Армянский провал российской мягкой силы



Совершенно очевидно, что события в Армении стали результатом коллективного провала всех профессионалов, работающих на этом геополитическом направлении. Обширный пакет претензий здесь можно (и нужно) предъявлять всем: «кожаным плащам» из Службы внешней разведки, профессиональным дипломатам, специалистам по народной, общественной и публичной дипломатии. И если деятельность первых и вторых до сих пор тщательно засекречена (что, на мой взгляд, не всегда соответствует требованиям и вызовам времени), то дипломатия между народами по своей сути изначально претендует на публичность. Вот мы ее публично и разберем.

В России есть специальный институт, спецификой работы которого и является дипломатия такого рода: Федеральное агентство «Россотрудничество». Недавно ему исполнилось десять лет. Агентство считается классическим проводником российской «мягкой силы» за рубежом. Оно имеет свои представительства в 80 странах мира, в том числе, разумеется, и в Армении. Мало того, именно армянское направление много лет считалось в Россотрудничестве одним из самых успешных и приводилось в пример всем остальным.

О том, почему успешное направление оказалось одним из самых провальных, нам рассказывает представитель МИДа Руслан Арефьев, по роду своей работы курирующий работу агентства.

– Руслан, Армения – это провал?

– Абсолютно. Лидер местной оппозиции Никол Пашинян относится к редкой категории экзальтированных и абсолютно прозападных армян, с мoлoкoм матери впитавших ненависть кo всему русскому и советскому. Собственно говоря, вся его политическая карьера была построена на борьбе с Россией – сначала сoветскoй, пoтoм пoстсoветскoй. Он всегда призывал к выходу Армении из Евразийского экономического союза и вступлению в НАТO. Другое дело, что ему в своей антироссийской истерии армянское общество далеко уйти не даст. Пестуемые им местные яценюки, тягнибoки и пашинские армянского пошиба, энергично осваивающие западные гранты, я полагаю, не дождутся своих вожделенных мест в армянском истеблишменте. Но на какое-то время они, безусловно, ослабят экoнoмические и пoлитические рычаги влияния России на Южнoм Кавказе.

Каким бы ни был Саргсян, Россия делала ставку именно на него, а не на Пашиняна. На последнего поставили другие игроки – наши геополитические конкуренты. И переиграли нас в этой партии. Теперь их задача – закрепить успех. А наша – не дать ему развиться.

– В этом провале есть вина Россотрудничества?

– Прямая. Хотя причин провала много – и главных, и второстепенных. Но главная, на мой взгляд, в отсутствии и у руководства страны, и у руководителей агентства четкого понимания того, что же такое на самом деле «мягкая сила».

– И что же такое «мягкая сила»?

– Если коротко, примитивно и понятно, то это комплекс мер и разнообразных инструментариев, направленных на улучшение репутационного имиджа России за рубежом.

– И что это за меры?

– А вот отсюда начинается самое интересное. Во-первых, детально они никем не разработаны. Все существует в самых общих формулировках: организация и проведение культурных программ, взаимодействие со СМИ страны проживания, работа с соотечественниками, обществами дружбы и т.д. А что это на самом деле в каждой отдельно взятой стране, всяк понимает как может, как в центральном аппарате, так и за рубежом, в центрах и представительствах. И вот здесь-то и возникают основные коллизии…

– И с чем они связаны?

– Как всегда и везде, с местной ментальностью и нашим человеческим фактором. Особенно на местах. И если с первым все более-менее понятно – о ментальности разных народов и наций и нравах их национальных элит написаны диссертации, то с человеческим фактором представителей России в разных странах далеко не все так просто…

Агентство «пенсов» и «вылетантов»

– И каков этот самый фактор на большом удалении от Родины? Кого назначают продвигать в других странах репутационный имидж России?

– В Россотрудничестве есть три ключевых игрока: Министерство культуры, Министерство образования и МИД. Каждое из них лоббирует свои кандидатуры. Но побеждает, разумеется, тяжеловес – МИД. И в этом порой и заключается мина замедленного действия, которая и взрывается за рубежом.

– Каким образом?

– Вся хитрость в том, что в агентстве оседают не действующие и востребованные мидовские акулы большой политики, а «вылетанты» из нее. В МИДе они уже даром никому не нужны, а на пенсию уходить не собираются – даже если есть выслуга лет. В итоге агентство на глазах превращается в своего рода заповедник, отстойник и постпенсионную синекуру для мидовских старцев. Они в последнее время буквально заполонили Россотрудничество. Проработав много лет за границей, они сполна оценили все прелести забугорной жизни. И на местах опять же оседают старцы – в представительствах агентства, российских центрах науки и культуры (их еще называют «Русскими домами»). Прорывных идей и воплощения их в жизнь от этих «пенсов» ждать не приходится. Мало того, они становятся «живым шлагбаумом» для молодежи из агентства, которая жаждет не тихого и спокойного существования за рубежом, а активного карьерного роста. Но это еще полбеды. Вместе с собой мидовские старцы волокут накопленный мидовский багаж, свято помня, что политика – это, во-первых, дело грязное (даже при защите государственных интересов), во-вторых, зачастую абсолютно непубличное (что в свете последних событий, я считаю, в принципе неверно), в-третьих, есть искусство возможного, где для достижения успеха все средства хороши. Вот эти постулаты, которые за много лет работы стали их сутью, кровью и плотью, успешно «помножают на ноль» усилия всех, кто реально хотел бы заниматься мягкой силой и публичной дипломатией.

– А что плохого в этих постулатах?

– В большой политике – ничего. Она стоит на этом. Но в должности директора «Русского дома» за рубежом это чревато самыми непредсказуемыми последствиями. Пенс, выросший на мидовских законах непубличности, патологически не способен на публичные акции. Это идет вразрез с его генетикой, ментальностью и мировоззрением. Но зато он, как правило, с блеском проводит паркетные, якобы публичные, а на деле совершенно бесполезные с точки зрения мягкой силы и имиджа России мероприятия.

Гении «паркетных мероприятий»

– А как отличить мероприятия реальные от паркетных?

– Нам это видно сразу – по отчетам. И по конечному результату. Да это и со стороны видно – при вдумчивом подходе. Зайдите на сайт Россотрудничества, и все увидите сами. Например, директор центра в Киеве за неделю до майдана проводил у себя в центре колядки. Колядки, конечно, вещь крайне нужная, но не накануне майдана. Другой руководитель, во Франции, регулярно собирал одних и тех же дам постбальзаковского возраста и вдохновенно исполнял им рулады собственного изготовления. А есть центры, откуда вообще годами напролет ни слуху ни духу – из Канады, например, или из Лаоса. Хотя если «Русский дом» фонтанирует мероприятиями, это также не говорит об их эффективности.

– Но пенсов, как ты говоришь, ведь можно и поменять – на более молодых и перспективных.

– Легко сказать. Ты недооцениваешь мидовских старцев. У них чутье лисы и хватка бульдога. Только думают они уже не о государевых интересах, а о том, как им удержаться на своем посту и продлить существование в режиме расслабленной синекуры.

«Мясники» и «барбекю»

– А молодежь-то наступает на пятки…

– Как показывает практика, самые непримиримые конфликты с непредсказуемым исходом вспыхивают в тех центрах, где к старцу приезжает молодой заместитель. То бишь, по мнению директора, его потенциальный сменщик. Призрак убогой пенсии (по сравнению с его текущей зарплатой) и травоядного дачного существования настолько страшит наших пенсов на местах, что они пускаются во все тяжкие, чтобы вышвырнуть с позором потенциального сменщика обратно в Россию.

При мне в конторе два таких приехавших из-за бугра пенса обсуждали методы борьбы с молодыми замами. «…ко мне опять прислали молодое московское мясо. Начинаю поджаривать его на медленном огне, – хвастался один. – Думаю, через пару-тройку месяцев это обугленное барбекю само с визгом убежит в Россию…» А конторская молодежь так говорит о загранкомандировках: «Приезжаешь в соплях, в соплях и уезжаешь». Некоторые пенсы в борьбе за кресло вообще доходят до откровенной уголовщины…

«Кипенье в действии пустом»…

– В Армении тоже сидел такой вот пенс?

– Долгое время. Мало того, если ты помнишь, именно с конфликта в Карабахе, инициированного армянской стороной, началась цепная реакция парада суверенитетов на всех национальных окраинах Советского Союза. А руководитель ереванского «Русского дома» сыграл в этом роковом для страны конфликте самую активную роль – причем на армянской стороне. Получается, он косвенно виновен в начавшемся развале великой империи. Кроме того, на поверку он оказался одним из самых остервенелых пенсов. Армянский «кровопускатель» пустился во все тяжкие, чтобы вывалять в грязи своих более молодых подчиненных, почувствовав в них скрытую угрозу. Пришлось даже засылать в Ереван, как в свое время в Улан-Батор, конфликтную комиссию из конторы. После чего «кровопускателю» пришлось покинуть обжитое помещение и теплое кресло.

– И что, после этого в Ереване российская мягкая сила обрела второе дыхание?

– К сожалению, нет. Молодая поросль так и не нашла нужного варианта мягкой силы для Армении. Новый директор «Русского дома» в Ереване сидел там безвылазно несколько лет. Он умудрялся проводить – по отчетам – 500 (!) мероприятий в год. Это был абсолютный рекорд. Его в конторе прозвали «Энерджайзером». А все закончилось «майданом и Пашиняном». Вот тебе и результат бурной, но абсолютно непродуманной активности центра. Как говорил великий поэт, «кипенье в действии пустом», классика жанра. Причем за время своей гуманитарной миссии этот руководитель по каким-то неведомым причинам не заметил ни роста националистических и русофобских настроений в Армении, ни героизации армянского националиста Гарегина Нжде, сотрудничавшего с вермахтом во время Второй мировой, ни многого другого, что было инициировано в Армении западными проводниками своей мягкой силы. Что нисколько не помешало ему вернуться в центральный аппарат с повышением статуса и должности. Растет человек над собой, старается.

– Но, говорят, в Армении самое большое по численности американское посольство на территории стран СНГ…

– Это ничего не меняет. Берут не числом, а умением. Да, небратья работают. И денег у них больше. Но их деньгам надо было противопоставлять наше умение. Его не оказалось.

– А можно на конкретном примере: что можно было там сделать?

– Американцы при помощи мощной армянской диаспоры в Штатах открыли в Ереване полноценный университет. На базе этого вроде бы сугубо технического учебного заведения создан Центр анализа политики – классический проводник американской мягкой силы. Мы в противовес американцам вроде как создали там российско-армянский университет. Но складывается впечатление, что он живет какой-то параллельной, отдельной от «Русского дома» жизнью. Молодые армяне в массе своей помешаны на политике. В большинстве своем они – диванные эксперты, жаждущие перемен. Созданный и выпестованный западными проводниками мягкой силы Никол Пашинян – яркая, харизматичная личность, прирожденный лидер, способный воспламенять и выводить на акции протеста (в том числе и антироссийские) десятки тысяч армян. Почему мы не нашли и не создали такого лидера? Где пророссийские и антиамериканские митинги, проводимые нашими людьми в Ереване? Кто нам мешал?

А вот в Сербии, например, общество сербско-российской дружбы инициировало массовые акции протеста против вхождения страны в НАТО. Это был своего рода антимайдан. Только местный «Русский дом», к сожалению, не имел к нему ни малейшего отношения…

Я всегда говорил: нет своих идей – действуй как американцы. Создай своего анти-Пашиняна, выведи людей на площадь, разбей палатки, если потребуется… А идеи придут потом. Но для нас американский опыт – не указ. Они же враги. А мы в глазах мировой общественности хотим быть чистенькими, хорошенькими, не запачкаться. Вот и результат.

Кстати, Армения – не первый провал нашей мягкой силы. До этого, если ты помнишь, была Украина, которую мы прощелкали тоже образцово-показательно. Там в РЦНК тоже был (и есть до сих пор) свой пенс, постоянно воюющий со сменщиками. Он там, похоже, пророс корнями. В итоге в Киеве мягкая сила из России образцово-показательно проиграла по всем параметрам мягкой силе из Америки, что и привело к майдану. Американцы играли на этой поляне виртуозно и комбинационно, а российские старцы показали свою полную интеллектуальную растренированность. А жесткая сила по американскому плану пришла уже потом – после майдана.

Вообще, Украине традиционно не везло с российскими кадрами. Ты посмотри на наших послов – златоуст Черномырдин, бизнесмен Зурабов, директор «Русского дома» Воробьев. Эти имена впору на граните высекать. Кадры решают все, говорил Сталин. Или порешат все и вся, что и произошло.

– Но с той кадровой чехардой, которая проходила в центральном аппарате Россотрудничества, иного, наверное, и быть не могло.

– Да, за последние несколько лет руководители агентства менялись с калейдоскопической быстротой. В конце прошлого года указом Путина был смещен с должности очередной временщик – Любовь Глебова. До нее в кресле руководителя очень недолго посидели нынешний член Совета Федерации Константин Косачев и посол России в Молдавии Фарит Мухаметшин. Практически каждый из них проводил внутри агентства операцию «Шок и трепет» – рубил «под корешок» личный состав, выгонял «чужих» чиновников и тут же набирали своих. Топ-менеджмент агентства тоже «выносился за борт» могучим ураганом с каждым новым начальником.

Каждой стране – своя мягкая сила

– Что надо сделать, чтобы агентство наконец заработало в полную силу и перестало быть объектом постоянных нападок прессы?

– Несколько вещей. Первое. Необходимо очень точно и четко сформулировать, что такое мягкая сила. Второе. Надо сделать наконец «расшивку» мягкой силы по разным странам и континентам. Потому что в каждой стране – свой индивидуальный инструмент. Это раньше, при Советском Союзе, особо не заморачиваясь, гоняли по всему миру ансамбль Игоря Моисеева, и всех все устраивало. Сейчас вталкивать всех в одну культурологическую матрицу как минимум глупо, как максимум – чревато. Мир многолик и многообразен, у каждой страны и каждого народа – свой культурный киль, свой отшлифованный столетиями менталитет, традиции, обычаи, система морально-нравственных ценностей, порой, кстати, отторгающая систему ценностей другого народа. Что хорошо немцу, то негру – смерть. И наоборот. В той же Армении, например, явно недооценили эгоцентризм армян. Им достижения России в науке и культуре интересны только в том случае, если в них принимали участие армяне. Если бы Гагарин был армянином, они бы праздновали День космонавтики всей страной. А так это для них проходной праздник.

Нам нужен запрос на новые идеи, на формирование принципиально нового формата мягкой силы. Нужно просто сделать с нашей силой то, что в свое время сделали со своей американцы, вот и все. Но, судя по последнему докладу нового руководителя Митрофановой, посвященного 10-летию Россотрудничества, никаких новых идей у нее нет. И самое страшное – нет запроса на эти идеи.

– Ты пробовал донести эту идею до начальства?

– Миллион раз. Язык уже кровоточит об этом талдычить. Но все предложенные мною концепции благополучно растворялись в бумажной Ниагаре, которая ежедневно тоннами выливается на начальственный стол. Вообще, центральный аппарат агентства утопает в бумагах. Обработать документ и вовремя его отфутболить считается высшей доблестью. Дальнейшая судьба документа и уж тем более воплощение в жизнь кем-то озвученной идеи никого не интересует. И это происходит не потому, что чиновники плохие, а потому, что таковы правила игры. Не отобьешь документ – ты плохой работник. Отобьешь – на время оставят в покое, до очередной вибрации. Инициатива не то чтобы наказуема, но, по большому счету, никому не интересна. И я играю по таким же правилам.

– И последний вопрос: что же будет с Арменией?

– Думаю, ничего страшного – для нас, во всяком случае. Армяне – не украинцы, и инстинкт самосохранения и здравый смысл у них победят. Если Пашинян поведет страну в пропасть гражданской войны – его народ снесет так же, как он снес Саргсяна. Может, не без помощи той же российской мягкой силы – если армянские кураторы агентства выйдут из комы, избавятся от навязчивых стереотипов паркетных мероприятий и выдадут наконец на-гора концепцию, соответствующую новым вызовам времени. Но это должно быть сделано в самое ближайшее время – и нашим братьям нужно хорошо поработать, пока небратья ликуют…

Автор: Игорь Моисеев  topwar.ru.

Источник: oko-planet.su

comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике ИДЕОЛОГИЯ


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.