Ни шагу назад!



Геннадий Рождественский — один из воинов музыкального Олимпа.

Марина Алексинская

Геннадий Николаевич Рождественский — один из воинов музыкального Олимпа, для которого служение искусству сегодня — Сталинград. Его оружие — отточенная, как клинок, дирижёрская палочка, его армия — оркестр. Убеленный сединой, с немного ссутулившимися плечами, он идёт между пюпитрами оркестрантов, близоруко посматривая себе под ноги, и я ловлю себя на мысли: что вот так, наверное, шел на Бородинское поле Пьер Безухов. Что-то есть в Рождественском от героя романа Толстого: вот эта изнеженность бонвивана, мягкость в обращении, утомлённость от излишества знаний, незащищённость, идея… Но вот Геннадий Рождественский встает за дирижерский пульт. И становится ясно: Москва сдана — Сталинград — и ни шагу назад. 4 мая, в день своего 80-летия, маэстро дал вечер в Большом театре. «Ласковый диктатор», как называют иногда Геннадия Рождественского, сам составил программу вечера: балет, опера, симфоническая музыка. Три части. Триптих. Троица.

Интродукция балета «Спящая красавица» Чайковского задала основной тон вечера. Такой мощи, такой дерзости, такого громового раската, такой конфликтности и такой ласкающей нежности звуки! Они вырывались из оркестровой ямы и заполонили, как облаком, пространство зрительного зала чем-то незримо вещественным, ускользающе материальным, что называется музыкой. Бывают иногда дарованы минуты, в которые ощущаешь: Небо — Твердь. Балет «Спящая красавица» — дебют Геннадия Рождественского в Большом театре. Ему было 20 лет, и сразу стало понятно, как мне рассказывали, что в мире музыки — явление. «Спящая красавица» — дебют в Большом театре и Юрия Григоровича. Балетмейстер представил свою редакцию «Спящей» и ознаменовал свой «Золотой век». То был 1963 год, а в 1965-м Геннадий Рождественский — уже главный дирижер Большого театра. С тех пор и поныне продолжается творческий союз дирижера и балетмейстера, скрепленный балетом «Спартак», за который оба получили Ленинскую премию.

Часть первая
Пролог из «Спящей красавицы» — феерически сказочного шедевра Петипа/Чайковского в редакции Григоровича открыл юбилейный вечер. Музыку сфер инкрустировали сферы классического танца. Чистые линии хореографии, геометрия линий утрировали на сцене театральность декораций Симона Вирсаладзе. Королевский замок в лучах софитов походил на замок Фата-моргана, что возникал среди невидимых, могучих волн и растворялся в сапфировых брызгах, задетых крыльями синих птиц. Вирсаладзе — мастер холодного, со сдвигом в сине-фиолетовую часть спектра. Он, как алхимик, превращает в своих костюмах мешковину в золото и, как Челлини, выстраивает анфиладой таинственную глубину. Из недр ее вот выкатилась колесница, запряженная безобразными пажами в сопровождении крыс. Вышла фея Карабос. Зловеще развевается ее мантия, и шлейф колдовских чар как будто тянется за нею. Николай Цискаридзе (фея Карабос) сорвал аплодисменты. Рокайное изящество в мельчайших фантазиях хореографа привнесли вариации добрых фей: феи Нежности (Дарья Хохлова), Беззаботности (Дарья Бочкова), Щедрости (Ксения Керн).

Стеклянная хрупкость и трепетность движений, акцентированная дирижёром театральность музыки, создавали на сцене ощущение зыбкости, волнения, призрачности. Как будто воздух сцены соткался, как из кисеи, из марева, слегка заметного дрожания, и дворцовые люстры замка чуть покачивались в такт тревоги. Апофеоз феи Сирени (Мария Аллаш), ее обещание, что принцесса Аврора проснется от поцелуя прекрасного Принца, превратил французскую сказку о «благочестии — правило» в русско-сказочный мотив о «добро побеждает зло». В какой-то момент Пролога я вдруг подумала, что балетмейстер — в меньшей степени создатель танца. Балетмейстер — создатель духа. Тот, кто — и в этом секрет Григоровича — может вдохнуть в лексику хореографии тот дух, что превращает абстракцию на миг балета в реальность воплощения забытой мечты.

Антракт
В антракте я встретила знакомых. Они пришли на вечер с сыном, двадцатилетним будущим архитектором. «Вот привели на Баратова! — сказали они мне. — Когда ещё увидит? Никогда больше!»

Часть вторая
«Первым спектаклем, в котором я принял участие как дирижёр сценно-духового оркестра, был »Борис Годунов«, — цитирую Геннадия Рождественского. — В нём участвовали такие »звёздные« певцы, как Александр Пирогов (Борис), Иван Козловский (Юродивый), Никандр Ханаев (Самозванец) и Мария Максакова (Мария Мнишек). Я до сих пор помню мельчайшие подробности этого изумительного спектакля, поставленного Леонидом Баратовым в роскошных декорациях Федора Федоровского. Оркестр и хор под управлением Н.С. Голованова были выше всяческих похвал. Мне довелось впоследствии ставить »Бориса Годунова« в Лондоне, Стокгольме и Ницце, стараясь приблизиться к »эталонному« спектаклю Большого театра 50-х годов прошлого столетия». Вот почему Пролог из «Бориса Годунова» 50-х стал содержанием второго акта юбилейного вечера.

Премьера эталонного «Бориса Годунова» состоялась 16 декабря 1948 года; его организаторы и вдохновители — Н. Голованов, Ф. Федоровский и Л. Баратов — стали лауреатами Сталинской премии. «Дирижер раскрыл в музыке, — писала пресса, — всю красоту и трагедию »вздыбленной« России, а Федоровский с Баратовым утвердили на сцене свой постановочный стиль »театра-гиганта, который необходим стране гигантов и должен во всем соответствовать грандиозности масштабов размаха социалистического строительства«.

И вот 4 мая 2011 года Геннадий Рождественский на Новой сцене Большого театра раздвинул не темно-зеленый занавес в мелкий желтый горох (при ближайшем рассмотрении — двуглавый орел), а золотисто-алый с советской геральдикой занавес (эскиз Ф. Федоровского) исторической сцены Большого театра. Зимний вечер, бревенчатые стены Новодевичьего монастыря, каменная надвратная церковь с образом Богородицы.
Грянул хор »На кого ты нас покидаешь«, и дыхание музыки, проникнутой интонациями русской народной речи, дыхание русской истории сошло со сцены и завладело публикой. Дьяк Щелкалов (Юрий Нечаев) сообщает, что Борис не желает и слышать о троне: »Православные! Неумолим барин! « Калики перехожие призывают на царство Бориса во спасение Руси. Площадь Кремля озарена золотом куполов Успенского собора, окладов икон. В Кремле готовятся к венчанию на царство Бориса Годунова. Полились перезвоны колоколов, что не только окрашивали музыкальную картину в предельную красоту, но и уводили воображение в »преданья старины убогой«. Шествия бояр в кафтанах, шитых золотом в драгоценных каменьях, величальная («Уж как на небе солнцу красному славу!»). Появляется Борис Годунов (Михаил Казаков). Его гнетут сомнения (молва обвиняет его в убийстве наследника престола царевича Димитрия) и зловещие предчувствия («Скорбит душа»). Музыка Мусоргского, звучание хора слились под властью Геннадия Рождественского в «одну молитву чудную», и театр стал принимать живописно-объемные, как декорации Федоровского, очертания православного храма.

«Борис Годунов» Мусоргского — первая опера-размышление. Размышление о русской истории, о народе, «как великой личности — по слову композитора, — одушевленной единой идеею», об антинародной власти в самой себе, которая несет невозможность счастья.

Рождественский извлёк в этот вечер всю мощь, насыщенность сочинения Мусоргского ожиданиями больших и важных событий. Разнообразие хоров, страстность звучания создали под управлением маэстро впечатление такой грандиозности и колоссальной силы, что к финалу Пролога стены театра, казалось, должны были рухнуть и оставить только маэстро за дирижерским пультом с резко вскинутой к небесам дирижерской палочкой.

Часть третья
Вторая симфония Сергея Рахманинова потребовала тишины. Она звучала, как нечто глубоко личное, как исповедальный разговор дирижера Геннадия Рождественского с музыкантами, в который вступали попеременно то гобои и флейты, то литавры, барабаны и струнные. Тончайшие нюансировки культа чувственности сменялись с обостренной контрастностью массовыми колокольными действиями, доводящими эмоции до наивысшего напряжения, почти до срыва. Сергей Рахманинов шёл ко Второй симфонии десять мучительных лет сомнений, неверия в себя. Провал в 1897 году Первой симфонии поверг композитора в депрессию. Премьера Второй — и громкий успех! Один из критиков сравнил появление Второй симфонии Рахманинова с первым исполнением »Патетической« Чайковского.
Оркестровая яма на время третьего акта была закрыта. Музыканты оркестра Большого театра и маэстро, все во фраках, заняли сцену. Симфония звучала более часа. В её исполнение публика вкрадывалась стеснительными аплодисментами. Но не потому, что не знала консерваторских правил. Просто публика оказалась охваченной массивами воздуха, штормами, бурями, торнадо, сходящими на пиано, в которых каждый, как зачарованный странник, шептал вслед за исполнителем партии Бориса Годунова Михаилом Казаковым: »Есть ощущение, что возвращается старый Большой театр, особый дух, атмосфера театра«.

Занавес
Публика скандировала «браво!», переходила на овации. Еще раз открылся вид на Успенский собор, весь в золоте, и «Многая лета» Геннадию Николаевичу Рождественскому пел хор Большого театра. Зал стоял, как вкопанный. Я обернулась на Центральную ложу. В Центральной ложе не было, по слову Макашова, ни мэров, ни пэров. Президент РФ Дмитрий Медведев, он — ценитель современного искусства. В его интересах встречи с лидером рок-группы U2 Боно, с киборгом Голливуда Шварценеггером, с резидентами Comedy Club. Президент РФ Дмитрий Медведев — мужественный человек. Он первым произнес: России — 20 лет. И базовые принципы молодой России крепки и надежны, как банки Швейцарии: курица — птица, Дягилев — клуб с VIP-проститутками, Фаберже — поставщик Вексельберга. Большой? Большой — ресторан Аркадия Новикова… Минувшее прошло, «волнуяся как море-окиян».

Ждали биса. Бис не последовал. Рубиновые звезды Кремля (автор — Ф. Федоровский) вспыхнули во весь накал багряным заревом, соединив в молитвенном звучании оркестр-сцену-зрителя, и рассыпались во мгле.

Источник zavtra.ru

comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике КУЛЬТУРА


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.