Пшик «Смерча». Как сорвалась мощная операция фашистов



Автор: Сергей Семёнов 

Название операции «Смерч», начатой вермахтом 75 лет назад, сейчас мало что кому скажет. А между тем она была серьёзным ответом на советское наступление в районе города Сухиничи Калужской области, в результате которого немецкие войска оказались в весьма тяжёлом положении…

Немцы придавали этому небольшому городку исключительную важность: чтобы срезать Сухиничский выступ, они сняли со сталинградского направления сразу две танковые дивизии (9-ю и 11-ю), бросив их против советских войск. Ещё две танковые и одна пехотная дивизии перебрасывались с других направлений. В общей сложности в операции было задействовано до 400 танков.

Начало операции «Смерч» немцы наметили на 7–9 августа, но из-за боёв в районе посёлка Погорелое Городище Калининской области дату пришлось перенести на 11 августа. Более того, немцы фактически были вынуждены обескровить северное направление удара на Сухиничский плацдарм.

11 августа 1942 года немецкие войска атаковали позиции 61-й армии генерала П. А. Белова. Создалась критическая ситуация: враг сумел продвинуться на 25 километров к северо-западу, выйдя к реке Жиздре и отрезав сразу три дивизии – 346-ю, 387-ю и 356-ю – от основных советских сил. Но бойцы и командиры сражались стоически. Это позволило сохранить дивизии как полноценные боевые единицы – такое после прорыва из окружения было далеко не всегда.

 

П.А. Белов (слева)

Кроме того, командование бросило навстречу наступающему врагу 1-й гвардейский кавалерийский корпус, усиленный артиллерией. И здесь можно до бесконечности перечислять боевые подвиги наших солдат! Столкнувшись с ними, танковые части вермахта были вынуждены перейти к обороне.

Политрук 1-го эскадрона 26-го гвардейского кавалерийского полка Борис Александрович Агапитов вместе со своими бойцами отразил 4 немецкие атаки, заставив врага откатиться назад с большими потерями: они уничтожили 2 танка, 1 грузовую автомашину, до 150 солдат и офицеров.

Командир отделения противотанковых ружей 2-го эскадрона 1-го гвардейского кавалерийского корпуса старший сержант Дмитрий Ефимович Красников, оставшись всего с одним расчётом, продолжал вести огонь по наседающим танкам. Когда боевой товарищ командира был ранен, Красников отослал его в госпиталь, а сам продолжал обстреливать надвигающуюся бронетехнику в одиночку. Он подбил вражеский танк, сам был ранен, но поля боя не оставил, продержавшись до прибытия подкрепления.

Начальник штаба 1183-го стрелкового полка 356-й стрелковой дивизии – одного из первых соединений, принявших на себя утренний удар 11 августа, – капитан Николай Павлович Пираторов сумел разгадать замысел противника и на протяжении двух дней успешно управлял боем, умело маневрируя огневыми средствами, организуя связь и взаимодействие пехоты, артиллерии и миномётов. Благодаря этому полк отразил четыре ожесточённые контратаки, уничтожив до 700 солдат и офицеров противника, захватив 30 станковых и ручных пулемётов, противотанковое орудие, 27 тысяч патронов, 300 гранат, 150 противогазов, 50 винтовок, 14 автоматов и многое другое трофейное имущество. При этом своих позиций он не сдал и ещё не один день прочно удерживал рубеж обороны. Мужество Пираторова командование оценило по достоинству: через некоторое время он был представлен к только что учреждённому ордену Александра Невского, но статус награды даже повысили – до ордена Красного Знамени.

Другой удар пришёлся по позициям 16-й армии, которой командовал пониженный после Харьковской катастрофы генерал И. Х. Баграмян. 322-я стрелковая дивизия, которая испытала основную тяжесть вражеского натиска, понесла значительные потери, но сумела избежать окружения и отойти на рубеж Жиздры. Но немцам дорого обошёлся этот локальный успех. Так, командир взвода 1085-го стрелкового полка этой дивизии старший сержант Макар Иосифович Таскин за первую неделю боёв лично уничтожил 21 солдата и 2 офицеров, захватив при этом важные документы и трофеи. Командир отделения 3-й пулемётной роты того же полка сержант Василий Алексеевич Бажанов при отражении пяти немецких контратак уничтожил до 80 солдат и офицеров; командир отделения 6-й стрелковой роты этого же полка сержант Николай Прокофьевич Ратушняк уничтожил 35 солдат и офицеров, лично зачистил немецкий дзот. И таких примеров множество! А сколько не дошло до нас в виде документов!

И.Х. Баграмян

В итоге 14 августа немецкий генерал Франц Гальдер написал: «Операция “Смерч” развивается довольно успешно, но войска лишь с трудом преодолевают упорное сопротивление противника и очень труднопроходимую и подготовленную в инженерном отношении местность». Что ж, Гальдер лукавил: сложно было говорить о «довольно успешном» положении, когда продвижение немецких войск практически остановилось, а три ранее упомянутые дивизии с боями как раз в тот день прорвались к своим, сохранив боеспособность.

Река Жиздра стала практически непреодолимым рубежом для немцев. 19 августа 1942 года в одном месте враг сумел её форсировать, но советским частям удалось достаточно быстро ликвидировать угрозу, и уже в начале сентября немецкое командование отвело свои войска из-за Жиздры.

Операция «Смерч» закончилась провалом. Немцы не достигли желаемых целей и были вынуждены к концу сентября спрямить линию фронта. Советские войска понесли немалые потери (только в 3-й танковой армии было убито или ранено до 43 % личного состава), но жертвы не были напрасными. Немцы, воевавшие на центральном направлении Восточного фронта, надолго запомнили Сухиничский выступ, получивший среди них название «Маленький Верден». И командование вермахта в одном из своих донесений констатировало, что провал операции «эхом отозвался на всём германском фронте».

http://histrf.ru/biblioteka/book/pshik-smiercha-kak-sorvalas-moshchnaia-opieratsiia-fashistov

 

comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике ИСТОРИЯ


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях