Дмитрий Овчаренко: богатырь, изрубивший топором два десятка фашистов

249

Поверить в эту историю сложно, но документы, подтверждающие существование отчаянного героя, говорят, что красноармеец времён Великой Отечественной был былинным богатырём…

Обычный сын плотника

Дмитрий был крепким крестьянином. Родился в 1919 году в теперешней Луганской области, в селе Овчарово. В селе была только начальная школа, но в университеты Дмитрий и не стремился, характер был не тот. Закончив пять классов, он пошел к отцу в колхоз, следуя правилу: где родился – там и пригодился.

С юности работая в поле, Дима вырос сильным, выносливым парнем. А потом отец забрал парня к себе в плотницкую мастерскую. По рассказам односельчан, парнишка везде был на своем месте. И в компании, и в работе, и в учебе, особенно если дело касалось работы руками.

Вот и плотницкий инструмент он освоил с легкостью. Тем более что столярка была знакома Диме с детства – раньше он частенько помогал отцу по мелочи. Теперь же к нему обращались как к взрослому с просьбой поставить баньку, обновить венцы в доме, да и сам дом построить.

Хороший плотник всегда ценился на вес золота, тем более во времена, когда везде и всюду шло социалистическое соревнование и все пестрело лозунгами «Пятилетку за три года» и «Даешь!» Так что будущее Дмитрия было практически предопределено.

Из него вышел бы крепкий хозяйственник и уважаемый в колхозе человек. А легкий задорный характер позволял Димке иметь головокружительный успех у девушек. Так что и без семьи бы парень не остался. Оставалось отслужить в армии и по возвращении задуматься о семье и о собственном доме.

В 1939 году Овчаренко призвали в ряды РККА. К моменту нападения гитлеровских войск на Советский Союз он уже два года был хорошо обученным бойцом и лихо управлялся с пулеметом.

Боец Красной Армии

Дмитрию и повезло, и не повезло одновременно. В первые же дни войны в мясорубке, которая творилась на Западной Украине и в Молдавии, гибли тысячами. Советская Армия еще не умела сопротивляться, в то время как солдаты вермахта уже имели огромный опыт наступления, отточенный на территории европейских стран, завоеванных до нападения на Союз.

В одном из таких ожесточенных боев под молдавскими Бельцами ранило и Дмитрия. Но ранило легко, ничего смертельного — ни в тыл не отослать, ни в строю не оставить. Так, рваная рана, зашили, перевязали, поменьше дергайся, и заживет. Парня приспособили к перевозке боеприпасов. Дали конягу, телегу, показали склад в городке Песец, вручили соответствующие бумаги.

Дмитрий был человеком ответственным, товарищей не подводил, склады еще не были ни взорваны, ни эвакуированы, так что воевать было чем. Вот и в июльский день 1941 года, когда шли бои за город Бельцы, телега Овчаренко в очередной раз выехала из города и громыхала по разбитой взрывами грунтовке.

Лучшая защита — нападение

Боеприпасы были упакованы под брезент и предназначались для пулеметной роты, где служил Дмитрий. До расположения части оставалось проехать всего 4-5 километров, но внезапно из-за поворота вынырнули две грузовые машины с немецкими солдатами.

Один из трех офицеров сопровождения подошел к Дмитрию, выбил из рук винтовку и приказал показать, что в телеге. Дмитрий послушно подошел к повозке и откинул брезент. Но отдавать немцам боеприпасы хозяйственный Овчаренко не собирался. Никто не ожидал того, что произошло дальше.

Боец выхватил из-под брезента лежавший там топор и одним ударом снес офицеру голову. В сторону машины полетели одна за другой три гранаты. Начался хаос. 21 немец был убит, остальные бежали. Разъяренный Овчаренко погнался с топором за вторым офицером, догнал его в огородах и отрубил голову так же, как и первому. Третьего офицера Дмитрий просто не нашел – тот не стал дожидаться, пока о нем вспомнят.

Паника – вещь интересная. От неожиданности и нереальности происходящего в начавшейся неразберихе ни один немецкий солдат не догадался применить против Овчаренко своего оружия.

Может быть, все сложилось бы иначе, и мы никогда бы не узнали о Дмитрии Овчаренко, но когда вдруг среди мирной картины внезапно раздались крики и взрывы, водитель второго грузовика просто «ударил по газам» и ретировался, увезя с собой около половины присутствовавших.

Остальным повезло меньше. Разбушевавшийся Овчаренко покрошил раненых топором, как капусту. Никакой пощады к врагу у него не было. Да и о гуманизме тогда никто не говорил.


Город Бельцы после боев 1941 года, Молдавия

Провокатор или немецкий агент?

Боеприпасы Овчаренко привез в целости и вовремя. А заодно как был, весь залитый кровью, заехал в штаб и передал командирам все документы, схемы и карты, которые нашел у убитых им солдат и офицеров.

В штабе не поверили рассказу бойца, тем более что Дмитрий задержался с возвращением на пару часов, и все уже думали о том, не погиб ли обозный и не дезертировал ли. И то, и другое было не редкостью в первые дни войны. Но Дмитрий все же появился, и в штабе решили, что боец просто оправдывается за опоздание и рассказывает байки в попытке избежать наказания.

Но окровавленная униформа, привезенные бумаги и солдатские медальоны все же заставили командование части проверить слова Овчаренко. Самого Овчаренко на всякий случай взяли под стражу. Снарядили мобильный разведотряд, который по возвращении подтвердил слова солдата. Заодно привезли и забытый Дмитрием на пеньке ставший легендарным топор.

Из-за ажиотажа вокруг привезенных документов и общей неразберихи тех дней забытый всеми Овчаренко трое суток просидел под стражей. О нем вспомнили и освободили только после того, как поняли, что придется отступать.

Награда подождет…

Карты очень помогли в стремительно изменяющейся тогдашней боевой обстановке. Но награжден Дмитрий за этот свой беспрецедентный подвиг тогда не был. Командование вспомнило о нем в августе того же года, когда имя Овчаренко в очередной раз всплыло в числе многих, представляемых к наградам.

После происшествия с топором прошло каких-то две недели, а Овчаренко уже был в строю. Он просто сбежал из госпиталя в часть, хоть из-за экзерсисов с топором заново пришлось зашивать уже подлеченную рану, из-за которой он и был переведен в свое время в обозные.

Каждый человек был на счету, да и гибли тысячами, поэтому начальство сквозь пальцы посмотрело на нарушение устава и вернуло солдата в пулеметный взвод. Только теперь уже в качестве пулеметчика. В боях за высоту 239,8 Овчаренко снова проявил себя героем, не давая гитлеровцам поднять головы от земли.

…но найдет героя

Тогда-то генерал-лейтенантом Рябышевым и членом военсовета Корнийцом было подписано представление бойца к заслуженной награде: званию – Герой Советского Союза.

Представление Дмитрия Овчаренко к званию Героя Советского Союза

Только 9 ноября 1941 года Указом Президиума Верховного Совета СССР «за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм» красноармейцу Овчаренко Дмитрию Романовичу присвоили звание Героя Советского Союза.

В дальнейшем Дмитрий Овчаренко воевал как и все, особо голову под пули не подставлял, но и в трусости замечен не был. С дисциплиной он дружил не очень, поэтому так и оставался простым солдатом, который любил сходить в самоволку, немного выпить и рассказать молодежи несколько военных баек.

Молодое пополнение на привалах любило слушать историю о его подвиге, которая каждый раз сопровождалась новыми подробностями, обильно сдобренными крепким словцом.

Бойцу не удалось дожить до великой Победы всего три месяца. В боях за Венгрию Дмитрий был тяжело ранен и скончался в госпитале 28 января 1945 года. В родном селе земляка помнят и чтут, у его памятника всегда лежат цветы, а имя его носит улица.

Автор: Заблоцкий Роман

Источник topwar.ru

Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях:
Материал из рубрики: