Анатолий Мукасей и Светлана Дружинина: «Кино продлевает жизнь»



26 июля отметил юбилей прославленный оператор, народный артист России Анатолий Мукасей. Именно его глазами мы видим «Дайте жалобную книгу», «Берегись автомобиля», «Большую перемену», «По семейным обстоятельствам», «Чучело» и, конечно же, все фильмы его жены, блистательной Светланы Дружининой. В ближайшее время они приступят к съемкам новой картины о приключениях гардемаринов. Обозреватель «Культуры» побывала в гостях у знаменитой пары.

культура: Анатолий Михайлович, никогда не было обидно, что оператор всегда держится в тени режиссера?
Мукасей: Никогда, потому что у меня самая замечательная профессия в кинематографе, единственная по-настоящему киношная. Режиссеры, звукооператоры, актеры могут работать где угодно — ​в кино, театре, на телевидении, на радио. А кинооператор — ​только на съемочной площадке. Я с самого детства увлекался фотографией и точно знал, что это единственная профессия, которой стоит посвятить жизнь. Довольно молодым начал снимать. Работал с потрясающими режиссерами — ​Эльдаром Рязановым, Даниилом Храбровицким, Роланом Быковым, Алексеем Кореневым, Светланой Дружининой. У меня процесс никогда не останавливался. В молодости я работал без отпусков, из фильма в фильм… Я получаю удовольствие от того дела, которым занимаюсь, а это главное.

культура: А у Вас есть любимый фильм?
Мукасей: Не могу выделить какой-то один, они все любимые. Всякий раз — ​это колоссальный труд, тяжелейшая работа, требующая и физического, и умственного напряжения, но она, слава Богу, творческая. Пока снимаешь, бывает по-всякому, но в итоге, если кино получилось, испытываешь невероятное удовольствие.

культура: Приходилось когда-нибудь рисковать ради удачного кадра? Говорят, во время съемок «Дайте жалобную книгу» Вы вместе с камерой выпали из самолета…
Мукасей: Да, было такое… Снимал на Камчатке панораму вокруг кратера вулкана. Но я же на веревках был, так что ничего страшного не произошло. Когда самолет наклонился, меня вынесло из салона прямо над бездной кратера, слава Богу, я успел снять, очень убедительно и красиво получилось, а потом коллеги втянули обратно. Нормальный съемочный процесс. На площадке чего только не случается. Это входит в профессию. Когда снимаешь, ты весь там в новом пространстве, в другой реальности, которую ты сочиняешь, посторонние вещи тебя мало интересуют. И если сегодня перед тобой монитор и за спиной куча народу, то раньше ты был один на один с камерой — ​верной подругой на полях киносражений.

культура: Все знают, что Ваши родители были разведчиками-нелегалами. При этом про них не так много известно. Никогда не думали сделать сценарий на основе истории их жизни? Или это по-прежнему военная тайна?
Мукасей: Такая идея есть, но пока это довольно сложно. Нужно найти деньги, собрать весь материал. И хотя у меня много интервью с мамой и папой, требуется сделать еще кое-какие уточнения. Вот сейчас снимем «Гардемаринов», и я серьезно займусь этим вопросом.

Не хочу делать художественный фильм. Думаю, это будет художественно-документальная картина. Намного интереснее слушать их рассказы, чем что-то придумывать визуально. Когда они вернулись домой, я спросил папу: «Почему наш сосед по дому Рудольф Абель такой знаменитый, а вы нет?», он ответил: «Сынок, в нашей профессии знаменитыми становятся только те, кто провалился, а мы, видишь, сидим дома с тобой и Эллочкой, только вам, деткам моим, известные — ​значит, не провалились».

Разведка — ​незаметный и очень кропотливый труд, в котором нет погонь, перестрелок, как показывают в кино, это работа головы и невероятной интуиции, на грани прозорливости.

Фото из семейного архивакультура: Есть что-то общее с операторским делом, вся жизнь за кадром. А никогда не хотели пойти по стопам родителей?
Мукасей: Как вам сказать. В юности были такие мысли: стану кинооператором, поеду за рубеж, начну снимать документальные кадры и в то же время помогать стране по части разведки. Но родители сказали: «Ни в коем случае!»

культура: Вы сейчас начинаете снимать новых «Гардемаринов». Чем на сей раз займутся «трое из навигацкой школы»?
Мукасей: Ну, это вопрос к режиссеру. Конечно, как и предыдущие фильмы, «Гардемарины» о любви. Светлана Сергеевна всегда снимает о любви, о Родине, о подвигах…
Дружинина: У нас давно появилась мысль: как же, в конце концов, заставить наших героев «гардемаринить», то есть заниматься своим непосредственным делом. Из потных седел соскочить на палубу и махать веслами, а не шпагами. Помните, Алеша Корсак сетовал: «Мы гардемарины, а моря не видели». Вот, собственно, в новом фильме они, наконец-то, не только увидят море, но и… Ой, не буду говорить, это тайна для зрителей… Если помните, «Гардемарины 3» заканчиваются тем, что Паша Горин как политзаключенный сослан на Камчатку, Алеша Корсак и Оленев-младший разжалованы и лишены доверия… И вот теперь они снова соберутся вместе, чтобы выполнить тайное и очень интимное поручение императрицы. Доверить столь непростое дело она могла только тем, кто всегда с честью выполнял задания и хранил молчание. Именно поэтому Екатерина поручает князю Оленеву, который когда-то был ее верным «паладином», собрать друзей — ​гардемаринов, которые должны в очередной раз послужить России. Какое?! Говорить не буду. В свое время все увидите. Поручение это связано с реальными историческими событиями. Вообще, все, что мы снимаем, основано на исторических документах. Может быть, в экспозиции и есть какая-то легкая интерпретация, от этого, конечно, никуда не денешься, но в основном все идет четко по времени. В ленте примут участие и Ольга Машная (Софья Зотова), и Дмитрий Харатьян (Алеша Корсак), и Михаил Мамаев (Оленев-младший), и Александр Домогаров (Паша Горин), и Михаил Боярский (шевалье де Брильи). «Как, де Брильи погиб на водяной мельнице!» — ​скажете вы. Но у него есть совершенно четкая причина оказаться здесь и сейчас в нашем фильме. Какая именно, увидите. Но она абсолютно достоверна. На нашей земле многие воскресали и, как скажет один из исторических героев нашего фильма, «не оскудеет чудом Русская земля!».

Фото из семейного архиваНо молодым было бы неинтересно смотреть все эти наши ностальгические рассказы, если бы в повествовании не были задействованы совсем новые и юные герои. В картине «Виват, гардемарины!» Софья провожает Алексея Корсака в Пруссию, держа на руках младенца. Там же, в этой ленте, достаточно откровенная сцена между Анастасией Ягужинской и Александром Беловым. И если у Софьи и Алексея родился мальчик, то у Ягужинской появилась на свет очаровательная девочка. В честь пропавшего отца ее назвали Александрой, а Корсак в честь друга окрестил сына Шуркой. Шурка и Сашенька. Собственно, они и станут нашими молодыми героями, которым суждено будет вести за собой основное драматургическое действо — ​все-таки мы делаем приключенческое кино. В поисках романтики им-то и предстоит оказаться в серии приключений, выходить из которых победителями они смогут вместе со своими опытными отцами и наставниками… Это не помешает им выполнить поручение императрицы и перегнать корабль с Мальты к новым крымским берегам.

культура: Не боитесь, что из-за крымской тематики Вас обвинят в политической ангажированности?
Дружинина: Я философски отношусь к критике: она приходит и уходит. Конъюнктура меняется молниеносно. А эта работа была задумана очень давно. Как я уже сказала, нам нужно было придумать, куда и как направить наших героев, на какую палубу их спустить? Сначала мы хотели последовать вместе с Пашей Гориным на Камчатку и отослать гардемаринов в Форт-Росс. Однако Юрий Мороз уже успел сделать об этом хороший фильм… Случайно, в одной из библиотек на отдыхе, в руках оказалась книга Александра Суворова «Наука побеждать»! Что это — ​случай или чудо?! Крым, Кинбурнское сражение 1 октября (по старому стилю) 1787 года. Три реляции Суворова Потемкину и стали основной идеей и событием нашего киноповествования.

Как видите, история нашего проекта началась задолго до крымских событий 2014 года. В самом начале 2013-го была утверждена заявка в Фонде кино, сценарий был признан победителем на конкурсе. К сожалению, с финансированием не повезло, но сейчас мы наконец-то получили частичную поддержку и приступили к работе…

Есть история, есть четкий исторический момент, есть факты, которые невозможно ангажировать. Это уже вторая русско-турецкая война, когда османы, несмотря на договоренности с Екатериной  II о мире, нападают вероломно на Крым. Мне важны не критики, а наша молодежь, которая, к моему величайшему сожалению, плохо знает родную историю, историю России. Когда говорят, что искусство ради искусства, — ​может быть, но я работаю с абсолютно четкой направленностью: просветительская деятельность… Хочу, чтобы ребята знали историю своей земли, любили ее, сострадали и гордились ею.

Фото из семейного архиваФильм запланирован на 2019–2020 год. Картина сложная. Всегда было трудно снимать войну. Но, несмотря на все невероятные трудности, надеемся на победу, как и наш герой Александр Суворов, который был дважды ранен в Кинбурнском сражении и все-таки вышел из этой битвы с победой и заказал Благодарственный молебен Господу!

культура: Почему в свое время остановились на исторической тематике?
Дружинина: Вначале это казалось случайным. Мой режиссерский дебют, который неожиданно упал мне в руки, экранизация романа Вениамина Каверина — ​«Исполнение желаний». Во время работы над картиной Каверин, как говорится, подсадил меня «на время». Кстати, фразы «Не вешать нос, гардемарины!» и «Гардемарины, вперед!» мне также подарил Вениамин Александрович. Порой в пылу работы мы страшно ссорились, расходились в разные концы его дачного дома в Переделкино. В такие моменты боялась, что он меня выгонит. Но с кухни раздавалось: «Сколько вам яиц в яичницу, два или три?» Мы собирались на кухне, разливали по рюмочке коньячку, и Мастер говорил: «Ну, гардемарины, вперед!» От пережитого я не могла найти слов, мрачно уплетала свою порцию и всякий раз слышала: «Ну-ка, не вешать нос, гардемарины! Поскакали дальше!»

Кроме того, тогда, как, впрочем, и всегда, было сложно говорить о современности, а уходя в историю, можно высказываться обо всех интересующих нас вещах через недавнее или даже далекое прошлое. Так сочинялись все басни, масса исторических романов. Если вас отправляют в историю, знайте — ​с вами говорят о современности. Сказалась и первая профессия балерины, опыт пышных спектаклей в Большом театре, музыка, романтика, костюмы, после этого было неинтересно, скучно и печально читать сценарии на современные темы… И вот когда из кухни, фартука, пеленок, запыленных улиц, ты попадаешь в музеи, снимаешь эпизоды в белые ночи в Петергофе или Царском Селе, когда нет посетителей и по аллеям расхаживают твои герои в вертюгалях и ботфортах, возникает полное ощущение присутствия. У меня ощущение, что я там была. Мне интересно об этом и размышлять, и говорить, и делать.

культура: А сыграть самой?
Дружинина: Я задумывалась об этом, пока не окончила ВГИК и не стала профессиональным режиссером. Готовясь к съемкам фильма «Исполнение желаний», Каверин предложил мне сыграть одну их главных героинь — ​Варвару. Собственно, это моя роль. Но я прекрасно понимала, что не смогу совместить две профессии, пришлось отказаться. Да, режиссура — ​моя любовь и способ существования.

Фото: Ю. Венцковский/РИА НовостиУ меня была возможность в любой моей картине найти или написать для себя роль. Но зачем? Показать себя на экране? Не обязательно, если есть актеры, которые могут это сделать не хуже тебя, а порой и лучше. Я сосредоточена на одном деле, и я его делаю как заговоренная. Все остальное мне мешает. Режиссура — ​очень утомительная профессия. Поэтому я совершенно спокойно рассталась с ролью Варвары и считаю, что Ларочка Лужина сыграла ее прекрасно. И в «Гардемаринах» все хотели, чтобы я взялась за Анну Бестужеву. И роль такая выигрышная, небольшое появление на экране в разных ипостасях. У меня сохранились фотографии. Я уже была утверждена и худсоветом, и самой собой, и моей командой. Но за три дня до съемок я работала на площадке, нужно было развести мизансцены, отрепетировать, мы готовились к съемкам в особняке Юсуповых, что в Харитоньевском…

Я всегда смотрю в камеру, когда строится кадр, все-таки я — ​операторская жена. И вдруг четко увидела себя со стороны — ​с наклеенными ресницами, в парике, в фижмах, в соплях и гриме, бегающей от солдат, — ​какой кошмар. На какое испытание себя обрекаю! Пришла на «Мосфильм» и объявила группе: «А теперь все сядьте, чтобы не упасть. Режиссер и сценарист Дружинина отказывает артистке Дружининой в роли Анны Бестужевой». Раздался вопль, потому что все было сшито, все сделано, все узаконено по всем худсоветам и бюро. Говорю: «Бегите, падайте в ноги Нелли Пшенной, просите ее, чтобы она приняла участие в картине». Что они, собственно, и проделали. Нелли Пшенная — ​красавица, талантливая актриса, так еще и замечательный человек. Она прекрасно сыграла Бестужеву, все мои вещи ей оказались в самый раз. И она исполнила роль гораздо лучше, чем я, которая разрывалась бы между камерой и съемочной площадкой.

культура: Кому в новом фильме достались главные роли?
Дружинина: Это пока неразгаданная тайна даже для меня… Идут активные поиски молодых героев. Несколько лет назад я пригласила на главную роль Никиту Преснякова, которого знаю с самого детства, видела его взросление, и творческое, и личностное; и Аглаю Шиловскую, которую помню еще студенткой, ее дед Всеволод Шиловский — ​наш друг. Но, увы, в кинематографе время безжалостно. На театре можно сыграть возраст юношеский, на экране — ​нет. Выдает взор и много других невидимых, но ощутимых деталей, интонация поведения… К сожалению, мне пришлось расстаться с Никитой и Аглаей, несмотря на их яркий талант и творческое желание сотрудничать. Они умные и воспитанные ребята, посвященные во все тонкости нашей актерской жизни, и я надеюсь на их понимание. К сожалению, я не смогла им дозвониться, они очень заняты, и приходится говорить об этом на страницах вашей газеты. И снова идет активный поиск… Сейчас, мне кажется, мы нащупали какой-то вариант, и на три молодые роли у меня найдутся в скором времени артисты. Все постепенно покажем. Сегодня все молодые ребята достаточно продвинутые, сидят в Instagram, Facebook. Пожалуйста, пусть показывают свое постижение профессии, я не возражаю. Тем более, у нас соблюдена вся атрибутика жанра: и скачки, и драки, и погони, и первый поцелуй… Пусть рассказывают поклонникам, что они делают на нашей съемочной площадке. Кроме того, мы же начинаем собирать деньги через краудфандинг и, может быть, откроем для этого специальный счет.

культура: Кстати, Вы и сами активно присутствуете в Сети. Зачем?
Дружинина: Это расширяет границы зрительской аудитории. Мне интересна и необходима обратная связь со зрителями. Мы работаем для них. Фильм, за редким гениальным исключением, скоропортящийся товар, его нельзя положить на полку, он нужен здесь и сейчас…

культура: Говорят, на пробах нужно нравиться режиссеру, а на площадке — ​оператору. Анатолий Михайлович, Вы как-то вмешиваетесь в процесс, можете сказать, что кто-то не нравится?
Мукасей: А как же, мы обязательно со Светланой обсуждаем всех кандидатов. Порой спорим, у каждого из нас свой взгляд, своя позиция. Бывает, ей артист нравится, а мне нет, или наоборот. Иногда с шумом, треском выясняем отношения. Само собой, мы спорим не как муж с женой, а как режиссер с оператором и всегда приходим к какому-то общему знаменателю. Главное, не оскорблять друг друга и не «лаяться» по-базарному.

Фото из семейного архивакультура: На съемочной площадке Светлана Сергеевна — ​диктатор?
Мукасей: Иначе нельзя. На площадке режиссер обязательно должен быть диктатором, потому что это производство, огромный коллектив: актеры, реквизиторы, костюмеры, рабочие и даже лошади и автомобили. Всем этим нужно управлять, все в ее руках, у нее масса функций. Если она будет мягкая и расслабленная, ничего не получится. Она руководит процессом, а это очень сложно. Она ведь еще по совместительству и продюсер! Правда, не по свой воле, а по необходимости. Раньше продюсером выступало государство. Оно обеспечивало тебя деньгами и требовало исполнения своих желаний, из-за чего возникало много споров и неприятностей. А теперь она взвалила на себя эту ношу. Вот сама перед собой во всем в ответе. Мы себе даже не представляли, что так может случиться в нашей жизни.

Конечно, дома она другой человек, но на площадке преображается. Порой я и сам побаиваюсь ее. Шутка…

культура: Дома тоже говорите о работе?
Мукасей: Конечно, мы же киношные люди. Мы живем этим. А кино — ​это такая вещь, которая продлевает жизнь, я считаю. Мы потому так долго и живем, и радуемся жизни — ​у нас нет перерывов, простоев. Мы все время в творческом напряжении, в процессе, это очень важно.

культура: А вы никогда не думали набрать мастерскую?
Дружинина: Мне очень часто предлагали. Особенно четко это прозвучало, когда ушел из жизни мой любимый артист Виталий Соломин. Позвонил Алексей Баталов и предложил взять соломинских ребят, я отказалась. Это очень ответственное дело, ты должен отдать себя полностью своим ученикам, ты для них — ​Мастер, иначе ничего никогда не получится. Так я работаю на площадке с новичками или непрофессионалами, они для меня — ​всё! Я на них ставлю! Они должны воплотить все мои замыслы, они мне по ночам снятся и поутру в дреме я с ними беседую… Да, я отказалась, потому что у меня в это время шли съемки киноповести «Тайны дворцовых переворотов», где снимались и дебютанты, и непрофессионалы, и дети, — ​для них эта съемочная площадка была школой жизни.
Мукасей: Нет, преподавать во ВГИКе в течение 4–5 лет у меня терпения не хватит. Конечно, научить каким-то элементарным вещам можно, но потом все зависит от человека, от таланта, способностей.

Фото: academynsm.ruкультура: Но Вы же одно время преподавали в Академии кинематографического и театрального искусства Никиты Михалкова?
Мукасей: Да, один год. У меня было шесть ребят, мы до сих пор дружим, они замечательные.

культура: Какой главный совет дали своим питомцам?
Мукасей: Быть художниками. Заниматься светописью, а не просто формально снимать кино. Сегодня, к сожалению, все очень торопятся быстрей-быстрей все отснять, если что, на постпродакшн доделаем, на цветокоррекции поправим, компьютерщики дорисуют… Поэтому изображение часто оставляет желать лучшего. Смотришь телевизионные картины, такое ощущение, что снимает один и тот же оператор, один и тот же режиссер. Индивидуальности очень редко встречаются. Конечно, есть Максим Осадчий, Влад Опельянц, Владимир Башта, но у них школа была пленочная.

культура: Неужели цифра и пленка так сильно различаются?
Мукасей: Ну, конечно, пленка — ​это совсем другое качество изображения, более живое. Здесь же цифра, а в пленке серебро, оно лучше воспринимает свет. Кроме того, у пленки есть потрясающее качество, вместе с серебром она впитывает энергетику людей, которые работали над картиной. И это видно и через тридцать, и через пятьдесят лет. Именно поэтому некоторые наши старые фильмы так долго живут и так любимы зрителями.

Источник portal-kultura.ru
comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике КУЛЬТУРА


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.