов – архитектор и стихотворец из круга Державина, куда входил также художник Левицкий. Именно у Левицкого, да еще у австрийского живописца Лампи брал Боровиковский первые уроки: ведь в академию по возрасту он поступить не мог, ему было уже за 30. И через несколько лет преуспел так, что Лампи отдал ему мастерскую и обратился в Академию художеств с просьбой присудить ему звание академика. И Боровиковский стал одним из самых знаменитых в столице портретистов.

Он писал венценосных особ, вельмож, знаменитостей, но лучше всего ему удавались “интимные портреты”, проникновенные изображения тех, чью душу ему удалось разгадать. Чаще всего такими героинями оказывались женщины.

Сентиментализм вообще поставил женские судьбы в центр внимания художников и писателей. А XVIII век как никакой иной наполнил историю России незабываемыми женскими именами. Тут и пять самодержавных императриц. И княгиня Дашкова – первая в мире женщина – глава Академии наук. И крепостная актриса Параша Жемчугова, в замужестве графиня Шереметева. И даже Дарья Салтыкова, которая своими злодействами превзошла всех мужчин. Но мы сейчас не о них.

Дерзкая и шаловливая барышня задорно смотрит в будущее

Для интимных женских портретов Боровиковский выработал свой канон. Его красавицы опираются на некую подставку, за спиной или на шляпке вьются полевые цветы, кисейное платье просто и безыскусно. Но как трепещет воздух возле их лиц, как много сообщают эти полуулыбки, сияющие глаза, ямочки и локоны!

Арсеньева только-только выпустилась из Смольного, и этот 1796-й, год создания портрета, – судьбоносный в ее жизни. Через несколько месяцев она станет фрейлиной императрицы. В этом же году умрет ее отец, и мать останется с огромным долгом и без средств. Екатерина Николаевна будет писать прошения на высочайшее имя, в которых семье будет отказано…

Но это все потом. А сейчас дерзкая и шаловливая барышня бесстрашно и задорно смотрит в свое будущее. И правильно делает.

Через два года она по любви выйдет замуж за Павла Козлова. Муж дослужится до действительного статского советника, она родит четверых сыновей. Старший, Александр, станет генерал-лейтенантом, а его сын – московским генерал-губернатором.

Яблоко в ее руке – атрибут Афродиты, доказывающий, что красивее Катеньки нет никого на свете. Деталь эта исполнена юмора: ведь очевидно, что эта пампушка с ямочками на щеках ну никак не тянет на канон красоты. Однако все Парисы, конечно, предпочтут эту жизнерадостную деву. Она уверена, что сама создает мир вокруг себя. И неважно, какое столетие за окном. Главное, что остается с человеком навсегда, – жизнь его души, мир его чувств, и здесь он – полный хозяин. Творец радости и счастья.

Источник rg.ru

comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике КУЛЬТУРА


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.