У соборов проверяют документы



Санкт-петербургские депутаты нашли пробелы в процедуре передачи храмов церкви. Оппозиционные депутаты санкт-петербургского заксобрания поставили под сомнение законность передачи Русской православной церкви (РПЦ) городских храмов — в частности, Смольного и Сампсониевского соборов. Как указывают парламентарии, санкт-петербургский комитет имущественных отношений (КИО) не публиковал на своем сайте заявления от РПЦ о притязаниях на государственное имущество, хотя это предусмотрено федеральным законом.

Депутат законодательного собрания Санкт-Петербурга Максим Резник (Партия роста) обратился в городской комитет имущественных отношений с просьбой указать, на каких основаниях были изданы распоряжения о передаче РПЦ Смольного и Сампсониевского соборов. Он обращает внимание на нарушение принципа публичности при передаче соборов. Федеральный закон «О передаче религиозным организациям имущества…» (327-ФЗ) предусматривает, что церковь должна обратиться в уполномоченный орган (в случае с Санкт-Петербургом — комитет имущественных отношений) с письменным заявлением о притязаниях на храмы, а комитет — опубликовать эти заявления в десятидневный срок. На деле же заявления на сайте комитета не публиковались, хотя ссылки на них в распоряжениях о передаче соборов содержатся.

В комитете имущественных отношений подтвердили “Ъ”, что не публиковали на своем сайте заявления от РПЦ, но размещали уведомления о том, что эти заявления к ним поступили. В КИО объяснили, что заявления от церкви поступают к ним без архивных документов, подтверждающих религиозное назначение конкретного имущества. Комитету приходилось самостоятельно запрашивать архивные справки, и информацию о поступлении заявлений чиновники публиковали только после получения этих справок. Однако Максим Резник уверен, что закон напрямую обязывает комитет публиковать сами заявления. «Отсутствие опубликованных заявлений означает отсутствие первоисточника возникновения правоотношений. Это значит, что как минимум издание распоряжений комитета может быть признано незаконным»,— говорит депутат.

Примечательно, что ранее в городскую прокуратуру по тому же вопросу обращался юрист Павел Шапчиц. Он обращал внимание на то, что ни по одному из 17 храмов, которые уже переданы городом церкви или находятся в работе, комитет заявлений религиозных организаций не публиковал. В ответ на обращение господина Шапчица в прокуратуре сообщили, что эти заявления в комитет не поступали (что противоречит позиции самого комитета). После этого в прокуратуру обратился лидер фракции «Яблоко» в санкт-петербургском парламенте Борис Вишневский, который потребовал либо признать передачу хромов незаконной, если заявлений от церкви действительно не было, либо привлечь чиновников КИО к ответственности за непубликацию на сайте сведений.

Действовать через прокуратуру планирует и Максим Резник — он полагает, что надзорное ведомство может либо выступить с иском к КИО, либо направить представление о признании распоряжений комитета незаконными. Самостоятельно оспаривать действия КИО депутат считает бессмысленным. Он ссылается на судебную практику, связанную с попыткой оспорить распоряжение комитета имущественных отношений, регламентирующее порядок передачи РПЦ Исаакиевского собора. Тогда суд отказался рассматривать жалобу истцов — депутата Бориса Вишневского и гражданских активистов, сославшись на то, что их права изданием этого распоряжения не были нарушены. При этом в основе конфликта вокруг правомочности передачи церкви Исаакия лежит та же самая коллизия: в распоряжении комитета содержится ссылка на письменное заявление РПЦ, однако и в церкви, и в Смольном признают, что заявления не существует.

Ранее в Санкт-Петербургской митрополии заявляли, что на попытки оспорить законность передачи РПЦ государственного имущества, в частности Сампсониевского собора, смотрят «с недоумением»: «Нам не очень понятна эта активность»,— говорила руководитель сектора коммуникаций митрополии Наталья Родоманова, добавляя, что все официальные документы, касающиеся передачи Сампсониевского собора, «подписаны и согласованы на всех уровнях».

Иван Павлов и Дарья Сухих, юристы «Команды 29», специализирующейся на вопросах, связанных с правом на информацию, говорят, что нарушение предусмотренного законом требования публиковать заявки и даже фактическое отсутствие самой заявки вряд ли повлекут отмену уже принятого решения о ее удовлетворении. Однако за нарушение процедуры чиновники могут быть привлечены к дисциплинарной ответственности. За ненадлежащее ведение сайта и неопубликование обязательной для размещения информации предусмотрена и административная ответственность. «Прокуратура по таким поводам любит покошмарить детские садики и муниципалитеты, но о применении в отношении госорганов данной нормы КоАП нам неизвестно, хотя мы постоянно мониторим эту практику»,— отметил господин Павлов.

Мария Карпенко, Анна Пушкарская, Санкт-Петербург

https://www.kommersant.ru/doc/3289654

comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике РЕЛИГИЯ


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях