Раритеты Президентской библиотеки рассказывают о Бородинской битве, в которой «французская армия расшиблась о русскую»

66

8 сентября Россия отмечает значимую дату – 205 лет со дня Бородинского сражения – великой битвы, продлившейся всего один день, но предрешившей не только исход войны с Францией, но и существенные изменения геополитической ситуации в Европе. Принято считать, что именно битва при Бородино в 1812 году стала началом конца великого завоевателя Европы Наполеона. Главнокомандующий русской армией М. И. Кутузов по итогам сражения был назначен фельдмаршалом.

В Президентской библиотеке собрано большое количество материалов, посвящённых этой невиданной по масштабам битве, – электронные копии исторических документов, раритетных книг, радио- и телепрограммы. Знакомство со всеми этими материалами из коллекции Президентской библиотеки «Отечественная война 1812 года» помогает в подробностях воссоздать события тех дней и взглянуть на одно из самых кровопролитных сражений XIX века глазами его участников и современников, сообщила «Русской народной линии» пресс-служба Президентской библиотеки.

Для завоевания российской территории Наполеон собрал с покоренной им Европы армию, численность которой в начале вторжения приблизительно втрое превосходила русские силы. «В составе этих войск при 587 орудиях были французы, итальянцы, испанцы, португальцы, поляки, австрийцы, пруссаки, голландцы, вестфальцы, саксонцы, виртембергцы и баварцы», – пишет Е. Новицкий в оцифрованной книге «Бородинское поле сражения: его прошлое и настоящее» (1902).

Армия стремительно продвигалась вглубь государства Российского, имея целью захватить Москву и децентрализовать управляемость армии. «Общая численность наших сил простиралась до 103 000 регулярных войск (из них 72 000 пехоты) при 640 орудиях, – пишет Е. Новицкий. – Кроме того – 7 000 казаков и 3 000 ратников Смоленского и 7 000 Московского ополчений». И все они, не привыкшие отступать, роптали, вынужденные отходить вглубь страны под напором врага. Об этом пишет Н. Михневич в своей книге «Бородинский бой» (1912), электронная копия которой доступна на портале Президентской библиотеки: «В рядах русских, где уже в течение двух с половиной месяцев жило недовольство непрерывным отступлением, стала крепнуть надежда на возможность боя с вторгнувшимся в родные пределы противником. Все от солдата до генерала жаждали решительного сражения».

И французы, и русские ждали генеральной битвы, боя, от которого «генерал Барклай-де-Толли (понимавший его несвоевременность) всеми мерами уклонялся. Положение его было крайне тяжёлое. Невежественные люди считали Барклая-де-Толли чуть ли не предателем России, но он нёс тяжёлый крест… общественное мнение и даже Государь были недовольны его действиями».

В середине августа 1812 года в армию прибыл назначенный Главнокомандующим Кутузов. «Приехал Кутузов бить французов, – радостно говорили солдаты и указывали, как на счастливое предзнаменование, что, во время объезда Кутузовым войск над головой старого вождя поднялся огромный орёл и сопровождал его на всём этом пути», – рассказывается в упомянутой выше книге «Бородинский бой». «Наполеон… уже испытал много неприятностей от Кутузова и хорошо его знал. На пути от Смоленска к Бородину он получил известие о прибытии к армии Кутузова и назвал его старой лисицей Севера.

– Я бы очень хотел доказать Наполеону, что он не ошибся, – сказал светлейший, когда ему передали слова Наполеона». И в полной мере оправдал себя как мудрый стратег и тактик, оттягивая, как и Барклай-де-Толли, день главного сражения. Оба полководца старались ослабить вражескую армию «точечными» сражениями с партизанами, выжидая время для решающего удара.

И он настал, этот день. Русские войска, собранные у Бородина, состояли из первой армии Барклая-де-Толли, занявшей правый фланг и центр позиции, и из второй армии князя Багратиона, которая составила левое крыло. Главная квартира Кутузова была изначально в Татаринове, а потом была перенесена в Горки. Основные этапы Бородинской битвы фактически представляли собой цепочку, состоящую из нескольких столкновений с французскими войсками, они подробно описаны в раритетах Президентской библиотеки. «Сражение при Шевардине было одно из кровопролитнейших… К ночи три раза переходивший из рук в руки редут достался французам, – читаем в электронной копии книги «Бородинское сражение. (Разбор сочинений)» (1872).

Масштабное сражение, начавшееся ранним утром 7 сентября под селом Бородино, закончилось к ночи того же дня. «Поистине ужасны были потери, понесённые обеими сторонами в этом бою. Из состава русской армии убитыми и ранеными выбыло 58 тысяч бойцов, французы потеряли около 50 тысяч», – эти данные приводит П. Адрианов в своей работе «Бородинский бой» (1912) из фонда Президентской библиотеки. Н. Михневич добавляет: «Из строя выбыло генералов: в русской армии – 22, во французской – 43, поэтому „сражение под Москвою”, т. е. Бородинская битва, носит у французов ещё кличку „битвы генералов”».

«Наполеон, называемый геометром сражений, есть творец новой системы действий», – восторженно писали о полководце европейские газеты до его похода в Россию. Из неё Наполеон вернулся подавленным моральным духом противника – и уже больше не тщился покорить мир. В своих записках он вынужден был признать: «Из пятидесяти сражений, мною данных, в битве под Москвою выказано (французами) наиболее доблести, и одержан наименьший успех».

«Наполеон и его армия почувствовали, что под Бородиным совершилось что-то невиданное, необычайное, – подводит итоги сражения в книге  «Бородинский бой» Н. Михневич. – Это было побоище между двумя армиями, в котором, по меткому выражению генерала Ермолова, „французская армия расшиблась о русскую”».

Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях:
Материал из рубрики: