Понкин И.В. Концепт малой войны



И.В. Понкин  – доктор юридических наук, профессор кафедры государственного и муниципального управления Института государственной службы и управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, профессор.

Статья посвящена исследованию концепта малой войны, условий и последствий задействования этого концепта. Представлено авторское определение указанного понятия.

 Qui desiderat pacem, praeparet bellum! (Хочешь мира – готовься к войне!). Вегеций Флавий Ренат (IV в. до н. э.)

Слава победы сияет над руинами побежденных. Историю пишут победители, показывая всему миру вину побежденных, и оставляя во тьме свои собственные ошибки. Алессандро Пепе

 Абрис вопроса

В современных международных условиях активизируется задействование таких «нетрадиционных» форматов войн, как асимметричные, преэмптивные, гибридные, малые войны. Соответственно, актуализируются их научные осмысление, описание и объяснение.

Настоящий материал посвящен теме малых войн (франц. – «petite guerre»; англ. – «petty warfare» или «small war»; нем. – «kleinkrieg» или «kleiner krieg»; испан. – «pequeña guerra»).

Как указывает С.А. Иванюк, «малая война долгое время являлась одним из основных способов ведения боевых действий вооруженными силами сначала Московского, а затем и Российского государства. В отличие от большой войны, где основные подразделения противоборствующих армий участвовали в линейном бою, малая война подразумевала ведение разведывательно-диверсионной деятельности силами небольших мобильных отрядов, оказывавших всяческое давление на противника» [5, с. 5]. Типичными примерами явились российские военные операции по принуждению к миру в Грузии в 2008 году и обеспечению мира в Крыму в марте 2014 года.

Но малые войны – это исторически и «штатный инструментарий» военной политики США (за последние 117 лет США провели 69 военных кампаний практически во всех уголках планеты [1]), Великобритании (из существовавших на 2012 год стран лишь 22 не испытали на себе вторжения или агрессии Великобритании [6]), ряда других государств мира.

 Сложности, связанные с точным определением понятия малой войны, и существующие концептуальные подходы

Термин «малая война» встречается в литературе самых разных периодов времени достаточно часто. Однако не представляется возможным чётко привести все имеющиеся подходы к его пониманию к какому-то единому универсальному знаменателю, поскольку определение данного понятия существенно зависит от эпохи его употребления, а также соответствующего контекста.

При всем этом исследователями разработано не так много конкретных полноценных определений данного явления. Рассмотрим некоторые из них.

Согласно определению И.В. Вуича, «малой войной называются вообще действия войск небольшими частями, в разных местах, и большей частью одно от другого отдельно» [4, с. vii].

Жером Лакруа-Леклер и Эрик Уэлле указывают, что малая война – это термин, использовавшийся для обозначения метода ведения ассиметричных «индейских войн» (войн против индейских племён), и зачастую этот метод описывался как варварский и противоречивший морали и нравственности своего времени [15, с. 49].

В XVIII–XIX вв. малой войной нередко называли асимметричный военный конфликт [10, с. 11].

Роджер Бомонт отмечает, что понятие малой войны не является новым, однако его значение на протяжении последних столетий неоднократно изменялось, например, до англо-американской войны 1812 года словосочетание «малая война» обычно использовалось для обозначения немасштабных военных действий. Также данный термин использовался для обозначения гражданских и партизанских войн (см.: [8, с. 21]).

В конце XIX века британские стратеги определяли малые войны как конфликты, возникающие против меньших сил, включая местные партизанские движения [11, с. 152].

Многие авторы отмечают тенденции в эволюции подходов к пониманию данного термина: от того, чтобы называть малой войной любой немасштабный военный конфликт, до отнесения к малым войнам асимметричных военных конфликтов. Причем понятие асимметричного конфликта в контексте определения понятия малой войны так же эволюционировало – от отражения конфликта, в которой второй стороной выступает не государство, а, например, повстанцы, до отражения конфликта, в котором противодействуют государство и террористическая организация, занимающаяся, в том числе, кибер-терроризмом. Кроме того, современные подходы предполагают, как правило, обязательное применение дипломатических и политических инструментов давления на противника в большей мере или наравне с чисто военными средствами.

Согласно одному из определений, «войны малой интенсивности – войны, ведущиеся, как правило, между двумя небольшими государствами в ограниченных районах с использованием ограниченного набора сил и средств для достижения частных политических целей. Обычно характеризуются низкой активностью военных действий сторон, проведением операций небольшого масштаба и невысокой результативностью борьбы. Могут быть довольно продолжительными, прерываться на некоторое время и возникать вновь. К таким войнам относятся, прежде всего, малые локальные войны и военные конфликты, в которых косвенно могут участвовать и крупные державы, оказывая той или иной стороне моральную поддержку и поставляя ей оружие» [3].

Чарльз Эдуард Каллуэлл в начале XX века отмечал, что нет универсального понятия термина «малая война», отмечая, что к малым войнам можно отнести все военные кампании, отличные от тех, в которых обе противоборствующие стороны состоят из регулярных войск, то есть это, в том числе, и экспедиции с участием солдат против колонизируемых народов, кампании, направленные на подавление мятежей и т.д. [9, с. 21]

Уильям Олсон отмечает, что для описания явлений, подпадающих в целом под понятие «малая война» было использовано почти столько же терминов, сколько всего было малых войн. По мнению данного исследователя, не существует какой-либо универсальной формулы определения понятия малых войн, которая могла бы использоваться для их понимания, предотвращения, прекращения или смягчения [19, с. 8].

Нахождение универсального понятия малой войны или, хотя бы, некоторых общих универсальных признаков малых войн также затрудняет неопределённость использования ряда сопряжённых терминов.

Так, Барри Купер в своем докладе, подготовленном для Канадского института обороны и иностранных дел, отметил, что малые войны обозначают различными наименованиями: новые войны, асимметричные войны, военные конфликты низкой интенсивности и т.д. [12, с. i]

При этом не все подобные понятия используются другими исследователями применительно именно к малым войнам.

Элиот Коэн разделяет понятия «малая война» и «ограниченная война», исключая из понятия малых войн ограниченные ядерные войны [11, с. 152].

Малая война не может быть определена именно как таковая исключительно исходя из её продолжительности или интенсивности непосредственно боевых действий. По мнению Уильяма Олсона, малая война может быть интенсивной, но короткой, либо же длинной, но характеризующейся довольно низким уровнем применения насилия, которое концентрируется в определённых всплесках активности, а не проявляется в постоянных массированных боевых столкновениях [19, с. 9].

По мнению Карла фон Клаузевица, внёсшего значительный вклад в развитие концепции малой войны, с чисто технической точки зрения и в рамках традиционных подходов, под малыми войнами следует понимать те войны, в которых задействованы небольшие подразделения. При этом в рамках такого подхода границы между понятиями малой войны и крупной войны в существенной степени размыты [10, с. 21].

Уильям Олсон указывает, что в последние годы появились новые концепции, в которых утверждается необходимость пересмотра понимания основ и влияния малых войн на отношения на международной арене. Эти новые концепции, главным образом, касаются идеи конфликта низкой интенсивности. Конфликт низкой интенсивности в данном случае не означает незначительное применение насилия или несерьезную угрозу, и данное понятие охватывает спектр угроз несколько выше уровнем обычной мирной межгосударственной конкуренции, однако уровнем ниже традиционных полноценных военных конфликтов и включает в себя множество различных явлений, включая операции по поддержанию мира, демонстрацию военной силы, а также традиционные военные операции короткой продолжительности (например, направленные на противодействие терроризму или подавление мятежей) [20, с. 41–42].

 Понятие малой войны в официальных документах

В первую очередь, существенный научный интерес представляет определение, разработанное Корпусом морской пехоты США в 1940 году в своем «Руководстве по малым войнам» [23]. В данном «Руководстве» указывается, что применительно к США, малые войны должны пониматься как операции, осуществляемые в рамках деятельности государственной власти, в которых военная сила используется в комбинации с дипломатическим давлением на внутренние или внешние дела другого государства, власть в котором нестабильна, неадекватна или неудовлетворительна для сохранения (реализации) жизненных интересов США, а равно таких интересов, которые определены внешней политикой США. При этом степень и характер такого вмешательства в дела другого государства могут существенно варьироваться – от мирных актов (таких, как назначение помощника по административным вопросам в таком государстве), до создания полноценного оккупационного правительства. И между двумя этими видами актов существует бесконечное число форм «дружественной помощи» или вмешательства [23, с. 1].

Данное определение было переработано к 2005 году Командованием Корпуса морской пехоты по боевому развитию США. Согласно новому определению, малая война включает в себя реализацию широкого спектра военных операций в конфликтах с участием государств или нетрадиционных участников, характеризующуюся сочетанием физического насилия и неcиловых форм воздействия, требующего комплексного применения дипломатических, информационных, экономических и военных средств [22, с. 3].

Авторский концепт

Понятие малой войны, полагаем, применимо в данном случае именно к вооружённым конфликтам (военные демонстрационные операции устрашения, военные операции возмездия, уничтожение ключевых военных объектов и сил противника, ключевых объектов производства и складирования вооружений, подавление и дезорганизация систем управления войсками и военными инфраструктурами противника, срыв готовящейся военной операции, деморализация войск противника).

Однако в несколько ином определённом значении понятие малой войны может употребляться и в отношении кибернетических войн, юридических войн, даже гибридных войн, ведущихся государствами или аффилированными с ними частными структурами.

Партизанские действия, действия гражданского населения, разделяя позицию ряда других авторов, мы не относим к понятию малых войн.

Согласно нашему концепту, малая война – это реализуемые регулярными войсковыми подразделениями и соединениями государств, и/или иррегулярными (в том числе частными военными компаниями) подразделениями (аффилированными с государствами или нет) и/или террористическими организациями нерегулярные боевые действия (в том числе диверсионного типа) в рамках асимметричного военного конфликта относительно малой интенсивности или существенной интенсивности, но при условии локализации в пределах малой территории (театра военных действий, преимущественно – без определённых линий фронта) и/или в форме всплесков боевой активности в течение коротких периодов времени (возможно, в пределах одного дня, но не разовая частная военная стычка).

 Цели и инструменты малых войн

Цели малых войн, как и инструменты, применяемые в их рамках, могут быть совершенно различными.

К пример, в «Руководстве по малым войнам» Корпуса морской пехоты США от 1940 года указывается, что малая война (применительно к подходу, принятому в США) не предполагает агрессии в отношении другого государства, ее цели дружественны, а их достижение предполагается сопряжённым с минимальным проявлением военной силы, главным образом, не более чем её демонстрацией. Военная стратегия малых войн более связана с политической стратегией, чем в случае крупномасштабных войн, когда война как таковая используется только в качестве крайней меры, когда использование дипломатических механизмов потерпело неудачу [23, с. 5, 11].

 Противники (стороны) в малых войнах

Как указывалось ранее, исследователи, в основном, придерживаются подхода, согласно которому малые войны являются асимметричными.

При этом степень асимметрии так же может варьироваться, противником может выступать как повстанческая армия, так и другое (в том числе – менее крупное и развитое_ государство.

По Майклу Мелильо, малые войны характеризуются асимметричностью конфликтов, лежащих в их основе, а также своими политическими результатами. В рамках малых войн, как правило, противниками являются государство и негосударственный субъект, которые не используют регулярные военные силы. Такие субъекты могут быть разнообразными, в том числе – террористические организации [17, с. 26].

Иэн Прэйтер отмечает, что после окончания холодной войны лицо современной войны изменилось, и в рамках малых войн противник теперь неясен, он может принимать самые разные формы, например, являться неопределенным негосударственным образованием [21, с. 1].

В крупномасштабной войне, в отличие от малой войны, каждая сторона, как правило, знает, чего можно ожидать от противника, и поведение всех сторон в некоторой степени регулируется определёнными правилами, которые являются общими для всех. В малых же войнах противники могут быть самыми разными, и методы их могут существенно различаться [9, с. 29].

Различаться может и количество участвующих в малой войне противников.

Так, одни малые войны в качестве участников могут иметь всего два государства или две фракции, в то время как в другие может быть вовлечено множество различных сил [8, с. 27].

 Виды малых войн

Термин «малая война» является названием, широко используемым для обозначения самых разнообразных военных операций [23, с. 1].

По сути, это понятие имеет собирательный характер, поэтому для определения специфики малых войн необходимо отметить конкретные виды войн, которые могут классифицироваться как малые.

Малые войны могут различаться по своей степени и размаху от простых военно-демонстрационных операций до военных интервенций в полном смысле этого слова [23, с. 1].

Уильям О’Брайен поясняет, что термин «малые войны» охватывает широкий спектр конфликтов, в которых соблюдение принципа верховенства права является особенно проблематичным, поскольку они часто характеризуются крайними проявлениями взаимной ненависти противников, вызванной глубокими расовыми, этническими, религиозными и идеологическими различиями [18, с. 37].

Чарльз Эдуард Каллуэлл подразделяет малые войны на три широких категории:

– кампании по захвату или аннексии территории;

– кампании, направленные на подавление восстаний или массовых беспорядков, либо на урегулировании положения на аннексированной или завоёванной территории другого государства;

– кампании, направленные на свержение политического режима (верхушки власти) опасного врага или на осуществление акта возмездия [9, с. 25].

По мнению Уильяма О’Брайна, малые войны зачастую представляют собой смешанные гражданско-международные войны. Малые войны включают в себя также гражданские войны и войны национального освобождения [18, с. 36, 38].

Гленн П. Хастедт относит также к малым войнам гибридные войны, секретные военные операции, а также кибернетические войны [14, с. 324].

В малых войнах интересы более крупной державы, связанные с выживанием, не ставятся на карту сразу, однако в процессе своего развития малая война может привести и к такой ситуации, когда их достижение будет иметь решающе важное значение. Соответственно, малые войны не должны рассматриваться как менее значимые по сравнению с крупными войнами [25, с. 3].

 Этапы малых войн

Малые войны редко развиваются в соответствии с какими-либо стереотипными схемами, однако в «Руководстве по малым войнам» Корпуса морской пехоты США от 1940 года отмечается, что фактические операции в рамках малых войн можно условно разделить на пять небольших этапов следующим образом:

– начальная демонстративная высадка и действия авангарда;

– прибытие подкрепления и осуществление основной военной операции (комплекса операций);

– приобретение контроля над органами исполнительной власти и установление сотрудничества с законодательными и судебными органами;

– выполнение стандартных полицейских функций;

– оставление (покидание) театра военных действий [23, с. 5].

 Специфика и характер малых войн, в отличие от крупных войн

По Дэвиду Глэссону, хотя малые войны обладают некоторыми определенными сходными характеристиками, ни одна из двух малых войн не столкнется с абсолютно теми же тактическими сценариями или стратегической обстановкой [13, с. 24], что имели место в предыдущих ситуациях.

При этом те общие специфические черты малых войн, отличающие их от крупных войн, современные исследователи, главным образом, сводят к следующим трём основным:

– использование несиловых, ненасильственных методов воздействия на противника (в основном, дипломатических и политических);

– достаточно длительная продолжительность малых войн (в смысле, что это – не частный инцидент, не разовая короткая стычка);

– существенная затруднительность чёткого определения окончания малой войны, определения её конкретных результатов.

Так, в малых войнах, в отличие от крупных, дипломатические и политические императивы явно превалируют над чисто военными, что, соответственно, требует тесной координации между всеми соответствующими правительственными учреждениями [25, с. 3] и выработки соответствующих иных, отличающихся стратегий их проведения.

Малые войны также могут представлять собой операцию или этап крупной войны, реализуемый одновременно с дипломатическими инструментами, в рамках которого государства не отказываются от активного участия в переговорах, оказывающих значительное влияние на военную кампанию [23, с. 11].

Относительно специфики времени их проведения, малые войны зачастую начинаются относительно неожиданно и в неожиданных местах [9, с. 43].

При этом малые войны имеют потенциал затягивания (потенциально являются длительными войнами), поэтому предварительная разработка стратегий выхода из малой войны, а также жестких графиков действий в рамках малых войн, являются нереальными и контрпродуктивными [25, с. 3].

Малые войны в целом по своей природе зачастую носят достаточно затянутый характер, нередко их продолжительность измеряется годами, если не целыми десятилетиями [22, с. 18] (тлеющие локализованные войны).

Малые войны могут затягиваться в связи с их ранее рассмотренной специфической характеристикой, касающейся применения особых инструментов их ведения, так как дипломатические интересы обязательно будут ограничивать уровень применяемого насилия. При этом такая повышенная вероятность затягивания операций существенно контрастирует с современными концепциями таких войн, предполагающими вовлечение более лёгких и более технологически мощных военных сил [25, с. 3].

Такое длительное и терпеливое применение усилий в рамках малой войны не предполагает достижения существенных успехов и побед, каковыми обычно экспектативно характеризуются традиционные войны [11, с. 159].

В малой войне победа или успех вообще достаточно сложно определимы, так как вместо четко определенного окончания войны, где одна сторона капитулирует, в малой войне успех измеряется достижением определенных политических результатов [17, с. 26].

Нельзя не сказать и ресурсном обеспечении проведения малых войн, которое так же специфично.

На практике такие войны достаточно часто проводятся в отдалённых уголках мира, лишены необходимой материально-технической инфраструктуры, они происходят внезапно и без особого предупреждения об этом противника [11, с. 166]. Примеры – операция «Urgent Fury» («Вспышка ярости») Вооружённых сил США по вторжению на Гренаду в 1983 году, операция «Just Cause» («Правое дело») Вооружённых сил США по вторжению в Панаму в 1989 году и др.

Проведение малых войн, в отличие от крупных, само по требует меньших военных мощностей, меньшего количества оружия [24, с. 11].

При этом необходимо учитывать, что малые войны совершенно не обязательно связаны с ограниченными военными ресурсами, некоторые малые войны и вовсе могут быть довольно крупными с точки зрения объёмов задействованных человеческих ресурсов, количества погибших или количества израсходованных ресурсов иного рода [25, с. 2].

Кроме того, в малых войнах, где более сильное государство ведет войну против более слабого противника, оно не может рассчитывать на получение помощи от союзников, для которых её предоставление непривлекательно или выгоды от её предоставления непропорциональны затратам, что влияет на внешнеполитический контекст малых войн [11, с. 166].

Малые войны требуют и иных навыков для их проведения, в отличие от крупных войн [16, с. 162].

Характер малых войн исторически основывался на большей степени децентрализованности командования и контроля, поскольку делегирование полномочий необходимо для поддержания ограниченного пространственного и временного характера малых войн, так как на более низких уровнях возможно учитывать и использовать мимолетные возможности, на которые нельзя воздействовать на более высоких уровнях командования и контроля в централизованной системе [22, с. 72].

Гленн П. Хастедт отмечает, что очевидным различием между крупными и малыми войнами является уровень политических разногласий и политические интересы, лежащие в их основе, а также уровень разрушений, которые они за собой влекут. В крупных войнах есть комбатанты, и крупные войны ведутся в соответствии с общепринятыми правилами ведения войны. Малые же войны зачастую кажутся войнами без правил. Кроме того, малые войны инициируются зачастую не по вынужденной необходимости, а для достижения определённых партикулярных интересов [14, с. 324].

Именно политический или дипломантический контекст военного конфликта (а не объёмы используемых ресурсов) определяет, является он малой войной или крупной. Такой контекст определяет также характеристики конфликта в большей мере, чем теоретические или фактические военные возможности его участников [25, с. 2].

Говоря о соотношении малой войны и крупной войны, необходимо отметить, что малая война может выступать и как начало полномасштабной войны, и как её отдельный этап.

Крупномасштабные войны могут переходить в малые войны, а малые войны могут перерастать в крупномасштабные войны, когда меняется стратегический/дипломатический контекст [25, с. 2].

 

Тенденции

По мнению Уильяма Олсона, малые войны вероятно будут преобладающей формой конфликтов в будущем, по сравнению с прошлым, одновременно из-за успешности и неуспешности функционирования международной системы урегулирования такого рода конфликтов. Успешность здесь заключается в способности международного сообщества делегитимизировать межгосударственный конфликт и использовать различные методы и инструменты для его предотвращения или ограничения, а также разрешения. Неуспех же заключается в том, что международное сообщество не в состоянии разрешить саму проблему, которая ложится в основу этого конфликта [19, с. 10].

В документе Командования Корпуса морской пехоты по боевому развитию США, посвящённом малым войнам, выделяются следующие факторы, оказывающие влияние на характер, частоту и природу малых войн в XXI веке:

– несостоятельные государства (обусловливающие возникновение серьезных проблем для национальной безопасности других государств в силу своего характера);

– урбанизация (проведение малых войн все чаще происходит в городской, а не сельской или природной среде, чем, например, ранее чаще характеризовались партизанские войны);

– рост количества и видов потенциальных участников малых войн, либо внешних субъектов, которые оказывают внешнее влияние на их проведение (к числу которых могут быть отнесены неправительственные организации, частные волонтерские организации, средства массовой информации, использующие новые информационные технологии и т.д.);

– скорость и упрощение передачи информации;

– слияние экономических и технологических мощностей, развитие технологий в целом;

– влияние радикальных религиозных идеологий;

– современный терроризм [22, с. 8–17].

Одной из основных причин проведения малых войн является получение доступа к энергоресурсам, а также к чистой питьевой воде и продовольствию [14, с. 324], что также оказывает влияние на основные тенденции, связанные с их проведением в будущем.

Заключение

В Стратегии национальной безопасности США от 2015 г. было заявлено: «Мы отказались от дорогостоящих и масштабных наземных войн… Вместо этого мы сегодня используем более рациональные подходы, в которых отдаем предпочтение целенаправленным и точечным контртеррористическим операциям и коллективным действиям с ответственными партнерами» [7].

24 марта 2018 г. начальник Генерального штаба Вооруженных сил России генерал армии Валерий Герасимов заявил, что «основными особенностями конфликтов будущего станут широкое применение высокоточного и других видов новых вооружений, в том числе робототехнических. Первоочередному уничтожению подвергнутся объекты экономики и система государственного управления противника. Кроме традиционных сфер вооруженной борьбы будет активно задействована информационная сфера и космос» [2].

Асимметричные, преэмптивные, гибридные, малые войны – к сожалению, имеются необходимые и достаточные основания считать, что эти форматы в будущем будут все более часто и активно применяться, наряду с интенсифицируемыми юридическими и дипломатическими войнами.

 

Литература

  1. Антология войны: за 113 лет Америка провела 69 военных кампаний практически во всех уголках планеты // <http://www.asfera.info/news/politics/2014/03/06/antologiya_voyni_za_113_let_amerika_provela_69_voennih_ka_86477.html>. – 06.03.2014.
  2. В Генштабе России назвали возможные особенности войн будущего // <http://www.interfax.ru/russia/605062>. – 24.03.2018.
  3. Война и мир в терминах и определениях: Военно-политический словарь / Под общ. ред. Д.О.Рогозина. – М., 2004.
  4. Вуич И.В.Малая война / Составилъ для руководства въ Императорской Военной Академiи Гвардейскаго Генеральнпго Штаба полковникъ Вуичъ. – Санкт-Петербургъ: Типогр. Эдуарда Праца, 1850. – viii;264 с.
  5. Иванюк С.А. Малая война в стратегии и тактике русской армии на первом этапе Северной войны (осень 1700 – лето 1709 г.): Дис. канд. истор. наук: 07.00.02 / Волгоградский гос. университет. – Волгоград, 2014. – 395 с.
  6. Максимов Б.Суровые британские воины с устрашающими кинжалами // <http://www.bbc.com/russian/uk/2016/01/160129_uk_gurkhas_200_anno>. – 30.01.2016.
  7. Стратегия национальной безопасности США, февраль 2015 г.// http://inosmi.ru/op_ed/20150213/226255885.html. – 13.02.2015.
  8. Beaumont R. Small Wars: Definitions and Dimensions // The Annals of the American Academy of Political and Social Science. – 1995, September. – Vol. 541. – P. 20–35.
  9. Callwell C.E. Small wars: their principles and practice. Third edition. – London: Harrison and sons, St. Martin’s Lane, 1906. – 559 p.
  10. Clausewitz, Von C. Clausewitz on Small War / Edited and Translated by C. Daase, J.W. Davis. – Oxford: Oxford University Press, 2015. – viii; 251 p.
  11. Cohen E.A. Constraints on America’s Conduct of Small Wars // International Security. – 1984, Fall. – Vol. 9. – № 2. – P. 151–181.
  12. Cooper B. Democracies and small wars / Canadian Defence & Foreign Affairs Institute. – Calgary (Alberta, Canada), 2009. – iii; 49 p.
  13. Glasson D. «Big war» air power for «small war» operations // The Royal Canadian Air Force Journal. – 2014, Winter. – Vol. 3. – № 1. – P. 16–27.
  14. Hastedt G.P. American Foreign Policy: Past, Present, and Future. Eleventh edition. – Lanham (USA): Rowman & Littlefield, 2015. – 382 p.
  15. Lacroix-Leclair J., Ouellet E. La «Petite Guerre» en Nouvelle-France 1660-1759: une analyse institut // Revue militaire canadienne. – 2011, automne. – Vol. 11. – № 4. – P. 48–54.
  16. McInnes C. The Gulf War, 1990–1 // Big Wars and Small Wars: The British army and the lessons of war in the twentieth century / Ed. by Hew Strachan. – Abingdon: Routledge, 2006. – xi; 186 p. – P. 162–179.
  17. Melillo M.R. Outfitting a Big-War Military with Small-War Capabilities // Parameters. – 2006, Autumn. – P. 22–35.
  18. O’Brien W.V. The Rule of Law in Small Wars // ANNALS – The AAPSS. – 1995, September. – № 541. – P. 36–46.
  19. Olson W.J. Preface: small wars considered // The Annals of the American Academy of Political and Social Science. – 1995, September. – Vol. 541. – № 1. – P. 8–19.
  20. Olson W. The concept of small wars // Small Wars & Insurgencies. – 1991. – Vol. 2. – № 2. – P. 39–46.
  21. Prater I.M. Rediscovering the Small Wars Manual: A Guide to 21ST Century Warfare // <http://www.dtic.mil/dtic/tr/fulltext/u2/a509384.pdf>. – 2005. – 12 p.
  22. Small Wars / 21st Century / Marine Corps Combat Development Command. – Quantico (Virginia, USA): The United States Naval War College, 2005. – 109 p.
  23. Small Wars Manual / U.S. Marine Corps. – Washington: United States Government Printing Office, 1940.
  24. Strachan H. Introduction // Big Wars and Small Wars: The British army and the lessons of war in the twentieth century / Ed. by Hew Strachan. – Abingdon: Routledge, 2006. – xi; 186 p. – P. 1–20.
  25. What is a Small War? / SWJ Editors // Small Wars Journal. – 06.07.2008. – 4 p.

Источник  Журнал // Право и образование. – 2018. – № 7. – С. 12–23.

 

 

comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике ПОЛИТИКА


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.