Тайна династии



О старце Феодоре Козьмиче, бывшем самодержце всероссийском

Как известно, в этом году исполняется столетие свержения монархии в России. Но есть ещё одно событие, связанное с тайной павшей романовской династии, которое отмечает в этом году свой (хотя и не совсем круглый) 105-летний юбилей. В 1912 году на свет появился документ, в котором были собраны убедительные доказательства факта и причин действительного ухода с престола императора Александра I.

Есть такая расхожая шутка: “Широко известный в узких кругах”. Она вполне применима и к данному документу. Он известен многим историкам, а вот широкая общественность о нём ничего не знает, хотя об уходе с престола “царя-мистика” написано огромное количество книг и статей. И связано это, на мой взгляд, с тем, что уж больно убедительны доказательства причин ухода императора, приводимые в нём…

ПОСЛАНИЕ БАРОНА

Николай Николаевич Врангель (1880-1915) — младший брат знаменитого руководителя Белой армии, так называемого “чёрного барона” — Петра Николаевича, явно не похожий на него ни характером, ни здоровьем. В детстве был настолько болезненным ребенком, что смог получить только домашнее образование. Увлёкся разными видами искусств, особенно портретной миниатюрой. Сотрудничал со многими историческими журналами. С 1906 года служил в императорском Эрмитаже, где занимался организацией художественных выставок. Одну из них он организовал в содружестве с великим князем Николаем Михайловичем, который, как известно, был историком и, между прочим, автором фундаментального трёхтомного труда “Историческое исследование эпохи Александра I”. С ним у Николая Врангеля до конца его жизни сложились дружеские и, как далее увидим, сугубо доверительные отношения. Умер барон на фронте под Варшавой, находясь в должности уполномоченного Красного Креста.

Так в чём же заключалась “Правда о Феодоре Козьмиче”, взволнованно написанная Николаем Врангелем 5 сентября 1912 года? В тот день он встретился с управляющим конторой двора великого князя Николая Николаевича полковником Игнатием Балинским.

Отец Балинского Иван Михайлович (1827-1902) был главным врачом клиники баронета Виллие и жил вместе с семьёй на территории больницы. В начале 1870-х годов он получил письмо от министра императорского двора графа Адлерберга, в котором уведомлялся о том, что по решению императора Александра II в клинику назначается швейцаром бывший солдат Петропавловской крепости Егор Лаврентьев. Со временем этот отставной солдат сблизился с семьей Балинского, особенно привязался к брату рассказчика Андрею и был назначен к нему дядькою. В 1890-х годах, уже глубоким стариком, Лаврентьев тяжело заболел и, чувствуя приближение смерти, поведал Андрею следующую историю.

Долгие годы он состоял в Петропавловской крепости при Царской усыпальнице, следя там за чистотой и порядком. В одну из ночей 1864 года Лаврентьев и ещё несколько прикреплённых к усыпальнице солдат были срочно вызваны туда. Прибежав на место, Егор увидел приехавшего министра двора, а вскоре прибыл и сам Александр II. Вслед за императором подъехал траурный катафалк в сопровождении М.Н. Галкина-Врасского, впоследствии ставшего статс-секретарём при нескольких императорах, включая и Николая II. С катафалка сняли гроб, в котором лежал седой длиннобородый старик. Солдатам приказали вскрыть могилу Александра I. К огромному изумлению Лаврентьева, гроб императора оказался пустой. В него положили тело привезённого старика. Когда могила была приведена в прежний вид, граф Адлерберг сказал: “Все здесь присутствующие будут награждены, но пусть никто никогда не узнает о том, что случилось…”. Через несколько дней все солдаты, служившие при усыпальнице, были награждены деньгами и переведены из крепости в другие места. Сам Лаврентьев был назначен смотрителем за плашкоутными мостами, а затем переведён швейцаром в клинику баронета Виллие. По словам Игнатия Балинского, он проверил сведения о службе дядьки брата по архиву Петропавловской крепости, и они оказались верными.

Весьма любопытна версия полковника о феномене превращения императора в старца, подкреплённая основательными аргументами. По его мнению, отцом императора Николая I был не Павел, а лейб-медик императрицы Марии Фёдоровны — Вильсон. Англичанин по происхождению, он приехал в Россию при Екатерине II, и время его приближения ко двору совпадает с рождением Николая Павловича. Удивительно, что хранившиеся в то время в Академии художеств портрет Вильсона и в Гатчинском дворце его миниатюрное изображение поразительно похожи на все изображения царственного сына! Так как впавший в мистицизм Александр I мечтал удалиться от дел, и его нелюбовь к младшему брату была известна, при дворе императрицы-матери был организован заговор с целью “помочь” ему тайно уйти с престола. Главную роль в заговоре играл Вильсон: именно он организовал “смерть” царя в Таганроге. В гроб был положен погибший при весьма странных обстоятельствах за несколько дней до “болезни” Александра Павловича фельдъегерь Масков, к своему несчастью, внешне очень похожий на “почившего” императора. При подъезде к Петербургу его тело вынули. Как известно, хоронили Александра I в закрытом гробу, под предлогом того, что тлен уже до неузнаваемости исказил его черты. Сам же Александр Павлович был отправлен морским путём в Индию и первые годы жил там. Что касается Вильсона, то он сразу после этих событий навсегда покинул Россию. Весьма примечательно то, что ежегодно ему секретно переводились разные денежные суммы от Министерства императорского двора. И они не являлись пенсией, а были особыми суммами, в чём Игнатий Балинский убедился по архивным материалам. Кроме того, год прекращения высылки денег Вильсону, 1836, совпал с годом появления Феодора Козьмича в Сибири. Когда в 1864 году старец умер, Галкину-Врасскому было поручено поехать в Томск соорудить часовню на его могиле. Часовню он соорудил, а вот тело тайно перевёз в Царскую усыпальницу, где его ждал пустой гроб императора.

Не менее интересные сведения сообщил Врангелю ещё до его беседы с Балинским великий князь Николай Михайлович. По словам великого князя, какое-то тайное предание всегда хранилось в царской семье, и императоры Николай I и Александр II передавали своим наследникам пакеты с приказанием хранить их содержимое в тайне даже от членов императорской фамилии. Как-то Николай Михайлович решился спросить об этих документах Александра III, но тот сердито бросил: “Очень уж ты любопытен! Тебя это не касается!”.

В конце своего послания барон Николай Врангель дал потомкам вполне разумный совет: “Всё дело проверить легко. Стоит только вскрыть гробницу в Царской усыпальнице”. Совет дельный. Но… Если бы знал барон, как запутан сюжет в этом заковыристом историческом детективе!

Во время работы над фондом барона Николая Врангеля меня заинтересовал вопрос: когда же поступило в архив его послание. Пошёл посмотреть так называемое Дело фонда, содержащее сведения о поступлениях и перемещениях единиц хранения (на руки исследователям оно не выдаётся). То, что мною было в нём обнаружено, там никак не должно было находиться! А именно: памятная записка Владислава Крескентьевича Лукомского — крупного специалиста по отечественной истории, бывшего до революции управляющим гербовым отделением Департамента герольдии Сената и Гербовым музеем, а в советское время — старшим научным сотрудником ленинградских архивов и профессором Историко-архивного института. В это трудно поверить, но записка историка Лукомского одновременно и опровергала, и подтверждала послание барона Николая Врангеля! В ней он ссылается на свидетельство профессора Сергея Васильевича Безсонова, интересовавшегося погребениями царских лиц ХVI-ХIХ веков и смотревшего в библиотеке Государственного исторического музея протоколы Особой комиссии по вскрытию мест погребений, проводившихся в Москве и Петрограде в 1922-1923 годах. В протоколе о вскрытии могилы Александра I было указано, что гроб, где должны были быть его останки, оказался пустым…

Строго говоря, информация о пустой могиле императора-мистика поступала и от других лиц. Например, от выдающегося русского художника К.А.Коровина, услышавшего об этом от наркома просвещения А.В.Луначарского. Но свидетельство учёных-историков такого уровня, да ещё со ссылкой на конкретный документ — дорогого стоит!

Здесь мне необходимо несколько отступить от рассмотрения документов, чтобы подчеркнуть следующее. Автор этих строк не является первооткрывателем “Правды о Феодоре Козьмиче” барона Николая Врангеля. Более того, где-то в конце 1970-х годов, ещё до знакомства с этим документом, мне довелось услышать историю о захоронении старца в могиле Александра I на курсах экскурсоводов Петропавловской крепости от известного ленинградского историка Марголиса. Конечно, он предупредил нас, чтобы в своих экскурсиях мы об этом ничего не говорили. На наш вполне резонный вопрос, почему до сих пор не вскрыли могилу и не убедились, так ли это на самом деле, историк пожал плечами и, усмехнувшись, сослался на запрет властей: якобы собор находится в плохом состоянии и подобные действия могут ему повредить.

О послании барона Врангеля и записке историка Лукомского мне удалось рассказать в своей статье “Император Александр I — старец Феодор Козьмич: легенда или быль?”, опубликованной в газете “Калейдоскоп” ещё в 1995 году (№70, декабрь, с.24-25). Данная газета распространялась в ряде городов России и ближнего зарубежья и, думаю, статья многих заинтересовала. Более того, благодаря ей мне удалось познакомиться с довольно интересной версией, куда мог деваться прах старца из могилы Александра I, если он там был.

ВОПРОСЫ ПО ОБРЕТЕНИЮ МОЩЕЙ

К сожалению, только недавно из интернета узнал, готовясь к написанию статьи, что, оказывается, за пять месяцев до моей публикации в “Калейдоскопе”, 5-го июля 1995 года в Томске были найдены останки старца! Порадоваться бы, да слишком много нелепиц вокруг истории обретения этих мощей…

Вообще, судя по интернету, в последние годы вокруг останков старца происходят какие-то странности. Не успели в июне 2008 гола специалисты Российского центра судебной экспертизы заявить о своей готовности провести исследование его мощей при условии заинтересованности со стороны Церкви, как уже в сентябре Томская епархия ответила, что “не будет возражать против проведения идентификации останков старца, которого считают Александром I”. Подобная оперативность со стороны Науки и Церкви вселяла уверенность в том, что все мы скоро узнаем, кем на самом деле был загадочный томский старец. Увы, год проходил за годом, и былой энтузиазм, видимо, куда-то улетучился…

Наконец в 2015 году в Томске состоялся форум “Дважды вошедший в историю: Александр I — старец Фёдор Томский”, посвящённый 190-летию ухода императора с престола. На нём в своём докладе президент Русского графологического общества Светлана Семёнова сообщила: “Графология с высокой вероятностью позволяет утверждать, что это один и тот же человек…”

Казалось бы, что на форуме вот-вот появится “вишенка на торте”: давно ожидаемое заключение генетической экспертизы. Ан нет! После своего доклада директор Института общей генетики им. Н.И.Вавилова РАН Н.К.Янковский в частной беседе якобы заявил, что научного интереса вопрос о происхождении старца не имеет(!). Исходя из этого более чем странного пассажа уважаемого директора, можно сделать два вывода: во-первых, раскрытие подлинной тайны сибирского старца современные власти РФ по каким-то причинам не интересует; во-вторых, вполне возможно, что якобы “разысканные” мощи старца, не являются его останками! Иными словами, отцы Томской епархии вполне сознательно в своих целях выдают чьи-то останки за “мощи” святого Феодора Козьмича.

Что касается истории погребения старца в могиле Александра I, то она согласуется и даже подтверждает выводы таких крупных исследователей данного вопроса, как князь В.В. Барятинский и Н.К. Шильдер. Если предположить, что эта история верна, то наличие в могиле старца чьих-то останков можно объяснить следующим образом.

Посланный в 1864 году в Томск Галкин-Врасский, в случае высочайшего приказа тайно вывезти тело старца в Петербург, никак не смог бы совершить подобную операцию в одиночку. В это предприятие обязательно должно было быть вовлечено тогдашнее руководство Богородице-Алексиевского монастыря. Поэтому вполне логично предположить, что после отбытия петербургского эмиссара, руководство монастыря распорядилось захоронить в опустевшей могиле чьи-то останки во избежание каких-либо недоразумений в дальнейшем.

Кстати, дореволюционный краевед А.В.Адрианов в своей книге “Город Томск” приводит ходившую среди горожан легенду о том, что в Томск приезжал то ли генерал, то ли целая комиссия, которая, по соглашению с губернским жандармским управлением, разрыла могилу старца и его останки увезла в Петербург.

Но если содержание послания барона Врангеля верно, то как объяснить, что при вскрытии могила Александра I оказалась пустой, и где тогда находится прах старца?! Вот версия, о которой мне довелось узнать благодаря своей статье в “Калейдоскопе”.

РАССКАЗ СОТРУДНИЦЫ МУЗЕЯ

Вскоре после выхода в свет газеты мне домой позвонила женщина. Представившись сотрудником одного из пригородных музеев, она взволнованным голосом сказала, что взяла мой номер телефона в редакции и хочет рассказать, где, по её мнению, находится могила старца. Договорились встретиться на вокзале Царского Села и на месте всё посмотреть. По дороге к месту события она рассказала следующую историю. В 1912 году, к 300-летию Дома Романовых, в городе по распоряжению Николая II был построен величественный собор. В годы войны собор сильно пострадал, и в 80-е годы его решили восстановить. В ходе подготовки группа, где работала моя собеседница, просматривала чертежи собора и обратила внимание на чертёж ниши в Нижнем или Пещерном храме Серафима Саровского, оборудованном в подвальном помещении, предназначение которой было для всех абсолютно непонятным. А с началом работ выяснилось, что на месте ниши стоит стена. Когда рабочие пробили стену, то оказалось, что в нише установлен гроб с чьими-то останками. Все попытки сотрудников музея выяснить, чьи останки находились в гробу, ни к чему не привели.

На мой вполне резонный вопрос, почему она связывает эту находку со старцем Феодором Козьмичем, я получил не менее резонный ответ: “Так ведь полное название собора — Феодоровский Государев! Если старца по какой-либо причине действительно решили перезахоронить из могилы Александра I в Петропавловском соборе, то здесь ему самое место!”.

Что касается причины, почему был перезахоронен прах старца из могилы Александра I, то выскажу свое мнение. Оно чисто умозрительно и практически ни на чём не основано.

Вне всякого сомнения, император Александр II хорошо знал, кем на самом деле является старец Феодор Козьмич. Иначе трудно объяснить, почему его старшие сыновья, наследники престола — Николай, а после его ранней смерти и Александр, будущий император — ездили в Сибирь для встречи со старцем. После кончины Феодора Козьмича, Александр II, повинуясь самым добрым побуждениям, отдаёт распоряжение тайно похоронить бывшего императора в Петропавловском соборе. Со временем верх берет понимание того, что в Царской усыпальнице покоится прах человека, добровольно сложившего с себя “тяжкий крест” Помазанника Божия и прожившего без малого половину своей долгой жизни в качестве простолюдина. Поэтому кем-то из самодержцев принимается решение вынести прах старца из усыпальницы и, опять же тайно, похоронить в другом месте. А саркофаг Александра I оставить пустым, каковым он, собственно, и был во время его похорон.

В начале ХХ века, в связи с приближением юбилея Отечественной войны 1812 года, происходит бурный рост общественного интереса к личности Александра I. Поэтому не удивительно, если Николай II принял решение о тайном перезахоронении старца в строящемся в Царском Селе своём соборе, назвав его “Феодоровский Государев” и тем самым создав старцу Феодору Козьмичу и в его лице Александру I достойный памятник.

Официально собор был назван в честь иконы Божьей Матери Феодоровской — родовой иконы династии Романовых. Перед этой иконой в 1613 году в Ипатьевском монастыре Костромы был благословлён на царство первый из династии — Михаил Федорович. Но подобная двусмысленность была вполне в духе последнего русского самодержца! Тем более если домыслить ситуацию: ниша расположена в Пещерном храме Серафима Саровского, а по одной из народных легенд после своей мнимой смерти бывший император жил в Саровской пустыни, где окормлялся преподобным Серафимом под именем послушника Феодора.

Но почему замалчивается послание барона Николая Врангеля? Ответ очевиден. Читатель, наверное, помнит, что, по мнению полковника Балинского, отцом Николая I был лейб-медик Вильсон. На самом деле так считали ещё родители полковника, он же вместе с братом, когда вырос, собирал доказательства. Не будем забывать и того, что отец Балинского служил в клинике баронета Виллие — лейб-медика Александра I, бывшего с ним в Таганроге, без участия которого мнимая “смерть” императора была бы просто невозможна. И вполне может быть, что его уверенность базировалась на свидетельствах неких старых сослуживцев, знавших этого соотечественника лейб-медика Вильсона…

Иными словами, если изложенное в послании является правдой, то тогда приходится признать, что с восшествием на престол 14 декабря 1825 года Николая I в истории государства Российского прекратилась династия Романовых и наступила, если хотите, династия Вильсонов!

Именно ссылка Игнатия Балинского на поразительное внешнее сходство Николая I с портретами лейб-медика Вильсона, да ещё с указанием, где они находятся, и которая даёт возможность исследователям взять верное направление в поисках истины, служит препятствием к знакомству широкой общественности с посланием барона Врангеля.

О ПРОИСХОЖДЕНИИ ИМЕНИ СТАРЦА

Кстати, с лёгкой руки князя В.В.Барятинского императора Александра I называют “царственным мистиком”. Да, в последние годы царствования он впал в мистицизм. Но почему же в таком случае ни один из исследователей не попытался понять, что сподвигло бывшего императора выбрать себе имя для будущей неведомой жизни — Феодор Козьмич. Ведь для мистика выбор имени носит особый, сакральный смысл! Лично мне представляется, что имя Феодор выбрано как память о родовой иконе династии Романовых — Божьей Матери Феодоровской. Она является олицетворением начала династии, а сам носитель имени, то есть Александр Павлович — её концом. Что касается отчества Козьмич, то здесь вполне очевидна ассоциация со знаменитым нижегородским гражданином Козьмой Мининым, одним из руководителей 2-го народного ополчения, освободившего в 1612 году от поляков Москву. Между прочим, по своему социальному положению — выходцем из простонародья. Таким образом, имя и отчество “Феодор Козьмич” следует понимать как сакральную связь: последний представитель династии Романовых ушёл в простой народ. Что ж, подобный выбор нового имени был изящен и остроумен, вполне в духе екатерининского и александровского времени — времени изящных остроумцев!

Современная наука в силах подтвердить или опровергнуть версию Балинских, изложенную в послании барона Врангеля. Да кто ей даст-то, науке, правдиво рассказать об этой, в общем, позорной странице российской государственности, которую наш народ своей волей закрыл ещё в феврале 1917 года?! Тем более что некоторые из современных “патриотов” нынче пытаются навязать обществу идею воссоздания в России монархии, якобы в целях удержания от распада нашего государства. Только кого будем звать на царство: потомков Вильсона, Майкла Кентского, принца Гарри или ещё кого?! Для этого лучше замалчивать послание барона или, на худой конец, если подобное уже не удастся сделать, “научно” доказать достоверность недавно обретённых в Томске “мощей старца”, дабы его дискредитировать.

Вот такие мысли пришли мне в голову “над пустой гробницей царя Александра Благословенного, победителя галлов…”

http://old.zavtra.ru/content/view/tajna-dinastii/

comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике ИСТОРИЯ


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях