Неделя нечестивых



В Стамбуле готовы родить “томос”

Во вторник в Стамбуле начнет работу собор иерархов Константинопольского патриархата, результатом которого может стать решение об автокефалии – самоуправлении – единой поместной православной украинской церкви (ЕППУЦ): не существующей пока даже на бумаге общности еретиков, украинских националистов и стяжателей, объединенных в абстрактное целое президентом Украины Порошенко. И стоящим за ним “киевским патриархом” Филаретом – изгнанным почти тридцать лет назад из канонической православной церкви ересиархом Михаилом Денисенко, все годы после анафемы и отлучения от церкви пестовавшего ростки религиозной войны на Украине.

По мысли самозваного и никем в мировом православии не признаваемого, даже константинопольским патриархом Варфоломеем по состоянию на сегодня, Филарета, стамбульский синод обязательно выдаст ему так называемый “томос” – признание самостоятельности ЕППУЦ, после чего он соберет “объединительный синод”. В нем должны будут участвовать архиереи, приближенные к самому Денисенко, представители “киевского патриархата”, числом 41 человек. Еще 12 делегатов предоставит украинская автокефальная церковь (УАПЦ) – карликовая и также не признаваемая поместными православными церквями религиозная организация. Ее прихожане исчисляются сотнями, а средства на существование дает знаменитая Андреевская церковь на Подоле, переданная в пользование УАПЦ во времена Ющенко, куда по незнанию порою заходят и даже жертвуют истинные православные. Наконец, Филарет ожидает на “объединительном синоде” до десяти человек из почти десяти тысяч епископов – исчезающее малозначимое количество – представителей канонической Украинской православной церкви Московского патриархата (УПЦ МП). Именно это меньшинство, решившееся пойти против решения синода УПЦ МП и Блаженнейшего митрополита Онуфрия и готовое удариться в раскол, должно придать некое правдоподобие и законность планирующемуся шабашу.

Интересны личности православных иерархов, решивших стать пособниками преданного анафеме гражданина Денисенко. Так, еще до государственного переворота на Украине свою “партию” внутри УПЦ МП создал молодой на момент хиротонии, всего тридцать лет, митрополит Переяслав-Хмельницкий Александр (Драбинко). Бывший секретарь предыдущего киевского митрополита Владимира, как утверждают многие в церкви, пользовавшийся телесной немощью и преклонным возрастом Блаженнейшего, он стал главным проводником “экуменизма” в украинском православии и добровольным неуполномоченным переговорщиком с сектой Денисенко. Драбинко создал вокруг себя кружок таких же молодых епископов, отличающихся свободными нравами и активно отстаивающих “европейские ценности” в социальных сетях. Они не первый год соблазняют православных Украины идеей новой автокефалии, не упоминая о том, что УПЦ МП получила независимый и самоуправляемый статус от матери-церкви – РПЦ – еще в 1990 году, до инициированного Денисенко раскола. “Его деструктивные действия и недостойное поведение, интриганство и образ жизни сеют смуту и подозрение среди епископата и духовенства, порождают большое смущение среди верующих” – так еще в 2012 году характеризовал Драбинко Синод УПЦ МП. Однако тогда широкие связи во властных коридорах и неизбывное интриганство помогло молодому священнослужителю избежать наказания за свои деяния и греховный образ жизни.

В процессе восхождения к митрополичьей митре Драбинко становился фигурантом уголовного дела, связанного с похищением монахинь и воровством церковной казны. По воле светских властей, пришедших на крови в 2014 году, уголовное дело было закрыто, а грязная история как будто забыта. Теперь митрополит Драбинко намерен воссесть рядом с “духовно” близким Филаретом – развратником, стяжателем и расстригой – и учредить ЕППУЦ. “Использование Церкви ради удовлетворения собственных корыстных целей является настоящим цинизмом. Ни к чему хорошему это не приводит. Этот сценарий на протяжении истории человечества сильные мира сего повторяли много раз, но каждый раз Божья правда побеждала. Верю, что так будет и теперь”, – прокомментировал намерение десяти иерархов церкви принять участие в “объединительном” синоде митрополит Киевский Онуфрий, глава канонической церкви.

Власти Украины подсчитывают сколько храмов отобрать у истинной церкви

И действительно, пока Денисенко и Порошенко подсчитывают количество храмов, которые следует отобрать у истинной церкви, духовная жизнь на Украине продолжается. И открываются новые церкви: на минувшей неделе в селе Бутин Тернопольской области митрополит Тернопольский и Кременецкий Сергий освятил новый храм Феодосия Черниговского. Он был построен вместо захваченной четыре года назад раскольниками и пришедшей в запустение церкви. “Нам было страшно, но мы выстояли. У нас на глазах ломались двери, действительно было страшно. Но не было такого, чтобы мы без службы были. У нас храм отобрали, а в воскресенье мы уже служили богослужения в доме старосты”, – рассказывали на открытии храма прихожане, не желающие по команде Порошенко менять веру и материнскую церковь.

Игра в неиграемое

Новости о вмешательстве в церковную жизнь Православной Украины остаются одними из самых напряженных. О том, что скрывается за их остротой, наш разговор с редактором газеты “Православная Москва”, настоятелем храма святителя Иннокентия Московского, протоиереем Михаилом Дудко.

– Политические ловушки отправленного в Константинополь украинского госзапроса на автокефалию, полного противоречий и неканоничности, заставляют нас следить за новостями в этой теме, как за событиями вокруг тайфунов и катастроф. Что происходит? Идет борьба разных взглядов и позиций по поводу того, как должно быть устроено мировое православие? Испытываются канонические права на то или иное действие?

Протоиерей Михаил Дудко: Нам трудно осознать до конца то, что сейчас происходит. И не только потому, что иногда недостает информации, но и потому, что истинные причины тех или иных событий пока скрыты от нас и, возможно, прояснятся лишь впоследствии. Предположения же, которые мы можем строить на основании имеющихся у нас фактов, пока тревожны и неутешительны.

В привычном мире взаимоотношений православных церквей друг с другом сейчас многое меняется. И особо остро встает важный вопрос – равны ли мы все в мировом православии или есть кто-то, обладающий большими, чем другие, властными и правовыми полномочиями, одни “равнее” других. Мы видим, что Константинопольский патриарх претендует уже не на символическое “быть первым среди равных” и носить почетный титул, но на власть в мировом православии, превращающую его, по мнению многих, во “Второго Папу Римского” или “Восточного Папу”. Тенденция таких толкований почетных исторических привилегий очень многих пугает и настораживает. Это уж точно будет другое Вселенское православие, не похожее на то, что мы знаем, уважаем и почитаем сквозь тысячелетия.

– Это соблазн власти?

Протоиерей Михаил Дудко: Да, это соблазн власти. Мы читаем в Евангелии, как сатана трижды искушал Спасителя. Второе искушение было искушением властью. Это очень сильное искушение, Иисус Христос его отверг, а люди, увы, до сих пор склонны признавать власть за одну из высочайших ценностей жизни. Но нам, верующим христианам, надо возвращаться к Евангелию и думать о том, что дух братской любви важнее властных полномочий.

– Завершается научное издание всех документов по вопросам воссоединения Киевской митрополии с Русской православной церковью 1678-1686 годов. Это издание, готовящееся под руководством члена-корреспондента РАН Бориса Флори, будет завершено в конце года. А пока портал “Седмица” церковно-научного центра “Православная энциклопедия” начал предварительную публикацию исторических документов. Конечно, вдохновляет высокая прозрачность этого проекта. А благодаря публикации документов на русском языке у нас у всех есть возможность заглянуть в глубину трех веков и лично познакомиться с грамотами королей, письмами архимандритов и гетманов, речами “на отпуске царского посла”.

Протоиерей Михаил Дудко: Но при этом мы должны понимать, что сегодня нам надо тормозить свою склонность оценивать документы и ситуации предшествующих времен по критериям, принятым в современном мире. “А ну-ка предъявите ваш томос, бумаги и доказательства” нормально звучит в XXI веке, но смешно и странно по отношению к тем временам и обстоятельствам, когда многое решалось не потому, что предоставлены все документы и подписи, а потому что созрела явная и ясная необходимость в чем-то, ни у кого тогда не вызывавшая сомнений.

В истории Церкви не только каноны, но и догматы формулировались не потому что важно было создать формальный корпус законов для жизни Церкви, а потому что из-за ересей, расколов и нестроений возникала необходимость проговорить что-то, что ранее всем было ясно и без слов.

– На том же портале “Седмица” есть очень интересная статья историка Владислава Петрушко “Флорентийская уния, Московский Собор 1441 года и начало автокефалии Русской церкви”, в которой он, анализируя тогдашние тенденции поместных церквей приносить в жертву национально-политическим, “племенным” интересам интересы общецерковные, прямо говорит, что Русская церковь стала автокефальной не потому что стремилась к независимости по национально-племенному сценарию, а потому что, не обрети она эту автокефалию, она бы перестала быть православной церковью, потому что ее церковь-мать – с политическими целями – шла на унию, союз с Римом, отказываясь от православия. Верность православию, право остаться собой – вот что лежало в основе независимости Русской церкви.

Протоиерей Михаил Дудко: Это очень важный момент: у нашей независимости была серьезнейшая причина: Русская православная церковь была в то время хранительницей православной веры в отличие от Константинополя.

Но я лично смотрю на современную ситуацию как на конфликт в распадающейся семье. Люди предъявляют друг другу претензии, и все они справедливы и для постороннего наблюдателя убедительны. Но причина не в них, а в том, что из семьи ушло самое главное – любовь, которая единственная на самом деле дает возможности преодолевать противоречия – кажущиеся или явные. Всем сторонникам разворачивающихся перед нами процессов явно недостает этого “главного” – любви.

Мы же видим, как льется кровь и звучат обвинения другого в самых страшных грехах.

Украина и Россия – это семья, еще не забывшая, что она семья, а Константинополь – “третья сторона, посторонний наблюдатель”, выслушивающий все на предмет одной лишь убедительности. Как священник, исповедовавший множество расходящихся, снова сходящихся, но когда-то точно любивших друг друга людей, я точно знаю, что в трагедию истощения или окончания любви нельзя влезать никакому “третьему”.

– А если когда-то любившие друг к другу вернутся?

Протоиерей Михаил Дудко: Бог может сделать все. Но обращаться надо именно к Богу, а не к сидящему в Турции Патриарху.

– Читая на “Седмице” историческую переписку конца XVII века, я наткнулась в письме патриарха Иерусалимского на цитируемые им слова св. Григория Богослова: “яко играют в неиграемое”. Это не метафора для происходящего сейчас? Не идет ли “игра в неиграемое”, не подлежащее игре?

Протоиерей Михаил Дудко: Там, где на кону жизни – даже одного человека, а уж тем более народов и Церквей, надо быть невероятно осторожным и аккуратным, а игра, да, недопустима. Надо быть в контексте совместной, многовековой жизни России и Украины и знать все ее нюансы – “со стороны” они никогда не видны, а в них все дело.

– В храмах давно звучит молитва об Украине, о примирении в ней.

Протоиерей Михаил Дудко: Перед нами разворачивается огромная трагедия, и единственно важное и нужное, что может сделать внутри этой трагедии каждый из нас, – обратиться к Богу. С самого начала конфликта на Украине все священники Русской православной церкви на каждой литургии читают особую молитву о мире на Украине. Эту очень искреннюю молитву очень искренне воспринимают люди. И верят, что Господь поможет.

Но сейчас зазвучала еще и вторая молитва. Когда в отношения канонически связанных Русской и Украинской церквей влезает “третья сила” с претензией не только на роль третейского судьи, но и вселенского арбитра, который якобы вправе указывать другим Церквам, как им жить, в Литургию по решению Синода была включена молитва о всем вселенском православии.

– Но труднее всего сейчас православным на Украине…

Протоиерей Михаил Дудко: Сложно даже представить, насколько трудно тем, кто молится вместе с нами, но не здесь, а ТАМ. Люди там молятся о добре, а их молитва воспринимается теми, кто привык считать религию инструментом политики, как зло.

Как бы ни относиться к идее независимости Украины, подчинять ей Церковь недопустимо. Церковь – живой организм, чье призвание никак не сводится к необходимости быть придатком политической силы, даже самой лучшей.

Церковь – это корабль, плывущий из земной жизни в Царство Божие. Мы все, независимо от того, где мы живем, идем одним путем. В Церкви “нет ни эллина, ни иудея”, ни украинца, ни русского, потому что мы плывем туда, где нет этих различий. А те, кто старается построить Церковь как “национальный корабль”, должны понимать, что он не доплывет туда, где “нет ни эллина, ни иудея”. Да, строители могут приобрести какой-то политический инструмент, но точно потеряют основной смысл.

Источник rg.ru

comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике РЕЛИГИЯ


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.