Почему ящик умер?



Профессор Валерий Расторгуев размышляет о причинах угасания интереса к телевизору и нарастающей влиятельности интернета.

Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) представил на своем сайте данные опроса о том, к каким СМИ россияне чаще всего обращаются за новостями о событиях в стране и мире, информации из каких источников доверяют больше.

Главным источником новостей о событиях в стране для большинства наших сограждан остается телевидение, однако его популярность со временем снижается (62% в 2015 г., 52% в 2017 г.). Радио и газеты называют существенно реже (3% и 4% участников опроса соответственно). Одновременно растет популярность интернета (включая информационные сайты, социальные сети и блоги), который сегодня используют для поиска новостных материалов 32% всех опрошенных (в 2015 г. – 22%). Уже сегодня для молодежи сеть является главным источником новостей для 65% 18-24-летних, 50% 25-34-летних.

В рейтинге доверия средствам массовой информации лидером пока остается центральное телевидение, однако тенденция складывается не в его пользу. Индекс доверия центральному телевидению сегодня составляет 42 п., при диапазоне от -100 до 100 п. (для сравнения, в 2012 г. – 58 п.). Семь из десяти россиян (70%) выражает доверие этому виду СМИ. Показатель регионального ТВ ниже (34 п.), доля респондентов, давших положительные ответы, составляет 63%. Другие же СМИ вызывают доверие менее чем у половины опрошенных, а абсолютным аутсайдером являются зарубежные телепередачи, газеты, журналы и т.д. – индекс доверия к ним более пяти лет держится в области отрицательных значений (-43 п.).

В случае появления противоречивой информации о каком-либо событии в различных СМИ, чаще россияне поверят телевидению (46%) хотя эта доля снизилась с 60% в 2013 г. Предпочтение сайтам и блогам в этом вопросе отдаст четверть опрошенных (25%). В то же время таким традиционным средствам массовой информации, как радио (2%) и газеты (2%) респонденты готовы довериться не столь охотно, как «сарафанному радио» (11%).

Объективность освещения информации, по мнению населения, зависит от тематики: более половины граждан считают скорее непредвзятыми новостные материалы о природных катаклизмах (70%), а также деятельности Главы государства (55%) и положения России на мировой арене (51%), значительно реже верят в объективность при освещении положения дел в экономике, деятельности оппозиции и других тем.

Результаты опроса проанализировал в интервью «Русской народной линии» доктор философских наук, профессор МГУ, заместитель главного редактора журнала «Трибуна русской мысли» Валерий Николаевич Расторгуев:

Новое поколение не смотрит телевизор. Во всяком случае, образованное. Сужу по студенческой аудитории, хотя это особый показатель. Он не очень точно отражает общую картину, но безупречен с точки зрения прогностики. «Ящик» умер! Уже много лет я регулярно опрашиваю своих студентов, которые заявляют, что вообще не интересуются телевидением. Еще лет десять тому назад обнаружил эту тенденцию: вначале было 50 на 50, теперь – под все 100. Да и не обнаружить ее было трудно: почти весь событийный ряд проходит мимо их ушей и глаз, этого не скроешь. Как говорится, с глаз долой – из сердца вон! Не знают они ни имен медиа-персон, ни расхожих тем, ни политических сплетен, называемых аналитикой.

С одной стороны, это радует: в гадюшнике под названием ТВ не копаются – глядишь, не подцепят заразу какую-нибудь. Да и живут они без индокринации – свободны от «ящика», а точнее, от «крышки», что от него осталась, от всех этих тупоумных шоу и грязи. С другой стороны, в результате им даже меж собой поговорить не о чем.  Сидят они на разных ветках инета, плотно замурованные в своих гнездах, тоже не слишком чистых, изолированные друг от друга и от политики, вестимо.

А кто-то из молодых «подсел» на линии высокого напряжения – на сайты радикальных партий и движений. Таких не много пока, но они становятся скрытыми и упертыми заложниками своей зависимости – хуже наркотической. Чужие среди своих, свои среди чужих. И никто на свете им помочь не может, даже если захочет. На сегодняшний день в большой аудитории на вопрос, регулярно ли вы смотрите ТВ, отвечают дружно: «нет». На вопрос об информационных программах дают положительный ответ два-три человека. И это не потому, что нет телевизоров, они попросту не к чему: утрачен опыт коллективного просмотра, у каждого свой комп, а следовательно, и свой «комплекс».

Но только отчасти дефицит «общих знаний» и общих интересов вызван отсутствием интереса к главному рупору массовой индокринации – ТВ-вещанию. Кстати, оно не так давно окончательно выдавило из активной жизни своих предшественников – те же газеты и радио. Фактором, порождающим такой дефицит, стала и реформа школы, ее тотальная ЭГЕ-зация. Знания, упакованные в мнемонические формы (для лучшего запоминания), где на все вопросы, не имеющие, как правило, однозначного решения, есть один-единственный и заведомо «правильный ответ», превращаются из знаний в нудный ритуал, не имеющий к жизни никакого отношения. В этих условиях только вузы, да и то частично, в рамках курсов по общественным наукам, выступают в роли «реабилитационных центров», учат учиться. Но и здесь скоро наведут порядок… Впрочем, это совсем другая тема.

В чем причина того, что молодые сидят в интернете, где обесценивается информация из-за ее доступности? В этом-то и вся причина – в девальвации информации, которая превращается в некий мутный поток, из которого вылавливают самые посредственные новости. К сети привыкают как к среде постоянного обитания, вытесняющей традиционное человеческое общение, но открывающей его новые формы. Например, профессиональное взаимодействие через интернет становится нормой и новой формой коммуникации, потребностью, которую теперь ничем не заменишь. Так что нет худа без добра.

Но вернемся к ТВ и зададимся вопросом – почему оно медленно, но уверенно теряет позиции у всех социальных и возрастных групп, даже у тех, кто стремится «быть в гуще» событий, найти дорогу в полит-дебрях?  И почему оно без боя сдает позиции «сетевикам», блогерам… Да, сегодня, именно блогеры превращаются во властителей дум. Одна из причин – тот факт, что на телевидении экспертов превратили в блогеров, каждый из которых «заточен на лайки», на то, чтобы любой ценой стать узнаваемым. Даже высокопрофессиональные специалисты, приходя на ТВ, почти всегда помещаются в одну команду с откровенными дегенеративными особями, учатся есть из одной миски, «работают» с ними в режиме диалога, мало-помалу уподобляясь маргиналам, сливаясь с ними в одно целое. На этом фоне даже захудалые блогеры начинают выигрывать, поскольку блогер «не опускается», он остается в своей среде. К тому же в интернете оценивается даже небольшое проявление своеобразия или самобытности.

Кто же и для чего «опускает» экспертов на ТВ? Может быть, это диверсия? Конечно, все может быть, но скорее всего, это не диверсия, а инверсия, перерождение, связанное с коммерциализацией средств массовой коммуникации. Для появления на свет узнаваемого телевизионного персонажа – того же эксперта – необходимо его раскручивать, затрачивая на это огромные ресурсы и длительное время. А раскрученный медиа-персонаж пребывает в положении актера, играющего только свою роль в пределах своего амплуа. Даже умному и талантливому человеку амплуа не позволяет сменить роль. И блогеры вновь выигрывают у «опущенных профи», блуждающих с канала на канал, то есть полностью «каналированных».  Блогеры выигрывают либо за счет эпатажа, который телевидению еще «не по зубам» (телевизионщики только осваивают, к примеру, мат, хотя опережают по глуми), либо благодаря готовности «менять маски», яркой индивидуальности, уму и изобретательности.

Но «властителями дум» являются все же не самые удачливые «ловцы лайков». Лайки – еще не думы. Одно дело – отвлекать ужимками и шутовством миллионную толпу, а другое – влиять на мыслящую аудиторию. Некоторые блогеры, воздействующие на этот тонкий слой, используют точечные методы воздействия. Конечно, в их среду затесалось множество троллей, которые воспринимают свою деятельность как миссию, призвание и заработок. Троллинг – это определенный жанр публицистики, провокаторы нужны и востребованы – они вносят «оживляж» в информационный пейзаж.

Современное информационное пространство сложно измерить «линейкой». С одной стороны, оно бесконечно усложняет проведение государственной пропаганды, а с другой – упрощает. Но с оговоркой – в нашей стране нет пропаганды. Пропаганда – это огромное завоевание демократии, когда люди не стесняются своей ангажированности и открыто отстаивают собственные партийные или мировоззренческие позиции. На самом деле у нас пропаганда есть, конечно, но какая-то стыдливая, забитая, которая боится даже самого слова «пропаганда», что чрезвычайно отличает Россию от Запада. Как правило, западный интеллектуал имеет четкую, осмысленную партийную позицию. А у нас господствует в СМИ бесполое, беспартийное и деидеологизированное пространство. Это одна из причин утраты доверия к государственной информации. Нет идеологии – нет пропаганды. Идеологии – это проекты будущего, за который на Западе бьются насмерть. У нас никто не бьется, просто потому, что таковых проектов нет.

Правда, их полное отсутствие в информационном пространстве вовсе не означает, что  их нет и в реальной политике…  Может быть, вся суть и весь интерес скрыт именно здесь: а Васька слушает, да ест.

Источник

comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике ИДЕОЛОГИЯ


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях