Когда проснутся сирийские С-300? Как русский Генштаб обводит Израиль и США вокруг пальца



После позавчерашнего появления в мировых средствах массовой информации новости о проведении внезапной закрытой встречи между западноевропейскими постпредами при ООН в Швеции по вопросу начала «введения в активное действие» обходной 377-й резолюции «Единство во имя мира» окончательно прояснилась грядущая стратегическая линия Запада по устранению Москвы из всех без исключения процессов рассмотрения важнейших военно-политических вопросов в различных регионах мира. В соответствии с опытом середины XX века, когда нашим так называемым «партнёрам» удалось легко развязать кровопролитнейшую Корейскую войну 1950—1953 гг. в обход советского вето в Совбезе, можно говорить об успешности данной резолюции применительно к соблюдению интересов.

Если на текущий момент проамериканские постоянные члены СБ ООН только лишь планируют согласовать уставные тонкости применения вышеуказанной резолюции в ходе ещё нескольких встреч за последнюю неделю апреля, то итоговая реализация этой затеи позволит им незамедлительно претворить в жизнь наиболее непредсказуемые идеи как относительно развязки сирийской компании, так и применительно к ситуации с односторонним вводом псевдомиротворческого контингента на захваченные украинскими войсковыми формированиями территории Донецкой и Луганской народных республик. Наблюдающиеся предпосылки к майской эскалации боевых действий на донбасском театре военных действий мы рассмотрим в наших следующих работах, а в сегодняшнем обзоре снова вернёмся к рассмотрению ситуации с поставками в Сирию передовых средств противовоздушной и противоракетной обороны, а также деталями их применения в случае дальнейших ракетных атак коалиции.

Примерно неделю назад на просторах западного интернета и рунета со ссылкой на информированные источники в провинции Тартус появились первые данные о возможной переброске в Сирийскую Арабскую Республику неопределённого количества зенитно-ракетных дивизионов С-300 неизвестной модификации. Было сообщено, что комплексы доставлены в республику в отсеке для бронетехники большого десантного корабля (БДК) пр. 1171 «Николай Фильченков», приписанного к Черноморскому флоту ВМФ России и разгружены под аэрозольной завесой для сокрытия зоркого оптико-электронного комплекса SYERS-2B/C, установленного в поворотной турели дрона RQ-4B «Global Hawk». Масла в огонь также подлила информация от онлайн-мониторов воздушного трафика о прибытии на авиабазу Хмеймим тяжёлого транспортного самолёта Ан-124 «Руслан», который в 2015 доставил в Сирию первый С-400 «Триумф», и заявление посла Сирии в России Рияда Хаддада о том, что «трёхсотки» уже на протяжении месяца состоят на вооружении войск ПВО САР. Несмотря на всё это противоречивое информационное движение, наши военно-дипломатические источники и другие структуры, близкие к Минобороны и ГШ ВС России, не торопятся говорить о передаче сирийской армии «трёхсотых» как о свершившемся факте. В чём же здесь причина?

Это может быть попытка наших оборонных структур полностью дезинформировать противника о каких-либо сроках поставки, а тем более о наличии комплексов С-300 у Дамаска, что на практике создаст такой эффект оперативной внезапности, который способен вынудить коалицию к полному изменению тактики грядущих ракетных ударов в момент, когда экипажи «Ривет Джойнтов» или «Рапторов» впервые обнаружат на индикаторах комплексов радиотехнической разведки 55000 и AN/ALR-94 «маркеры», указывающие на работу низковысотного обнаружителя 76Н6, дивизионного радиолокационного обнаружителя 64Н6 и радара подсвета и наведения 30Н6Е. А это, в свою очередь, оттянет дату нанесения следующего мощного удара, позволив ещё солиднее укрепить сирийскую ПВО.

Важной деталью является тот факт, что обнаружить дивизионы «трёхсотых» у ВВС США и Израиля не получится до тех пор, пока вышеуказанные радиолокационные средства не начнут работу на излучение. К примеру, пусковые установки 5П85СД(СЕ) с радарами 30Н6Е, 76Н6, а также 5Н63С(54К6Е) могут ожидать приказа о приведении в боевое положение, находясь на восточных склонах горной цепи Любнан-эш-Шаркия, да ещё и под прикрытием универсальных маскировочных масок-комплексов УМВ-1/2 или бескаркасных масок типа «Шатер», во много раз снижающих радиолокационную, инфракрасную сигнатуру, а также оптическую заметность для средств воздушной и космической разведки в РЛ- и оптическом диапазонах.

В данном случае горные массивы выступают в качестве естественного «экрана» местности, скрывающего присутствие С-300 от АФАР-радаров с синтезированной апертурой AN/ZPY-2, установленных на «Глобал Хоуках», которые барражируют западнее гор «Любнан-эш-Шаркия». Когда на замаскированный командный пункт 54К6Е от самолёта ДРЛОиУ А-50У и орбитальной разведывательной группировки поступит информация о пуске с морских и воздушных носителей крылатых ракет противника, буквально за 20 минут все элементы комплекса могут выдвинуться на заранее известные позиции, развернуться за 5 минут и ожидать момента, когда «Tomahawk», другие средства воздушного нападения, включая низколетящую тактическую авиацию, окажутся в пределах радиогоризонта и радиуса действия комплекса.

Логично предположить, что сирийские расчёты С-300 будут готовить по принципу «развернулся — отработал — покинул позиции», с акцентом на минимизацию времени боевой работы дивизиона в зоне обзора воздушных средств радиолокационной и радиоэлектронной разведки противника, поскольку было бы крайне глупым решением переводить дорогие зенитные управляемые ракеты на перехват обычных противорадиолокационных ракет AGM-88E AARGM, которых на вооружении только одного палубного авиакрыла тактических истребителей F/A-18E/F может быть около 200! Да и относительную сохранность зенитно-ракетной группировки С-300 в Сирии можно гарантировать исключительно благодаря вышеуказанной тактике «быстрых массированных перехватов и ухода с позиций», поскольку буквально по каждому из нескольких дивизионов ВВС Израиля и палубная авиация ВМС США, обладающие полным численным превосходством, могут применить буквально до сотни различных элементов высокоточного оружия (от сверхмалоразмерных планирующих авиабомб «Spice-250» и GBU-53/B SDB до тактических ракет AGM-84H SLAM-ER и «Popeye-II»).

Отдельный разговор о надувных моделях элементов «трёхсоток», которые могут быть переданы инженерно-маскировочным подразделениям Сирийской арабской армии. Данные модели, развёртываемые в кратчайшие сроки, обладают схожими оптическими параметрами и эффективной поверхностью рассеяния с настоящими пусковыми установками, радарами и ПБУ комплекса, что позволяет сбить с толку практически любое средство воздушной разведки, от «Глобал Хоука» до самолёта стратегической радиолокационной разведки и наземного целеуказания E-8C «J-STARS», снабжённых наиболее совершенными бортовыми радиолокационными комплексами на базе активных ФАР AN/ZPY-2 MP-RTIP и AN/APY-3. Благодаря высокочастотному сантиметровому Х-диапазону работы эти комплексы способны получать радиолокационное изображение сверхвысокого разрешения в режиме синтезированной апертуры, по которому возможна классификация, а в некоторых случаях и идентификация единиц надводной и наземной техники. Но надувные макеты способны обвести вокруг пальца и эти радары, но только до тех пор, пока не заработает радиолокатор подсвета настоящего комплекса.

А теперь о наиболее «пикантных» технологических деталях, которые вселяют реальные страх и неуверенность в лётный состав палубной авиации Военно-морских сил США и лётчиков ВВС Израиля. Весь фокус здесь в том, что ни Тель-Авив, ни Вашингтон, учитывая степень «закрытости» процесса доставки «трёхсотых» в Сирийскую Арабскую Республику, вряд ли смогут заранее определить модификацию прибывших комплексов. А их может быть ни много ни мало три. Самая вероятная из рассматривающихся к поставке модификаций зенитно-ракетных систем — С-300ПМУ-2 «Фаворит» в составе нескольких дивизионов. Это наиболее передовой вариант, представленный усовершенствованным пунктом боевого управления (ПБУ) 54К6Е2 с более высокопроизводительными средствами управления 35Р6-2 на новой вычислительной базе. В отличие от раннего ПБУ 54К6Е, новое изделие позволяет интегрировать С-300ПМУ-2 практически в любые сетецентрические системы противоракетной обороны, где основным звеном остаются АСУ «Байкал-1МЭ» и «Поляна-Д4М1». По аппаратной составляющей боевая информационно-управляющая система этого комплекса максимально приближена к системе 30К6Е комплекса С-400 «Триумф», благодаря чему сирийские расчёты смогут получать радиолокационную информацию как через «Байкалы», так и напрямую от РЛС 96Л6, расположенных в Тартусе и Хмеймиме.

Главным же достоинством С-300ПМУ-2 является дальнобойная зенитная управляемая ракета-перехватчик 48Н6Е2, обладающая дальностью действия в 200 км. Именно с этого момента и начнутся все проблемы любителей осуществления безнаказанных ракетно бомбовых ударов по стратегическим объектам правительственных сил Сирии. Соль в том, что радиолокационный комплекс подсвета и наведения 30Н6Е2, расположенный на аппаратном контейнере Ф1М комплекса С-300ПМУ-2 ни по диапазону рабочих частот (Х-диапазон), по энергетическому потенциалу не отличается от аналогичного многофункционального радара 30Н6Е зенитно-ракетного комплекса С-300ПМУ-1, который также может быть поставлен Дамаску.

Следовательно, даже во время боевой работы «трёхсотых» станции предупреждения об облучении типа AN/ALR-67(V)3 «Супер Хорнетов», SPS-3000 израильских F-16I «Sufa», а также специализированные комплексы РТР типа 55000 самолётов RC-135W не смогут достоверно отличить ПМУ-1 от ПМУ-2, а зенитные ракеты ведь разные. К примеру, пилот палубного F/A-18E/F, приблизившись на дистанцию 170 км к позициям «трёхсотого», будет ходить по лезвию ножа, поскольку не будет обладать информацией о том, используют ли против него ЗУР 48Н6Е с радиусом в 150 км или 200-километровую 48Н6Е2, уйти от которой в случае обстрела будет гораздо труднее ввиду того, что предельная высота траектории её полёта заметно выше, чем у ранней версии, а значит и негативное замедляющее действие аэродинамического сопротивления наблюдается на более дальнем расстоянии.

Этот факт вызывает крайне серьёзные опасения и у командования ВВС Израиля, поскольку С-300ПМУ-2 позволяют удерживать огневой контроль над всем средневысотным и высотным участками воздушно-космического пространства Израиля вплоть до Тель-Авива. Развёртывание же комплекса в горных районах западнее Дамаска позволит расширить радиогоризонт для перехвата авиации Хель Хаавир и ВВС США, действующей с южного и юго-восточного воздушных направлений. Зенитные ракеты 48Н6Е и 48Н6Е2 обладают уникальными на сегодняшний день скоростными характеристиками, на разгонном участке ускоряясь до 6900—7100 км/ч, что оставляет лётчикам противника минимум времени на выполнение противоракетного манёвра. Следовательно, F-16C/D/I ВВС Израиля, дислоцированные на АвБ «Рамат-Давид», будут автоматически оказываться в радиусе поражения сирийских С-300ПМУ-1/2 сразу после взлёта и подъёма на высоту нескольких километров.

Существует и «эконом-версия» «трёхсоток» для усовершенствования сирийской ПВО — 75Р6 С-300ПС, поступившая на вооружение войск ПВО СССР в далёком 1982 году. Комплекс оснащается ранней модификацией радиолокатора подсвета и наведения 30Н6-1, обладающей дальностью захвата воздушной цели с ЭПР около 2-3 кв. м порядка 75—90 км. Несмотря на то, что используемые зенитные управляемые ракеты 5В55Р ввиду низких энергетических качеств радара имеют аналогичную дальность действия, их скорость практически на уровне вышеописанных образцов (гиперзвуковая), и составляет около 6500 км/ч.

Между тем устаревшая вычислительная «начинка» командного пункта 5Н63С (в частности, аппаратного контейнера Ф2К) не позволяет перехватывать средства воздушно-космического нападения, двигающиеся со скоростями более 4700 км/ч, в то время как ПМУ-1/2 уничтожают гиперзвуковые КР и баллистические цели со скоростями в 10500 км/ч. Но, к счастью, такие объекты ВТО оружия вряд ли будут применяться американскими и израильскими ВВС на сирийском театре военных действий, а поэтому и С-300ПС может быть вполне достаточно. Радар 30Н6-1 имеет шесть целевых каналов, как и у современных ПМУ-2, а также способен сопровождать до 100 воздушных объектов в режиме «завязки трасс/СНП».

Пункт боевого управления 5Н63С с аппаратным контейнером Ф2К и антенным постом 30Н6-1 в центре (комплекс С-300ПС)

Вследствие этого система из шести комплексов может одновременно осуществлять перехват 36 целей. Аппаратная возможность увязки с различными модификациями автоматизированных систем управления «Байкал» и «Поляна» здесь также присутствует, о чем свидетельствует официально предоставленная информация от концерна ПВО «Алмаз-Антей». Единственное, что могло вызывать некоторые опасения до 14 апреля, так это минимальная ЭПР обрабатываемой цели в 0,05 кв.м. (против 0,02 кв. м у «Фаворита»), поскольку отражающая поверхность ракет, применённых в Сирии нашими противниками, могла быть и меньше. Но практика показала обратное, а поэтому даже старый добрый С-300ПС способен задать жару любым «умным и красивым» ракетам Трампа.

Источник news24today.info

comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике ПОЛИТИКА


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.