Александр Давыдов. Кража, порча и подмена сознания. Часть 1.



Показалось интересным и важным вернуться к теме управления обществом через воздействие на его сознание. Тема незаслуженно тихая, но актуальная, потому что от атак на сознание государство нас практически не защищает. Государство защищает многое. У него есть ЦБ, МВД, ФСБ, армия выполняющие нужные мероприятия. Например, ЦБ строит альтернативу западному межбанковскому СВИФТу, чтобы защитить финансовый уровень от отключения от СВИФТа. Правительство переводит инфраструктурные компании на отечественное ПО, чтобы защитить инфраструктуру от кибератак. А вот воздействие на сознание остается практически без огласки и без защиты.

Можно даже сказать, что игнорируются основные информационные атаки на сознание, за исключением, наверно, прямых атак против государственной власти. По аналогии можно вспомнить, что у советской системы ПРО было два режима – защиты всего района и защиты объектов ПРО. Если сил не хватало на одновременную защиту района и на самозащиту ПРО, то система автоматически переходила только на самозащиту, в режим самосохранения. Видимо госаппарат сейчас находится в подобном режиме самосохранения, оставляя без внимания атаки на другие объекты общественного сознания. Что ж, нужно привлечь внимание госорганов с одной стороны, и давайте искать способы защиты своего сознания и общества.

Для сокращения разовой информации, я разбил статью на три части. В первой части определим, что такое объекты сознания, и в чем их ценность. Во второй определим, какие объекты сознания делают общество жизнеспособным, и какие механизмы используются для разрушения общества. В третьей части определим, какие изменения в Интернете придется провести, чтобы устранить некоторые очевидные угрозы.

Нам сильно мешает, что в нашем молодом капиталистическом обществе преобладает экономическое мышление, в котором рассматриваются только товарные и финансовые воздействия. Они конечно важны и их надо отрабатывать. Но СССР тоже был всю жизнь под товарными эмбарго и финансовыми ограничениями и развивался. А погиб СССР – по идеологическим причинам, проиграв борьбу за сознание, постараемся не повторять его поражение.

Недооценка объектов сознания приводит к отказу рассматривать их, как главные причины явлений. Стрелки переводятся на экономику. Пример. Разговариваю с молодым парнем, сыном состоятельных родителей. Спрашиваю, – а что детей не рожаете? И он говорит, сначала надо хорошую квартиру заработать, тогда подумаем. Не просто квартиру, она есть, а хорошую, в центре  Это одна позиция сознания, и посмотрим на другую позицию. Мой друг живет с женой на окраине в однокомнатной квартире, у них родился третий ребенок. Замечательные растут дети, добрая семья, хотя очевидно, что жить им непросто.

Выбор – разный, — дать детям жизнь, несмотря на условия, или – не дать. Создавать семью или – не создавать. Очевидно, что причина не экономическая, причина в отношении к самому объекту сознания – «семья». Если «семья-дети» – это ценно, и если есть малейшая возможность ее реализовать, то создают семью и рожают трех детей. Или в сознании, могут быть ценней другие символы, например, «комфорт, благополучие, имидж, успех», и тогда создание семьи-детей откладывается. Реальная причина выбора – отношение человека к объектам сознания.

Сейчас речь не об убеждениях конкретного человека, он свободен в выборе, может относиться как хочет. Но при массированном воздействии работает статистика. Кто-то поддается воздействию меньше, кто-то больше, но результат точно будет. Пример Украины в этом показателен. То, что народ в массе сделал выбор в пользу Европы и против России, несмотря ни на какие объективные обстоятельства и последствия, – наглядно демонстрирует как управлять сознанием.

Для этого надо было сформировать массовое отношение к символам сознания «Европа» и «Россия», что хорошо, а что плохо. И те $5 млрд., которые, по заявлению Нуланд, США потратили на Украине, имели целью формирование такого отношения. В результате отношение, сформированное за два десятка лет, в нужный момент заставило массы сделать внешне нелогичный выбор. Выбор логически был направлен против жизненных интересов страны, и против имеющихся родственных связей. Но никакая логика уже не помогает, когда отношения к символам в сознании уже закреплены.

Кто-то профессионально занимается тем, что складывает наше отношение к объектам нашего сознания, чтобы мы сделали нужный выбор. В СССР у Сталина для этого были писатели — инженеры человеческих душ, а сейчас работают другие люди и другие каналы информации.

При этом тема воздействия на сознание не проявлена, а последствия атак на сознание часто списаны на экономические причины. Типа – рождаемость низкая, потому что денег у народа мало. Мы сильно недооцениваем объекты общественного сознания, не следим за их состоянием, не считаем их важнейшей инфраструктурой общества. Мы заботимся о сгнивших трубах водопровода, но не переживаем о сгнивших символах сознания общества. Объекты сознания пока невидимы, не описаны, за них нет ответственности. Если кибер-атака вывела из строя электроснабжение, то известен ущерб в деньгах и есть владельцы которые его предъявят виновникам. А если нанесен ущерб массовому сознанию, то вроде пострадавших нет и возмещения никто не требует.

В чем же ущерб, может и нет ничего такого и я зря тут панику сею?

Бренды — оцененные символы сознания

Чтобы убедиться в ценности объектов сознания, можно привести пример – бренды компаний. По самой сути, бренд — это нематериальный символ, который компания создает, устанавливает и поддерживает в сознании потенциальных покупателей. Этот символ продвигается в массовое сознание таким, чтобы привлекать множество людей к покупке товара компании. Символ при этом – частный, зарегистрированная торговая марка, защищается государством.

Цена бренда считается, как способность привлекать покупателей, как сила привлечения. Для конкретики, посмотрите стоимость брендов разных компаний в рейтинге Millward Brown за 2016г. (приведен газетой «Ведомости»). Самый дорогой бренд у Гугла – $229 млрд. Привожу цитату из статьи: «Ценность бренда также определяется на основании интервью с потребителями, в ходе которых выясняется, насколько он является значимым, выделяющимся и заметным (всплывающим в памяти при совершении покупок)». Бренд, очевидно, символ сознания, если его функция — всплывать в памяти при покупке.

Компании нужно высокозаряженное положительное отношение потенциальных покупателей к символу компании. Компания взращивает, лелеет свои бренды, делая их привлекательными, не допускает кражи и порчи (дискредитации) брендов. И судится, судится, судится, защищая свои частные символы нашего сознания.

Компания не сомневается в ценности собственного символа, который живет в нашем сознании, и через который (символ) она нашим сознанием частично владеет и частично управляет. Ну и я вслед за компаниями тоже не сомневаюсь в ценности символов — объектов сознания. Компании показывают государству пример, как ценить нематериальные символы.

Гимн России — дороже брендов

Хорошо, допустим, частный бренд можно оценить по способности генерировать покупки, а как оценить некоммерческие символы общественного сознания? Как оценить, например, гимн России?

Я помню момент, когда восстановили мелодию гимна СССР. Тогда я подумал, – какой Путин рачительный хозяин. Потому что мелодия гимна СССР — фантастически дорогая. В силу мелодии гимна вложены мощнейшие достижения страны – победа над Германией, первые спутник и космонавт, запуски ракет, атомные подводные лодки и бомбардировщики, разведанные недра, транссибирская магистраль, многовековая победная история России и мощь народа. В него вошли трагедии народа 20-х-30-х годов. Все вошло в гимн, даже в первые его 10 тактов, от которых мурашки идут по коже у любого человека на планете, хоть в России, хоть в США (поминая Карибский кризис).

Сколько стоит такой гимн? За деньги его не купить, даже если печатать десятки триллионов долларов, как Америка, или иметь самую большую экономику, как Китай. Нет у их гимнов такой силы, не размолотили они сотни немецких дивизий. Однако и материальных средств СССР пришлось потратить на много триллионов нынешних долларов, чтобы страна стала сверхдержавой. Выбросить такой дорогой символ, как гимн СССР, — это даже не глупость, а фатальная ошибка. Нам пришлось бы заново придавать силу новым символам страны, но у нас даже близко нет тех средств и возможностей, как у СССР. Путин – молодец, не только вернул народу его историю, но сэкономил триллионы долларов.

Я привел пример символа страны, чтобы показать, что некоммерческие символы сознания — крайне ценные активы. Потому что состояние символов определяет поведение народов. Так, любой мальчишка, слушая гимн, чувствует, что Россия — это огромная ценность, и будет бороться за нее до края.

Гимн, как символ сознания, обладает огромной силой притяжения конечно не сам по себе, а потому что за ним стоит целый кластер тесносвязанных символов «Родина», включая – родной дом, родной город, друзей, Победу, государство, армию, спорт, литература, искусство и многое другое. Для американца за гимном России стоит другой набор символов, и некоторые ему неприятны, что ж поделать. Но наш мальчишка гимном воодушевлен и  хочет быть частью «Родины».

Наши геополитические «партнеры» понимают цену гимна. Представляю, какие у них были спазмы гнева и раздражения, когда гимн уже погибшего было СССР вдруг снова зазвучал на Олимпиаде, они тоже люди с эмоциями. Зато они знают цену символам и умеют управлять через воздействие на символы сознания, поэтому запретили на олимпиаде в Корее символы России. Для них это бОльший выигрыш, чем не пустить спортсменов. Потому что победы на Олимпиаде без символов страны — куцые и не работают на страну, на ее символы. Они хотят ослабить наши активы общественного сознания, чтобы ослабить страну.

Если меряться активами между США и Россией, то почему то учитывают только материальные и финансовые активы, и не рассматривают активы сознания, которые крайне важны при любом соперничестве, включая спорт или войну. Вот эти наши забалансовые активы общественного сознания и надо активно защищать и развивать, в них заключена жизнеспособность страны, это наша «игла Кащея». Наши «партнеры» это отлично понимают и стараются их порушить у своих соперников.

Хорошо, что у символов страны есть хозяин — президент. Есть кому вовремя защитить символ, заботиться о его защите. Плохо когда у важных символов типа «семьи» хозяина – нет, символ остается без защиты, а народ – без детей.

Продолжение во второй части.

Александр Давыдов, председатель совета директоров  NAUMEN,

Специально для РНК 

 

 

 

Еще по теме:

Александр Давыдов. Кража, порча и подмена сознания. Часть 2.

Александр Давыдов. Кража, порча и подмена сознания. Часть 3.

comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике ИДЕОЛОГИЯ


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.