Моя жизнь — футбольный матч



С 14 июня по 15 июля Россия принимает главный футбольный турнир — чемпионат мира по футболу — 2018. Как поддержать сборную России? Ходить на матчи, рисовать плакаты или слагать песни — учимся у известных футбольных болельщиков, которые посвящали свое творчество захватывающему виду спорта.

На изображении Футбол в картинах А.Дейнеки

Футболист Владимир Набоков

 Владимир Набоков начал играть в футбол, когда еще учился в Петербургском Тенишевском училище, которое основал Вячеслав Тенишев — русский этнограф, археолог, муж известной меценатки Марии Тенишевой. В 1919 году семья Набоковых эмигрировала, будущий писатель поступил в Тринити-колледж при Кембридже и продолжал играть в местной команде.
Я был помешан на голкиперстве. В России и латинских странах доблестное искусство вратаря искони окружено ореолом особого романтизма. За независимым, одиноким, бесстрастным, знаменитым голкипером тянутся по улице зачарованные мальчишки. Как предмет трепетного поклонения, он соперничает с матадором и воздушным асом. Его свитер, фуражка, толстозабинтованные колени, перчатки, торчащие из заднего кармана трусиков, резко отделяют его от остальных членов команды. Он одинокий орел, он человек-загадка, он последний защитник.
Владимир Набоков, книга воспоминаний «Память, говори»

А в перерывах между обучением и тренировками Набоков писал стихи.

Вы проходили там, где дружественно-рьяно
играли мы, кружась под зимней синевой.
Отрадная игра! Широкая поляна,
пестрят рубашки; мяч живой
то мечется в ногах, как молния кривая,
то — выстрела звучней — взвивается, и вот
подпрыгиваю я, с размаху прерывая
его стремительный полет.
Отрывок из стихотворения Владимира Набокова «Football», 1920 год

В 1922 году писатель переехал в Берлин. Там он стал вратарем одной из русских эмигрантских команд. В 1932 году во время матча с немецким клубом заводских рабочих мяч угодил голкиперу в голову, и, по воспоминаниям писателя, врачи его «замертво унесли с поля». После травмы футбольная карьера Набокова закончилась.


«Спортивный художник» Александр Дейнека

Художник и монументалист Александр Дейнека посвятил спорту немало плакатов, полотен, мозаик и скульптурных композиций.

Спорт — увлекательное зрелище. Слово «равнодушие» к нему неприменимо. Я наслаждаюсь красотой вольных движений, стремительностью бегунов, упругостью прыгунов, живописностью голубого неба и зеленого поля… Спорт вмещает все оттенки ощущений. Он лиричен. Он мажорен. В нем много оптимизма. В нем начало героического.
Александр Дейнека

 Дейнека состоял в ОСТе — Обществе художников-станковистов. На их экспрессивных картинах оживала мощь Советского государства — молодого, сильного, покоряющего вершину за вершиной в любой сфере, будь то промышленность, сельское хозяйство или спорт. Александр Дейнека первым из советских живописцев привлек внимание к телу спортсмена и эстетике движения. В студенческие годы художник занимался волейболом и боксом, но свою первую картину на спортивную тематику посвятил футболу.
В двадцать четвертом году я впервые выставлялся. Писал футбол. Игру любил, знал ее, как тысячи моих сверстников, как десятки тысяч взволнованных. Игра каждый раз наталкивала меня на желание написать картину. Наделал десятки рисунков, и, набрасывая один из многих неудачных эскизов, я обнаружил — эскиз не укладывается в композиционные нормы знакомых картин. Я компоновал новое пластическое явление и вынужден был работать без исторических сносок. Я догадался написать то, что многих волновало, интересовало. В моем творчестве была удача. Игра натолкнула меня на свой самостоятельный язык.
Александр Дейнека, книга-альбом «Из моей рабочей практики»

За первой работой последовали и другие картины, посвященные этому виду спорта. Для реалистичности и композиционной точности Дейнека советовался с футболистами — он называл их «разговаривающими натурщиками». Например, когда художник создавал полотна «Футболист» и «Вратарь», он общался с футболистами братьями Старостиными — Николаем, Александром, Андреем, Петром.


Болельщик Юрий Никулин

Любовь к футболу будущему актеру привил его отец — Владимир Никулин. Он собирал книги, посвященные этому популярному виду спорта, а в родном Демидове создал и стал тренировать первую команду.

Лет до десяти к футболу я относился равнодушно, но отец все-таки часто водил меня на стадион посмотреть очередной матч. При этом, обращаясь к матери, он восклицал:
— Боже мой, ну что у нас за сын — никак к спорту не может привыкнуть!
Отец хотел, чтобы я знал и любил спорт.
И своего он добился. Я полюбил футбол и яростно болел за «Динамо», а отец — за «Спартак». Спорили мы, отстаивая каждый свою команду, до хрипоты».
Юрий Никулин, книга воспоминаний «Почти серьезно»

 В доме футбольных болельщиков Никулиных существовали свои традиции. В одной из комнат стена была увешана таблицами первенства страны, плакатами из журналов, портретами игроков. Юрий Никулин рисовал фигурки футболистов на картоне, раскрашивал, вырезал и прикреплял там же. Игроков «хороших» команд будущий артист рисовал статными и волевыми, а «плохих» — с распухшими лицами. Никулин и сам был не прочь погонять мяч, правда после «футбольных баталий» не раз приходилось собирать деньги на стекольщика.

Во время Великой Отечественной войны будущий артист служил на фронте, где некоторое время даже тренировал команду дивизиона. Демобилизовали его лишь в мае 1946 года. Первое, что сделал Никулин, вернувшись в Москву, — поехал на стадион.

Успели как раз к перерыву. Отец стоял у контроля. Я еще издали заметил его сутулую фигуру в знакомой мне серой кепке.
— Папа! — заорал я.
Отец поднял руку, и мы кинулись друг к другу. Пока мы целовались, Шурка кричал контролерам:
— Глядите! Глядите! Они всю войну не виделись! Он вернулся! Это отец и сын!!
Под эти крики мы вдвоем с Шуркой прошли мимо ошеломленных контролеров на один билет.
Не помню, как сыграли в этот день «Спартак» и «Динамо», но матч стал для меня праздником.
Я в Москве. Дома. И как в доброе довоенное время, сижу с отцом и Шуркой Скалыгой на Южной трибуне стадиона «Динамо», смотрю на зеленое поле, по которому бегают игроки, слышу крики и свист болельщиков и думаю: «Вот это и есть, наверное, настоящее счастье».

Футбольные песни Владимира Высоцкого

За какую футбольную или хоккейную команду я болею? За хорошую — за ту, которая лучше. <…> Ну, это ведь, в общем, детская болезнь такая — «болеть». Нет, я не болею — я здоров абсолютно психически. <…> я думаю, что если бы я болел по-настоящему, то помер бы на каком-нибудь матче. Я тоже раньше болел за разные команды; потом, когда пообщался со спортсменами разных команд, я перестал выделять какую-либо одну. Поэтому я предпочитаю болеть, когда наши играют с кем-нибудь из заграничных команд, — вот тогда я болею.
Из выступления перед зрителями в 1970-е годы

Известный бард посвятил футболу пять песен. В них — впечатления от ярких мировых чемпионатов и советских турниров, слова поддержки уважаемым игрокам, своеобразная философия болельщика. Каждый текст — мини-история, в которую надо вслушаться.

«Песня про правого инсайда», 1968 год

Мяч затаился в стриженой траве.
Секунда паузы на поле и в эфире…
Они играют по системе «дубль-ве»,
А нам плевать, у нас — «четыре-два-четыре».

«Разговор с женой после чемпионата мира по футболу», 1970 год

Комментатор из своей кабины
Кроет нас для красного словца, —
Но недаром клуб «Фиорентины»
Предлагал мильон за Бышовца.
Что ж, Пеле, как Пеле,
Объясняю Зине я,
Ест Пеле крем-брюле,
Вместе с Жаирзинио.

«Вратарь», 1971 год

Да, сегодня я в ударе, не иначе —
Надрываются в восторге москвичи, —
Я спокойно прерываю передачи
И вытаскиваю мертвые мячи.

Марш футбольной команды «медведей», 1971 год

Когда лакают
Святые свой нектар и шерри-бренди
И валятся на травку и под стол,
Тогда играют
Никем непобедимые «Медведи»
В кровавый, дикий, подлинный футбол.

«Не заманишь меня на эстрадный концерт», 1971 год

Не заманишь меня на эстрадный концерт,
Ни на западный фильм о ковбоях:
Матч финальный на первенство СССР —
Мне сегодня болеть за обоих!


«Футболиада» Евгения Евтушенко

Я всю жизнь играл в футбол. Моя жизнь в какой-то степени — это футбольный матч. Футбол — это религия.
Из выступления Евгения Евтушенко в 2009 году

 Евгений Евтушенко, как и Никулин, с детства болел за московское «Динамо». Его поэтический путь был связан со спортивной стезей: первые стихотворения поэта опубликовали в газете «Советский спорт» в 1949 году. Позже поэт посвятил футболу немало стихов. Он восхвалял героев футбольных схваток, описывал эмоции после важных матчей и рассказывал современникам о прошлых победах — как в стихотворении о первой послевоенной игре советских и немецких спортсменов.
Нет стран, чья история — лишь безвиновье,
но будет когда-нибудь и безвойновье,
и я этот матч вам на память дарю.
Кто треплется там, что надеждам всем
крышка?
По-моему, я — тот же русский мальчишка,
и я, как свидетель, всем вам говорю,
что брезжило
братство всех наций в зачатке —
когда, молодой еще, Яшин, перчатки
отдал, как просто вратарь вратарю.
Отрывок из стихотворения Евгения Евтушенко «СССР — ФРГ: 1955 год (репортаж из прошлого века)»

В 2009 году Евтушенко опубликовал книгу «Моя футболиада», которую писал больше 40 лет. В ней автор в прозе и стихах рассказал о своей любви к футболу и советских легендах спорта 1950–60-х годов — Эдуарде Стрельцове, Алексее Хомиче, Льве Яшине и других.

Автор: Татьяна Григорьева

Источник culture.ru

comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике КУЛЬТУРА


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.