Трудно быть гением?



Тема с психолингвистом, профессором Татьяной Черниговской.

Терпение и труд могут сделать из талантливого выпускника МФТИ выдающегося физика, но они не сделают из него Эйнштейна. Не оставляющий стараний маэстро при определенном везении способен выбиться в лауреаты престижного конкурса скрипачей, но едва ли он станет Никколо Паганини. Гением надо родиться. Однако гений – это, собственно, кто? Каковы критерии гениальности? Ну хотя бы на уровне физиологии мозг гения отличается от мозга обычного человека? Это один ряд вопросов. Есть и другой. Гениальность – это благо или бремя? За свою гениальность гении чем-то расплачиваются? Это трудно – быть гением? Обсудим тему с психолингвистом, доктором биологических и доктором филологических наук, профессором Санкт-Петербургского государственного университета Татьяной Черниговской.

Гений дорого платит за гениальность. Ему тяжело в этом мире. Он с самого начала не такой, как все. Фото: Depositphotos

С таким мозгом Эйнштейн не мог не быть гением

– Называя кого-то гением, что мы имеем в виду? Ну, не в том приземленном, хотя по-своему тоже высоком смысле, когда, например, этим званием хозяин квартиры награждает сантехника, путем искусных манипуляций и применения чудодейственной лексики устранившего-таки коварную, упрямо не поддававшуюся исправительному воздействию протечку в канализации. Я говорю сейчас о гениях, признанных таковыми историей. Их гениальность – она чем объясняется? Это некие свойства мозга? Особенности психофизики?

– Прямо скажу, я не специалист по гениальности и не знаю, есть ли такие специалисты, кроме классиков, которые писали на эту тему теоретические работы. Я вам лучше конкретный пример приведу. Когда Эйнштейн отошел в лучший мир, его мозг был украден. Судя по всему, он был украден патологоанатомом. Но, к счастью, не поврежден и сохранился до времени, когда его стало возможно исследовать томографически. Как сообщили потом те, кто проводил это исследование, с таким мозгом Эйнштейн не мог не быть гением.

– Этот мозг был нестандартно большого размера? Или значительно тяжелее мозга обычного человека?

– Размер и вес не имеют значения, он был даже меньше, чем у среднего человека.

– А что же имеет значение?

– Извилины. У Эйнштейна извилины не вполне такие, как у среднего человека. Часть, которая соединяет правое и левое полушария – corpus callosum, такой перешеек между правым и левым мозгом, у Эйнштейна более мощная, гораздо плотнее и сама нейронная сеть. Это говорит о том, что у него, кроме левого полушария, решающего логические задачи, которые решал Эйнштейн, очень сильно задействован правый мозг.

Гением надо родиться, это бесспорно. Но уже родившись гением, ты можешь им не стать, если не повезет

– Можно ли сказать в таком случае, что гениальность – это физиологическая патология?

– В определенном смысле – да. Хотя это трудный вопрос. Все-таки в строгом смысле это патологией называть не стоит. В средние века у людей были другие и вес, и рост, чем у наших современников. Значит, отклонение от некой средней “договорной” величины является патологией по определению. Как в сторону беды, так и в сторону гениальности. Разумеется, гениальность – не норма. Но одновременно с гениальностью может наблюдаться и реальная патология.

– Психическая, например?

– Гениальность может сопровождаться любой патологией, в том числе и психической. Гений дорого платит за свою гениальность.

– Чем именно?

– Тем, что ему тяжело в этом мире. Он с самого начала не такой, как все. Он находится под разнообразным прессингом. Например, ему могут внушать, что он умственно неполноценный (так как другой). Эйнштейн очень медленно развивался. Его чуть ли в школу не брали, считали, что он вообще никуда не годится. Гениев, которые с точки зрения обывателя были бы “нормальными”, практически не существует. Среди них немало сильно пьющих людей. Среди них большой процент тех, кто либо заканчивает суицидом, либо делает такие попытки. С ними совершенно невыносимо жить близким…

– Кроме того, гении часто склонны к чудачествам. Академик Сахаров, например, жарил селедку.

– Да, он любил теплое. Возможно, поэтому ему нравилось мыть посуду: доставляла удовольствие теплая вода, бегущая по рукам, он пел в это время… А вот, скажем, Эйнштейн играл на скрипке. Хорошо или плохо играл, я не знаю. По некоторым отзывам, играл плохо. А зачем он это делал? Можно предположить, что игра на скрипке была для него формой отдыха. Но не только. Я думаю, это была еще и настройка мозгов на другой лад, на другой тип мышления. Я допускаю, что когда Эйнштейн начинал играть на скрипке, он подсознательно включался в другое состояние. Чтобы тебе что-то открылось, ты должен как бы отпустить регулировки. Выйти в свободное плавание. Сейчас специалисты пишут: освободите мозг, дайте ему жить, как он хочет. Хочет бездельничать – пусть бездельничает. Хочет думать о глупостях – пусть думает о глупостях. Потому что все это лишь переключение в другой регистр, на другой тип мыслительной деятельности, которая в какой-то момент приведет к озарению.

– Озарение, вдохновение – что это такое в физиологическом смысле?

– Думаю, это перенастройка мозга в сторону “дефолтного состояния”. Если серьезного поэта, не рифмоплета, спросить, как пришли ему на ум те или иные строчки, он, скорее всего, ответит: “Сам не знаю. Посреди ночи проснулся, вскочил и записал. Утром смотрю – стихотворение”.

– А можно какими-то способами пробуждать в себе вдохновение, провоцировать его?

– Когда Эйнштейн брался за скрипку, он, мне кажется, именно это и делал.

Глупость тоже может передаваться по наследству

– В человеческом мозге есть отделы, отвечающие за определенную одаренность? Например, за музыкальную или шахматную?

– Что меня в мозге, если так можно сказать, раздражает, так это то, что там есть одновременно локализованные вещи и нелокализованные. Например, если несчастье произошло в такой-то зоне мозга, то есть все основания ожидать, что у человека, допустим, отключится речь или он потеряет способность мыслить адекватно. А если, положим, у него будет повреждено правое полушарие, то с большой долей вероятности он перестанет понимать юмор. Или перестанет узнавать лица, не сможет узнать даже собственную жену. То есть мы заранее знаем, что произойдет при повреждении той или иной зоны мозга. Но если мы об этом забудем и отправим здорового человека в томограф и будем ему давать разные задания, которые хитроумно придумаем, то увидим большую нейронную сеть, чрезвычайно сложно работающую. И окажется, что левое полушарие, отвечающее за речь, работает очень разнонаправленно.

– Значит, в мозге есть зоны, связанные и со способностями к музыке, например?

– Это вопрос на тему “курица и яйцо”. У человека потому эта зона так серьезно работает, что всю жизнь он занят музыкой? Или он потому всю жизнь занят музыкой, что имел к ней природную предрасположенность? Есть известная история про лондонских таксистов, у которых огромная зона мозга связана с ориентацией в пространстве и памятью. Лондонские таксисты, как мы знаем, сдают кошмарный экзамен, прежде чем получают право обслуживать пассажиров. Они должны знать, как им проехать на любую улицу, в любой квартал, к любому дому. Эта зона мозга развита потому, что они много лет ездят по Лондону, или потому, что природа наградила их способностью ориентироваться в пространстве? Конечно, вряд ли кто-то рождается таксистом. Но это не снимает сложности вопроса. Если вы возьмете мозг новорожденного ребенка, вы никогда не сможете сказать, станет этот ребенок Эйнштейном или нет, потому что мозг развивается. Даже если ребенок родился гением, по его детскому мозгу этого не видно. Но то, что гениальность имеет семейную природу, – это несомненно.

– Вы хотите сказать, гениальность может передаваться по наследству?

– Не станем называть это гениальностью, но ум, одаренность, способность к определенному роду занятий зачастую передаются.

– А глупость?

– Я считаю, что и она может передаваться. Гением надо родиться, это бесспорно. Невозможно сделаться гением в результате воспитания. Но уже родившись гением, ты можешь им не стать, если не повезет.

Перельман живет так, как может и как хочет

– Что такое горе от ума?

– Коварный вопрос. Я бы на него ответила так. Бывают гипертрофированные способности к чему-то. Допустим, к счету. И тогда у человека все силы организма уходят на это. Вспомним Перельмана, гениального математика, доказавшего гипотезу Пуанкаре. Он же просто не от мира сего. У него абсолютно неадекватное поведение. Он социально полностью безответственный. Взрослый человек (ему сейчас пятьдесят), который с мамой за руку ходит в магазин, чтобы ему в сумку положили батон и кефир. Это аутистическое поведение. Он гений, конечно. Но при этом абсолютно неадекватен. Это горе от ума. Поэтому умные шведы, которые его пригрели, поступили правильно. Ему ведь ничего не надо. Если бы было надо, он бы с удовольствием взял присужденную ему премию в миллион долларов. А он не взял. И они от него отстали. Они ему дали двухкомнатную квартиру, минимальное содержание, достаточное для того, чтобы жить в Швеции. А ему больше и не надо ничего. Ему нужно, чтобы его оставили в покое. Он живет так, как может и как хочет. И дорого платит за свою гениальность.

Это бремя и это судьба

– Гениальность – это бремя?

– Это, конечно, бремя. И это судьба. Я думаю, что у гениев свобода воли отсутствует. Биографии многих гениальных людей говорят о том, что эти люди выбирали себе жизнь гораздо более сложную и трудную, чем могли бы вести. Назовем здесь Эдгара Дега. Знаменитая семья с солидным достатком. Ему отец говорил: “Ты в эти игры не играй. Что ты там по борделям ходишь в Париже? Ты живи, как наша семья живет, и все у тебя будет”. И он мог бы так жить, только мировая культура в этом случае не имела бы Дега. Понимаете, он заведомо пошел на жизнь, в которой были финансовые трудности. Он тяжело жил. Но шел на это. Это то, чему он просто не мог сопротивляться. Значит, гения что-то ведет. Или возьмем более благополучный случай – Чарльз Дарвин. Из приличной семьи, как сказали бы сейчас. Теологическое образование имел. По всем своим данным должен был бы стать врачом или юристом. А он, поссорившись с семейством, садится на известный корабль “Бигль” и отправляется в кругосветное путешествие. И мир получает Дарвина.

За редким исключением у женщин все-таки другой мозг

– В каком-то своем интервью вы сказали, что среди женщин гении встречаются редко. Вы даже категоричней сказали: среди женщин нет гениев. Почему вы так думаете?

– Гении среди женщин, конечно, есть, но их ничтожное количество. Первое, что здесь приходит в голову, – Софья Ковалевская и Мария Склодовская-Кюри. Есть и женщины – нобелевские лауреаты. Но все равно это очень небольшой процент.

– Вы это чем объясняете?

– Феминистки, которых я терпеть не могу, скажут: это из-за того, что женщин веками держали только на кухне и в спальне. Меня не устраивает такой ответ. На кухне и в спальне женщин уже давно не держат, а что-то не видно серьезного результата. Поэтому я думаю, что за редким исключением у женщин все-таки другой мозг. Я не хочу сказать, что он плохой. Я хочу сказать, что он другой. Например, точно известно, что мужской мозг имеет гораздо большее количество нейронных связей внутри полушарий. Но у женщин более пространная нейронная сеть. И тому есть эволюционное объяснение. Женское дело такое – гнездо сохранить, потомство вырастить. А значит, нужно уметь договариваться, нельзя находиться в состоянии вражды со всеми. Именно по этой эволюционной причине женщины хорошие переговорщики. Хотя большинство дипломатов все-таки мужчины. А те женщины, которые становятся премьер-министрами, как Тереза Мэй, или министрами обороны, как не однажды бывало во Франции, – это очень жесткие женщины. В ментальном смысле они более жесткие, чем мужчины. И здесь опять встает вопрос о курице и яйце. Она стала министром обороны, потому что родилась такой? Или ее жизнь к этому привела? Я не хочу сейчас влезать в политику, но если бы президентом США стала Хиллари Клинтон (притом что Трамп совсем не мой герой), уже была бы третья мировая война. Конечно, женщины могут побеждать в интеллектуальном состязании с мужчинами, но не на самом высоком уровне. Я вот, например, доктор наук по двум совсем разным наукам. Но Эйнштейна из меня не выйдет, я это знаю наверняка, и у меня нет никаких сожалений по этому поводу.

Нравственный человек, совершив опасное для человечества открытие, должен его уничтожить

– Для вас гениальность имеет нравственную составляющую?

– Да.

– Гений и злодейство несовместны, на ваш взгляд?

– Они совместны. Не в том смысле, что мне это нравится, нет, мне это совсем не нравится, но здесь есть проблема. Нравственный человек, совершив опасное для человечества открытие, должен его уничтожить. Гений никогда этого не сделает. Хотя Эйнштейн писал: если бы я знал, что случится в Хиросиме и Нагасаки, я бы выбросил то, что открыл. Я не знаю, как мы из этой ловушки выберемся и удастся ли нам выбраться, но по нравственным соображениям, пусть даже очень высоким, в науке ничего запретить нельзя. Всегда найдется богатый человек, который купит остров посреди Атлантики, бросит огромные деньги на аппаратуру, химические вещества, зарплаты… Все это даст ученым, которые тоже найдутся, потому что любой из них будет вправе сказать: я никогда не смогу проделать эту работу в других условиях, а здесь мне дали все, и я вам клонирую, кого хотите. Поэтому ООН может запрещать клонирование сколько угодно. Ничего не выйдет. Будут манипуляции с генами. Будут клонировать людей. Все это произойдет. Если мы, конечно, раньше не взорвемся.

Визитная карточка

Татьяна Черниговская – российский филолог, специалист в области нейронауки и психолингвистики, а также теории сознания. Доктор биологических, доктор филологических наук. Родилась в Ленинграде. Окончила филологический факультет Ленинградского государственного университета. Специализировалась в области экспериментальной фонетики. До 1998 года работала в Институте эволюционной физиологии и биохимии им. И.М. Сеченова РАН. Занималась экспериментальными и клиническими исследованиями ментального лексикона носителей русского языка. По ее инициативе в 2000 году была открыта учебная специализация “Психолингвистика”. Читает курсы “Психолингвистика”, “Нейролингвистика”, “Когнитивные процессы и мозг”. Неоднократно была приглашенным лектором в крупнейших университетах США и Европы, координатором международных симпозиумов. Вела циклы телевизионных передач на канале “Культура”: “Звездное небо мышления”, “Покажем зеркало природе”, еженедельную интеллектуальную программу на “5 канале”.

 

https://rg.ru/2017/04/17/chergiovskaia-um-i-odarennost-zachastuiu-peredaiutsia-po-nasledstvu.html

comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике ЧЕЛОВЕК


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях