Класс коррекции



Как выбрать школу для ребенка с особыми потребностями. Сегодня в России открыто 1660 коррекционных школ и 13 443 коррекционных класса в обычных школах. По идее ребенка с особыми образовательными потребностями должны принимать все школы. Но везде ли есть условия для таких детей? Что лучше – инклюзивная или коррекционная школа? Об этом рассказывает директор московской коррекционной школы-интерната N2 Павел Суворов.

Все школы обязаны учить “особенных” детей, но готовы ли они к этому? Фото: Сергей Михеев

Павел Андреевич, многие родители хотят сегодня отдать детей с ограниченными возможностями в инклюзивные школы. Что лучше для ребенка с нарушением зрения?

Павел Суворов: Есть инклюзивный подход, когда для ребенка стараются организовать необходимые условия включения в коллектив. Есть интеграционный, когда ребенка адаптируют в специальных условиях к жизни в коллективе. Первый подход предполагает массовую школу, второй – обучение в спецшколе. К сожалению, в последнее время эти подходы противопоставляют друг другу. К нам приходят дети, которые по разным причинам не могут учиться в массовой школе. Например, потому что зрение у них постоянно ухудшается. Самое главное, что мы такая же общеобразовательная школа, как любая другая, и на выходе дети сдают те же экзамены, что и все. Четыре года назад у нас было 110 человек, сейчас 200. Для того чтобы слабовидящий ребенок мог учиться, необходимы увеличительные приспособления, ксероксы, которые могут увеличить формат А4. Одно увеличительное устройство, к сведению, стоит 400 тысяч рублей, их надо по 2-3 на класс. Мониторы со шрифтом Брайля – 150 тысяч, которые у нас тоже есть.

Единственное отличие – у нас есть дети, которые учатся 12 лет

Издательства стали выпускать новые учебники с крупным шрифтом. Они у вас есть? Содержание в них такое же, как и в обычных?

Павел Суворов: У нас уже есть такие учебники. До этого крупношрифтовые учебники не обновлялись лет, наверное, 20. Содержание в них абсолютно такое же, как и в обычных. Но если в обычной школе у ребенка один учебник, то в нашей это 3-4 книги. Есть специфика в подаче материала, графические и цветовые особенности. Мы занимаемся не только по печатным книгам, но и по электронным учебникам. Единственное отличие от обычных школ в том, что у нас есть дети, которые учатся не 11, а 12 лет. Началка у них заканчивается в 5-м классе.

Слово “спецшкола” больше родителей не пугает?

Павел Суворов: Образование меняется и коррекционные школы очень изменились, они становятся чем-то вроде ресурсных центров для обычных школ и учат их, как работать с особенными детьми. Школы между собой контактируют. Родители очень хорошо реагируют на такую открытость. Недавно к нам пришла девочка, которую хотели отдать в престижный кадетский корпус. Перед поступлением им сказали, что есть проблемы со зрением и лучше пойти в спецшколу. Родители сначала испугались – ребенка надо отдать в коррекционную школу, в школу-интернат, потом пришли к нам, посмотрели и остались довольны. Сейчас девочка учится у нас по обычной программе, с минимальной помощью.

Раньше в коррекционных школах ученикам давали профессию. Как сейчас? У вас есть мастерские?

Павел Суворов: У школ и колледжей есть совместные проекты, когда на базе колледжей учеников обучают профессии. Все это делается во второй половине дня, после уроков, по 2-3 часа в неделю. Наша школа сейчас как раз вступает в такой проект. Мы взяли курс на сближение с колледжем автомобильного транспорта и сферы обслуживания. Нашим ученикам интересны профессии автослесаря, флориста, мастера по ландшафтному дизайну. Они могут хорошо справляться с барельефными работами, так как у них обычно развито осязание. Из них выходят прекрасные массажисты.

В каких вузах есть условия для обучения студентов-инвалидов – пандусы, лифты, книги со шрифтом Брайля, штаты сурдопереводчиков и тифлопедагогов?

Павел Суворов: Проблема в том, что многие вузы располагаются в зданиях, которые не предназначены для обучения инвалидов. Например, в здании, где учатся незрячие студенты, обязательно должны быть контрастные входы и выходы: если стена белого цвета, то дверь должна быть темной. Белые пластиковые двери практически неразличимы для слабовидящих, если стена тоже белая. Пороги не нужны или их надо опять-таки обозначить. Мы учим ребят ориентироваться в здании с помощью специальных мнемокарт, которые можно пощупать. Такое обучение пространственной ориентировки для студентов обязательно надо проводить и в вузах. Но сначала надо научить этому преподавателей. Курс – 72 часа. В Московском государственном гуманитарно-экономическом университете есть отдельная служба сопровождения студентов, и в вузе созданы условия для слабовидящих студентов.

https://rg.ru/2017/08/08/kak-vybrat-shkolu-dlia-rebenka-s-osobymi-potrebnostiami.html

comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике ШКОЛЬНОЕ ОКНО


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях