“Я себе уже все доказал…”



Умер Станислав Говорухин.

На 83-м году жизни умер Станислав Говорухин. Общественный и политический деятель, депутат Государственной думы, председатель Комитета по культуре, экс-кандидат на пост президента РФ, но прежде всего, конечно, автор многими поколениями любимых фильмов, кинорежиссер, киноактер, кинопродюсер.

По первому образованию геолог, он пошел учиться кино в мастерскую Якова Сегеля во ВГИКе и закончил ее с отличием. И на всю жизнь впитал главный урок, полученный от учителя: снимать кино человечное, душевное, трогающее за живое, – но при этом такое, чтобы было интересно смотреть. Долго работал на Одесской киностудии и там снял первый снискавший оглушительный успех фильм – картину об альпинистах “Вертикаль”, где открыл массовому зрителю актера Владимира Высоцкого. В поисках увлекательных романтических сюжетов обращался к Даниелю Дефо (“Жизнь и удивительные приключения Робинзона Крузо”), Марку Твену (“Приключения Тома Сойера и Гекльберри Финна”), Жюлю Верну (“В поисках капитана Гранта”), Агате Кристи (“Десять негритят”). Но самым триумфальным оказался пятисерийный телефильм “Место встречи изменить нельзя” по роману братьев Вайнеров “Эра милосердия” с тем же Владимиром Высоцким. Эта картина, по характеристике Георгия Вайнера, “обладает каким-то магически-магнетическим свойством, заставляя людей смотреть ее снова и снова”. Фразы из фильма разошлись на цитаты, и в какой-то мере успех этой истории о работе угрозыска спровоцировал и рост интереса к уголовной тематике и быстрое размножение разнокалиберных “ментов” на наших телеэкранах. Читавшие роман заметили смещение нравственных оценок: энергетика и мощное обаяние Высоцкого сделали образ Жеглова с его сомнительным принципом судить не столько по закону, сколько по понятиям, в глазах публики безусловно положительным.

Московский период жизни Станислава Говорухина начался с кинопублицистики – с сенсационного документального фильма “Так жить нельзя”. Это был очень крутой поворот в творчестве уже сложившегося, казалось, мастера “зрительского”, “легкого”, в основе – “развлекательного” кино. Словно накопилась в нем тревога, даже ярость по поводу того, что происходило в СССР времен перестройки, разбудившей в стране тектонические, грозные и непредсказуемые силы. Говорухин собрал в этом фильме документальные свидетельства подспудных, не всегда видимых глазу процессов: бессилия милиции перед нарастающей преступностью, сращивания криминала с властью, углубляющейся пропасти между богатеями, быстро наращивающими капитал, и все более массовой беднотой населения. Важное место в фильме заняли съемки, сделанные в США и странах Европы – контраст между жизнью “у них” и “у нас” потрясал воспитанных советской пропагандой зрителей: они едва ли не впервые открыли для себя, что мир живет и богаче, и надежнее, и благополучнее, что нам не грех у него поучиться. Впрочем, настоящую альтернативу социальной катастрофе режиссер тогда видел в опыте “России, которую мы потеряли”, и через пару лет снял второй фильм будущей документальной трилогии – о России 1913 года, стране всеобщего процветания, способной прокормить весь мир. Разумеется, он немилосердно идеализировал и страну, и эпоху. Фильм приходил в противоречие и с фактами, и со свидетельствами современников агонии царской России, но умело подобранные кинокадры и фотодокументы производили на публику сильное впечатление, антикоммунистический пафос автора картины убеждал страстностью послания, миф о потерянном рае овладевал умами.

Этот период “бури и натиска” в творчестве Говорухина продолжил снятый на закате тысячелетия фильм “Ворошиловский стрелок” – о ветеране войны, который не мог добиться справедливости от властей и вступил в бой с наглеющим капиталом в одиночку. Методы, которыми действовал герой, были абсолютно противозаконными, но опять-таки страсть, с которой был сделан фильм, и убежденность, с какой играл главную роль Михаил Ульянов, оказались заразительны – картина идеально выражала умонастроения взъерошенного, съехавшего с катушек времени и стала культовой.

Ему доверяли и симпатизировали все – от самых простых зрителей до президента страны

Говорухин и в качестве актера принимал тогда участие в фильмах тоже взъерошенных, знаковых, выражавших активную позицию авторов, стремившихся искусством повлиять на ход эпохи: “Асса” Сергея Соловьева с ее лозунгом “Мы ждем перемен!”, “Сукины дети” Леонида Филатова – тоже яростный протест против удушения искусства властями…

В 2000 году Говорухин выдвинул свою кандидатуру на пост Президента Российской Федерации, набрав 0,44% голосов.

С приходом нового века в творчестве режиссера произошел новый поворот – он словно успокоился, посолиднел и опять обратился к литературе, причем выбор произведений теперь уже не казался таким же последовательным и не обнаруживал внятной тенденции: “Благословите женщину” по повести Грековой, где он открыл зрителям актрису Светлану Ходченкову, “Не хлебом единым” по некогда популярному, но утратившему актуальность роману Дудинцева, “Пассажирка” по Станюковичу, замечательная “Артистка” и менее удачный “В стиле jazz” по малоизвестным пьесам Валерия Мухарьямова и Ксении Степанычевой. Общественная деятельность и все более активное участие в политических процессах отнимали много сил и времени, творчеством мастер теперь занимался урывками.

Его последним фильмом стала экранизация рассказов Сергея Довлатова “Конец прекрасной эпохи”. Название звучало иронично. Контуры новой прекрасной эпохи, которая грезилась мастеру, все еще тонули в тумане. Оставалась убежденность: так жить – нельзя!

Из интервью Станислава Говорухина “Российской газете”

Об артхаусе

Тяжело сидеть, поглядывая на часы: сколько там осталось до конца? И нет сил бороться со сном. Конечно, настоящее искусство требует душевной работы, но оно должно быть еще и захватывающе интересным. Ни от “Войны и мира” Толстого, ни от “Вешних вод” Тургенева, ни от фильма “Летят журавли” нельзя оторваться. Зачем же трудиться, осваивая драматургическую невнятицу, какую нам предлагает так называемое “интеллектуальное кино не для всех”?

О роли кино

Время не сваливается с небес, его делают люди, его созидает культура. Что воспитывает ребенка? Семья, школа, улица, литература, искусство. Но семья у детей авторитет потеряла. В школе престиж профессии учителя упал. Улица стала криминальной. Литература перестала учить: ее мало кто читает. А значит, в духовном воспитании молодых больше не участвуют великие духовные педагоги, взрастившие многие поколения. Остается кино, которое сегодня – важнейшее из искусств. Важнее, чем при Ленине. Раньше смотрели один фильм в неделю, а сегодня – семь в день. Что предлагает кино людям? Вот я смотрю фильмы молодых режиссеров – и все время чувствую недостаток опыта, смешанный с цинизмом. Видно, что они не служили в армии, не пробовали жизни, не знают Россию. Чувствуется даже недостаток общего образования. Чему они могут научить?

О пустоте

Оскар Уайльд хорошо сказал: художник отражает не жизнь, а себя. Если не знаешь жизнь и собственную историю, если ничего не читал, – что тогда в тебе отражать? Отразится пустота. Отразится всеобщая “недообразованность”, которая сказывается на уровне кинематографа и режиссуры как профессии. Видно, что человек не приучен к чтению: если бы он знал и любил литературу, он выбирал бы драматургический материал совсем другого уровня.

О роли культуры

У публики наших новых кинотеатров другой юмор – вы посмотрите шуточки “Комеди клаб”! Я это все воспринимаю как духовную, нравственную катастрофу. Россию можно уничтожить только одним способом – переломив духовный хребет. А где нация черпает свои духовные силы? Только в своей истории, культуре, искусстве. Но вы хоть раз слышали в президентских посланиях Федеральному собранию слово “культура”? А ведь сегодня ключевая задача – не потерять следующее поколение. Оно должно учиться в хорошей школе, должно знать историю своей страны, ее литературу, ее гениев. И воспитываться на нормальных фильмах. Тогда Россия выживет.

О телевидении

Во Франции телевидение бережет свою историю и культуру, делает передачи научные, познавательные, передает классику. А у нас во время фильма шесть-семь раз врезается реклама. Разрушается все впечатление. Кино в глазах зрителя становится месивом отрывков, которые не должны “грузить”, а должны развлечь. Говорят, без рекламы ТВ не выживет. Оно-то как раз выживет, просто миллиардеров там не будет. Надо найти меру. Но там же хотят всего и сразу – чтобы за полгода стать миллиардерами. Причем за счет общества.

О смене убеждений

Еще Толстой говорил: человек должен менять убеждения – стремиться к лучшему. Меняется мир, ситуация в стране, ты приобретаешь новый опыт, новые знания – как же тут не меняться? А тот, кто не меняется, называется ортодокс. А я – не ортодокс, я меняюсь.

Об удаче

Мне близки картины, которые напоминают, что жизнь – полосатая, и за периодом неудач всегда придет время твоего праздника. Надо мириться, ждать, ловить удачу. Человек должен быть готов к удаче. Как бывает в игре: человеку не везет, но он ждет своей удачи, и когда она приходит на пять минут, надо эти пять минут использовать так, чтобы отыграть все проигранное и еще выиграть. Просто нужно быть готовым к счастливому повороту своей судьбы. Чтобы свою удачу не пропустить.

О женщинах

Раньше я все время снимал о мужиках. А женщина, мне кажется, – существо более загадочное и сложно организованное, поэтому я и не решался подступиться к этой теме, пока был молод. И только теперь, кажется, начинаю в них что-то понимать. Поэтому снимаю “Пассажирку”.

О возрасте

По моим наблюдениям, у всех режиссеров после 60 лет начинается маразм. Но есть люди, которые давно перешагнули возрастной рубеж, но думают, что у них по-прежнему такие же ясные мозги, такая же быстрая реакция, что они лучше всех остальных во всем разбираются – вот это опасно. Их ждет стопроцентный провал.

О вере

Наша православная церковь не меняет и не хочет менять свои установки. Она по-прежнему держится за свое особое Рождество, за юлианский календарь, и так далее. И все стремится прибрать к рукам – отдай им то Рязанский кремль, то еще что-то. Церковь снова превращается в главного помещика страны. Я был верующим, но с той поры, как вдруг все стали верующими и стоят со свечечками, не зная, как их держать, – я перестал быть таковым.

О зрителе

Мой зритель еще не умер, но он в кинотеатры больше не ходит – у него нет для этого денег, и ему противно, что там все время хрустят кукурузой и разговаривают по мобильникам.

Прямая речь

Владимир Мединский, министр культуры РФ:

– От нас ушел Станислав Говорухин.

Дар этого выдающегося человека не оставлял равнодушным никого, а творческие посылы настолько сильно влияли на умы людей, что целые поколения избирали героев картин Говорухина в качестве нравственных ориентиров. Станислав Сергеевич обладал твердым, несгибаемым характером, всегда и несмотря ни на что стремился добраться до истины и рассказать о ней. Эта редкая черта позволяла ему во все времена оставаться честным перед собой и зрителем, затрагивать наиболее острые, животрепещущие, порой “неудобные” темы.

Свою жизнь Станислав Сергеевич посвятил служению отечественной культуре, болел за нее всем сердцем. Как режиссер, как актер, как деятель. Я имел счастье общаться с мастером не только в рабочей, но и в личной обстановке и с гордостью могу назвать Станислава Сергеевича своим учителем и наставником, к которому в любой ситуации можно было обратиться за мудрым советом, найти в его лице помощь и поддержку. Для меня, как и для миллионов россиян, его кончина – это огромная, невосполнимая утрата, окончание целой эпохи.

Выражаю глубокие соболезнования всем родным, близким и поклонникам таланта Станислава Сергеевича Говорухина. Его имя и его наследие останутся с нами навсегда.

Александр Митта, кинорежиссер, народный артист РФ:

– Все скажут о Говорухине одно: только самое лучшее. Вся его жизнь – на виду. Картины снимал – они все были видны и многое значили. Хорошо бы отметить, что он снял не только масштабные фильмы, но и прекрасную детскую картину “Приключения Тома Сойера и Гекльберри Финна”, которую сами американцы считают лучшей экранизацией книги. Говорухин – прекрасный актер – как он украсил картину Сергея Соловьева “Асса”. А его действия в Думе – это был хороший контраст со многими другими: он работал по делу, очень продуктивно, и все это были назревшие вещи, которые серьезно помогали развитию нашего кино. Говорухин был таким человеком, которого уважают все. А те, кто знает близко, относятся к нему с большой симпатией.

Наталья Мокрицкая, продюсер:

– Мы в ним вместе не работали, но дружили. Станислав Сергеевич для меня – важный человек. Он, в отличие от многих кинематографистов, всегда следил за работами других, особенно за молодыми режиссерами и актерами, и был заинтересован и в развитии советского, и российского кино. Он продолжал традицию старых мастеров, которые учили и смотрели, как развивается кинематограф, которым не все равно, что произойдет с построенным ими зданием. Недаром на “Кинотавре”, который Говорухин старался не пропускать, он мог любить и не любить, но смотрел все. Он был любопытный, живой, эмоциональный и очень молодой. И его картина “Конец прекрасной эпохи” по энергии, камере, актерским работам и режиссуре помоложе работ многих других режиссеров, которые гораздо моложе его по возрасту. Мне лично будет его очень не хватать, потому что я могла в любой сложной для меня ситуации, как кинематографической, так и любой другой, позвонить ему. Он помогал всегда: и советом, и делом.

Он очень ратовал за кино.

Леонид Ярмольник, артист, продюсер:

– Мы дружили много лет. И ничего здесь не скажешь – как-то косяком уходит время, уходят люди. Ушел он, как по-моему, так рано, но Станислав Сергеевич болел, мы очень ждали лучшего, а он держался до последнего. Очень грустно – уходят люди, замены которым нет, похожих нет. Он – удивительный художник, мастер, друг, который создал целое время. Добрейший, очаровательный, простой, несмотря на славу и на его значимость. Ему доверяли и симпатизировали все – от самых простых зрителей до президента страны. В Говорухине была какая-то правда жизни, и он давал простым людям надежду, что сможет объяснить им все на их языке. И именно из-за того, что обладал исключительным доверием, Говорухин часто вмешивался в общественную жизнь страны. Он не был человеком, который поддакивает, а таким, кто высказывает свою точку зрения. За это его уважали коллеги и избиратели. Когда уходят такие, как Говорухин, возникают дыры, которые уже ничем не заполнить. Во всяком случае в моей жизни так и есть.

Подготовила Сусанна Альперина

Источник rg.ru

comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике КУЛЬТУРА


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.