Семён Иванович Дежнёв: морской путь между Азией и Америкой.



От великого подвига отважного полярного морехода Семёна Дежнёва и его товарищей до его признания прошло 254 года. До этого, почти 100 лет полного забвения, хотя пролив, который сегодня нам известен как Берингов, по праву мог бы носить имя этого смелого мореплавателя или имя Федота Алексеева по прозвищу Холмогорец, сына Попова.

Памятник Семену Дежневу

В отличии от Витуса Беринга который только приблизился к нему, но пройти его не сумел, команда Дежнёва и Алексеева прошла его полностью ещё в те времена, когда Витус не появился на свет, в 1648 г., это ни в коей мере не умаляет заслуг Беринга, все полярные мореплаватели, без сомнения, были героями, и сегодня плавание в полярных широтах нелёгкое дело, а морские путешествия в то время требовали особого мужества от путешественников.

Знаменитый мореплаватель Джеймс Кук, с чьей лёгкой руки пролив получил имя Берингов, вероятно, ничего не знал о морских походах русских казаков.

Но именно благодаря экспедиции Беринга имя Дежнёва вернулось из забвения. Один из сотрудников этой экспедиции нашёл его отчет в архивах Якутска в 1736 г. и через 22 года в 1758 г. опубликовал его.

Прошло ещё 140 лет прежде чем на картах мира появился мыс Дежнёва, тот самый Каменный Нос, обогнув который ценой неимоверных усилий, экспедиция отважного морехода убедилась, что пролив между континентами существует. Это случилось только в 1898 году, к 250-летию самого подвига.

Карта с указанием пути Дежнева

Цена этого подвига — человеческие жизни, из 90 человек отправившихся в это опасное путешествие, назад вернулось 12 человек.

Семён Дежнёв или Семейка, как он сам себя называл в челобитных, родился в 1605 году. Доподлинно неизвестно в каком месте, но где-то на Севере в землях Поморья. Исследователи ещё не пришли к единому мнению, в Великом Устюге или одном из сел на Пинеге.

Поморы были искусными мореходами, они бесстрашно бороздили просторы Северных морей не один век. Поморские корабельных дел мастера строили поразительные по прочности суда — кочи, выдерживающие натиск арктических льдов. Семён Дежнёв вышел из среды этих смелых и умелых людей и, по-видимому, обладал опытом ледовых походов.

Нужда заставила его пойти на государеву службу. В те времена Сибирь осваивалась очень интенсивно. Для её заселения вербовали людей из разных губерний, в основном из северных районов. Туда же бежали и от жестоких помещиков и от правосудия.

Прослужив некоторое время в Тобольске и Енисейске, Семён Дежнёв отправляется в острог Якутска.

Служба государева в суровом сибирском краю была нелегка и опасна. Казаки собирали «ясак» — подати с местного населения, в основном шкурки соболя и других пушных зверей, которую тогда называли «мягкой рухлядью», в большой цене был «рыбий зуб» или моржовый клык.

Кстати, этот ясак был меньше чем тот, которым облагали их свои князья. Кроме того, взамен местное население получало множество полезных вещей — порох, ружья, железные ножи, котлы и другие железные изделия.

Казаки мирили враждующие племена, усмиряли непокорных. На этом поприще Дежнёв проявил себя человеком умеющим договариваться без применения силы. Он отлично знал якутский язык и жена его была якутянка Абакаяда Сючю, крещёная Абакан, она родила ему сына сахаляра Любима. Сахалярами называли детей от смешанных браков. В Якутске сегодня стоит памятник всей семье Дежнёвых с надписью — «Первому сахаляру». Любим тоже служил потом казаком в Якутске.

Один из наиболее известных эпизодов с участием Дежнёва, когда он сумел договориться с Сахеем Отнаковым — князем одного из якутских племён, который до этого просто убивал казаков, пришедших к нему за ясаком.

Стычки с местным населением не были редкостью. Казаки передвигались небольшими группами и казались легкой добычей, особенно если они везли ясак.

Конвоируя «пушную казну», собранную на реке Яна, Дежнёву и  троим его товарищам, пришлось сражаться с 40 «ламутскими» тунгусами, но казну государеву они отстояли. Тогда же он был и дважды ранен.

После открытия реки Колымы(Ковыми), они заложили острог названный впоследствии Нижнеколымским. Там отряд Дежнёва по разным данным 13 или 18 человек, отразил атаку 500 юкагиров.

Всего за время службы у Семёна Дежнёва было 20 ранений. В челобитных на имя царя он писал, что и кровь проливал, и холод и голод терпел.

Зима в Якутии суровая, — 50 обычное дело, а на полюсе холода Оймяконе, где тоже пришлось служить Дежнёву, и до -60, и ниже бывало, а летом до + 40, вот в таких условиях казаки продвигались на новые земли, закладывали новые поселения, строили остроги, зимовья, исследовали неведомые дотоле территории. Все искали где бы «прибыль государю учинить».

По их отчётам, называемым в то время «отписки», корректировались карты сибирской земли, которая во многом в те времена была «терра инкогнито».

В поисках «северного Эльдорадо» — реки Анадырь, по слухам, богатой соболем, «рыбьем зубом», а возможно и серебром, и золотом,  в 1647 году устюжский приказчик Федот Алексеев, представляющий в Сибири интересы московского купца Алексея Усова, организовал товарищество для похода на восток.

Слухи о неизведанных землях будоражили умы и казаков, и купцов. Многим хотелось первыми проложить к ним путь и первыми ступить на незнакомые берега, манившие своими богатствами. Разведать есть ли пролив за мифическим Каменным носом, который мог бы открыть перспективу морского пути в Китай или к «Новой Земле» — Америке.

Поход не обещал стать лёгкой прогулкой, потому Федот Алексеев, «торговый человек», подал челобитную  с просьбой отправить с ним казаков под командованием человека надёжного и опытного.

Семён Дежнёв, узнав об этом, тоже подал челобитную отпустить его с Федотом, обещая привезти из похода пушнину в казну. Его отпустили, дав при этом «наказную память», по которой он представлял интересы государя в походе.

До сих пор не стихают споры, кто же возглавлял поход приказчик Федот Алексеев или служивый человек Семён Дежнёв, имевший огромный авторитет у товарищей. Оставаясь рядовым казаком, других чинов на тот момент у него не было.

Четыре коча, груженых товарами для обмена с местным населением, вышли из Колымы. Но в тот год пробиться сквозь тяжёлые льды им не удалось.

На следующий год кочей было уже шесть, и Дежнёв влез в долги, но снарядил собственное судно.

Перед походом появился Герасим Анкудинов, пытавшийся всевозможными интригами отобрать «наказную грамоту» у Дежнёва и самому возглавить экспедицию.

Человек он был неординарный, отчаянно смелый и имел репутацию «вора». Анкудинов собрал под своим крылом беглых казаков и просто разбойников, на них не раз поступали жалобы за грабёж и промышленных людей и простых казаков, но у местного начальства на него управы не было.

И тем не менее, его интриги не увенчались успехом, только нервы изрядно потрепал. Дежнёв напротив имел репутацию благоразумного и доброжелательного человека, пользовавшегося доверием и товарищей и приказчиков.

Тогда Анкудинов решил присоединиться к каравану, начальство не препятствовало, рассудив, что чем больше людей пойдёт, тем больше может быть прибыль. Его коч стал седьмым судном в экспедиции.

90 отважных мореходов на семи кочах в июне 1648 года покинули Колыму и отправились навстречу опасностям Северного Ледовитого океана.

Океанские воды в тот год были свободны ото льда, но суровая Арктика взяла свою дань за проход по её морям — четыре коча погибли в жестоких штормах. Тех же кому удалось выбраться на берег, добили прибрежные племена. Местное население гостей не жаловало.

Обогнуть Чукотский полуостров, пройти сквозь полосу пенных бурунов, мимо того самого Чукотского Каменного Носа, глубоко вдающегося в море, сумели только три коча — Дежнёва, Алексеева и Анкудинова.

Анкудинов за Каменным Носом тоже потерпел крушение, несмотря на неприязнь к нему, команду «разбойных людей» этого коча удалось спасти, разместив на двух оставшихся.

Продвигаясь вдоль побережья, мореплаватели обследовали прибрежные земли и острова, в отписках, составленных позднее Дежнёвым, он рассказывал о географических особенностях, о морских течениях, о народах проживающих в этих местах.

Зная, что за ними придут другие, Дежнёв, пытался собрать как можно больше сведений о новых землях.

Морское путешествие закончилось в конце сентября, когда очередной шторм повредил коч Дежнёва. Второй коч с Алексеевым и Анкудиновым на борту был унесён бушующими волнами в неизвестном направлении.

25 человек выбросило на пустынный берег примерно в 900 км. к югу от устья реки Анадырь. Дальше они отправились пешком, на самодельных лыжах преодолели путь назад к реке за 10 недель.

Тяжёлое испытание, «босы» и «наги», с минимальным запасом продуктов, бросив все товары на берегу, они шли по хребтам Корякского нагорья, «пути не зная». Добравшись до реки, они «рыбы поймать не сумели». Кроме того, в тундре леса не было, так что строили себе жилища из снега.

Половина отряда отправилась вдоль берега искать помощи, но безрезультатно. Через 20 дней вернулось только трое, остальные обессиленные, не дойдя до лагеря 3 версты, заночевали в снегу. Дежнёв послал к ним на подмогу, но там уже никого не было.

С трудом пережив зиму, 12 человек оставшихся в живых весной соорудили лодки и поднялись вверх по реке около 600 км .в более лесистый район. Там построили зимовье и стали обживаться. Чуть позже, на этом месте был основан Анадырский острог.

Подкрепление пришло на третий год. Через горы и тундру казачий отряд Семёна Моторы проложил сухопутный путь из Колымы до реки Анадыря.

11 лет пробыл Семён Дежнёв На Анадыре. Исполняя службу государеву, обсаячивал местные племена. В поисках зверя пушного и зверя морского с «рыбьем зубом» обошёл огромную территорию. В следствии чего, составил подробный чертёж всего бассейна реки Анадырь.

Передав дела, приехавшему на смену, Курбату Иванову, Дежнёв с собранным за эти годы ясаком, отправился в Якутск. Поселение, основанное им, и местные племена ещё долго вспоминали его добрым словом, насколько вольготно при нём им жилось. У нового начальства порядки были намного строже.

До Якутска сухопутным путём добирался почти два года. Ясак, привезённый им, был настолько огромен, что у якутской «приказной избы» не хватило средств, чтобы расплатиться с ним. Отписки о путешествии и службе на Анадыре якутский воевода благополучно сдал в архив, где их и обнаружили почти через век.

Все собранные богатства якутские власти отправляли в Москву, с отрядом казаков, охранявших караван, Дежнёв был послан в столицу, путь туда тоже занял 2 года.

Там он подробно рассказал о походе через пролив, нарисовал чертежи. За службу его наградили чином атамана и заплатили жалование, он не получал его 19 лет. В Москве тоже не нашли денег, чтобы расплатиться полностью и большую часть выплатили сукном.

Следующий конвой пушнины и моржового клыка в столицу для Дежнёва стал последним. В 1673 году в возрасте 68 лет закончился жизненный путь смелого морехода и землепроходца на московском погосте.

И всё-таки он родился под счастливой звездой, судьба хранила Семейку Дежнёва, чтобы он мог рассказать о подвигах русских казаков, пусть через века, но имя его засияло золотыми буквами среди ста знаменитых первооткрывателей мира и, в память о великом подвиге, его имя было увековечено в названии того мыса, обойдя который казаки доказали, что есть морской путь между Азией и Америкой.

Источник trickythoughts.ru

comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике ИСТОРИЯ


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.