Китай положил глаз на госактивы России



Поднебесная готова принять активное участие в программе приватизации в России.

Заместитель премьера Госсовета КНР Чжан Гаоли и первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов (Фото: Станислав Красильников/ТАСС)

Китай готов принять активное участие в приватизации государственных активов России. Такое заявление сделал вице-премьер Госсовета КНР Чжан Гаоли во время встречи с вице-премьером Российской Федерации Игорем Шуваловым на четвертом заседании российско-китайской межправительственной комиссии по инвестиционному сотрудничеству.

На заседании представители РФ и КНР поддержали создание двух фондов, которые будут заниматься инвестициями в российскую горнодобывающую и металлургическую отрасли, а также в инфраструктурные и девелоперские проекты. Всего стороны договорились о реализации 73 совместных инвестиционных проектов.

Возможность участия китайского капитала в приватизации российских госактивов обсуждается не впервые. Так, в мае 2016 года глава Министерства энергетики России Александр Новак заявил, что не исключает участия китайских компаний в российской программе приватизации, и что обсудить этот вопрос было бы «интересно». СМИ писали о том, что китайская CNPC заинтересована в приватизации госкорпорации «Роснефть». Однако, как известно, в итоге 19,5% акций компании достались международному консорциуму Glencore и катарскому инвестиционному фонду.

Напомним, что в феврале правительство утвердило план приватизации на 2017−2019 годы. Документом предусматривается приватизация находящихся в федеральной собственности акций 477 акционерных обществ, 298 ФГУПов, доли участия государства в десяти ООО, более тысячи объектов другого имущества государственной казны.

Крупнейшими сделками должны стать сокращение доли государства в уставном капитале банка ВТБ — до 25 процентов плюс одна акция (сегодня государству принадлежит в ВТБ 60,9% голосующих акций), полный выход государства из капитала Новороссийского морского торгового порта (НМТП), «Объединенной зерновой компании» (ОЗК) и производственного объединения «Кристалл», занимающегося огранкой природных алмазов.

Кроме того, план предусматривает снижение доли государства в акционерной компании АЛРОСА до 29 процентов плюс одна акция с координацией продажи акций, находящихся в госсобственности Республики Саха и в муниципальной собственности. Долю государства в «Совкомфлоте» планируется сократить до 25 процентов плюс одна акция. Кроме того, в план приватизации вошли 100% находящихся в федеральной собственности акций Дальневосточной энергетической управляющей компании (ДВЭУК). Продажа долей в ОАО «Российские железные дороги» (РЖД) и еще 10% в нефтяной компании «Роснефть» в финальную версию документа не попали.

Планируется, что приватизация этих активов обеспечит доходы бюджета в размере 5,6 миллиарда рублей ежегодно.

Интересно, что вице-премьер Игорь Шувалов 5 апреля заявил, что приватизация «Совкомфлота» может состояться уже летом. Возможно ли, что именно этот вопрос обсуждался с китайскими инвесторами?

Несмотря на теплые политические отношения, экономическое взаимодействие между Китаем и Россией развивается не так активно, как хотелось бы. Хотя по итогам первого квартала 2017 года товарооборот между Россией и Китаем вырос в долларовом эквиваленте на 29,3%.

Заместитель директора Института Дальнего Востока РАН Андрей Островский считает, что КНР заинтересована во вложении средств в российскую экономику, однако хочет получить гарантии сохранности этих инвестиций.

— Китай действительно заинтересован и в участии в приватизации, и в инвестициях, но проблема в том, что вход в российскую экономику у нас достаточно непростой. За прошлый год по одним данным Китай инвестировал в российскую экономику два миллиарда долларов, по другим — один. Общий же объем зарубежных инвестиций КНР в 2016 году составил 174 миллиарда долларов. То есть доля России практически ничтожна. Инвестиционное сотрудничество развивается очень слабо.

Насколько я знаю, на встрече двух вице-премьеров велись очень серьезные переговоры о расширении инвестиционного сотрудничества, тем более что Игорь Шувалов как раз и возглавляет комиссию с российской стороны по такому взаимодействию с КНР. Российская сторона заинтересована привлечь китайские инвестиции в развитие нашей экономики.

Но китайский инвестор предпочитает идти туда, где можно получить быструю прибыль. Это такие сферы, как добыча нефти и природного газа, то есть то, что КНР сегодня необходимо.

На мой взгляд, нужно привлекать китайских инвесторов к развитию российской инфраструктуры, на что у нас сегодня не хватает средств, или к развитию Крыма. На это, правда, китайский инвестор идет крайне неохотно, потому что в отношении Крыма работает огромное количество санкций, которые могут быть применены и против действующих там предприятий.

На встрече вице-премьеров были подготовлены определенные соглашения, которые, скорее всего, будут подписаны во время визита на высоком уровне президент Владимира Путина в Пекин 14−15 мая на конференцию, посвященную крупному китайскому проекту «Один пояс — один путь».

«СП»: — И какие перспективы у нас есть?

— На мой взгляд, подключение к китайским инвестициям и экономике максимально эффективно возможно, только если Россия активно примет участие в реализации проекта «Один пояс — один путь». Китай предполагает развивать по маршруту «Шелкового пути» маршруты через Россию в Европу. Для этого необходимо построить высокоскоростные железные дороги, чтобы обеспечить быстрые грузоперевозки по территории РФ и создать конкуренцию морским перевозкам.

Что касается морских перевозок, Китай готов вложить определенные средства в освоение северного морского пути. Для Пекина это приобретает жизненно важный характер. КНР купила часть акций общества «Новатэк», и через порт Сабетта в Китай ведет вывоз сжиженного природного газа. Поэтому Пекин заинтересован в разработке севморпути и готов подключиться к этому процессу.

«СП»: — Вы сказали, что китайским инвестициям тяжело входить в российскую экономику. Почему?

— Не только китайским, но и зарубежным инвестициям в принципе. Обратите внимание, что большая часть иностранных инвестиций в России — это портфельные инвестиции в финансовые структуры. Для прямых инвестиций существует серьезная проблема — иностранные вложения на территории Российской Федерации не страхуются, что представляет собой дополнительные риски для иностранных инвесторов. Особенно для тех, кто собирается получать доходы не от капитала, а от доход от произведенной на территории России продукции.

Это серьезное препятствие для инвесторов, которые через некоторое время могут столкнуться с тем, что придет новый руководитель и пересмотрит свое отношение к инвестициям и этим предприятиям. А поскольку никакой страховки нет, возврат этих инвестиций ничем не гарантирован. Инвестор просто потеряет деньги и должен будет уйти восвояси. Это большой риск. Если бы законодательство гарантировало полный или частичный возврат денег, инвестированных в российское производство, ситуация была бы совсем другой.

Если у китайского инвестора есть выбор между Россией и Казахстаном, например, в области выращивания соевых бобов на аналогичных землях по качеству и плодородию, он выбирает Казахстан. Критерий один — в Казахстане есть гарантии возврата инвестиций. У нас таких гарантий нет.

«СП»: — Можно ли как-то решить эту проблему?

— Можно разработать механизм гарантий для любых инвестиций, в том числе китайских. Это определяется двусторонними соглашениями. Рабочая группа должна подготовить соответствующие документы. Собственно, именно комиссия Игоря Шувалова и должна этим заниматься. Но такое соглашение должны быть равным и для китайских, и для российских инвесторов на территориях друг друга. Нет смысла подписывать соглашение, которое работает только в одну сторону. Возможно, сейчас рабочая группа под руководством двух вице-премьеров начнет подготовку такого документа.

«СП»: — Сообщается, что уже договорились о 73 проектах, это прогресс?

— Договариваться можно о чем угодно, все зависит от реализации. Напомню, что в свое время в 2007 году было подписано соглашение о сотрудничестве российского Дальнего Востока с северо-востоком Китая. Оно предусматривало более 200 совместных проектов, но реализовано из них на сегодняшний день не более 10. Так что вопрос не в самих договоренностях, а в их реализации.

«СП»: — Возвращаясь к приватизации, какие именно компании интересуют китайцев?

— Если говорить о приватизации российских активов, китайцев в России интересует все, что их интересует в экономике в принципе. У КНР есть ключевые точки, которые они хотели бы развивать. Это новые высокие технологии, добывающая промышленность, нефть, природный газ и высокококсующий каменный уголь. Также это все, что связано с транспортом — порты, железные дороги.

У Китая есть действующий план развития экономики народного хозяйства до 2020 года. Кроме того, есть огромная программа «Один пояс — один путь», о которой я уже упоминал, которая предусматривает стратегию внешнеэкономического сотрудничества на ближайшие годы до 2030 годов и дальше. Когда мы планируем что-то, нужно исходить из того, что прописано в этом плане. Точно также и китайская сторона должна знакомиться с нашими разработками и планами развития регионов и страны в целом.

Вскоре состоится визит Владимира Путина в Китай, думаю, по его итогам можно будет делать какие-то выводы о том, насколько активно будет развиваться в ближайшие годы наше экономическое сотрудничество.

http://svpressa.ru/economy/article/170475/

comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике ЭКОНОМИКА


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях