Распределение и противоречия

171

Автор: В.Я. Мач

Экономическая теория Маркса псевдонаучна. Форма капиталистического присвоения ничем не отличается от формы присвоения пролетарского. Осуществляющие единоличное распределение всегда стремятся присваивать как можно больше, а присваивают самым бессовестным образом ровно столько, сколько позволяют им сложившиеся отношения между участниками совместной производственной деятельности. Только устранение единоличного распределения позволит совершить очередной переход к более качественной общественной и экономической организации.

Предсказывая неизбежную гибель капитализма, основоположники научного коммунизма опирались на вызревающее, якобы, в недрах капиталистического общества основное противоречие между трудом и капиталом, заключающееся в антагонистическом (непримиримом) противоречии между общественным характером производства и частнокапиталистической (единоличной) формой присвоения его результатов. Достаточно сомнительное утверждение, на основании которого можно предположить невозможное, что остальные участники совместной с капиталистом производственной деятельности и вовсе никогда ничего не присваивают.

В действительности капиталист присваивает наиболее значительную часть результатов совместной производственной деятельности. В свое время частнофеодальное присвоение имело еще более единоличный характер, а частнорабовладельческое – и того более, однако о каких-либо противоречиях в недрах феодального и рабовладельческого общества коммунистическая теория не проронила ни единого слова. Можно было бы согласиться с тем, что единоличное присвоение капиталистом результатов совместной производственной деятельности представляет собой всего лишь чрезмерно сильное выражение, если бы оно не использовалось повсеместно в качестве достаточно эффективного идеологического жупела в процесс распространения подстрекательских призывов, обращенных к митингующей толпе.

Между тем доля каждого участника в результатах совместной производственной деятельности полностью определяется характером существующего единоличного распределения, основанного на отношениях господства и подчинения, складывающихся в процессе использования насилия, а ее присвоение происходит неизменно в единственно возможной своей форме, которой является форма единоличная.

Это означает, что форма капиталистического присвоения ничем не отличается от формы присвоения пролетарского. Даже феодал и рабовладелец не могли присваивать полностью результаты совместной с крепостными и рабами производственной деятельности. То есть, каждый участник совместной производственной деятельности обязательно присваивает некоторую часть ее результата, а форма присвоения при этом всегда является единоличной.

Возникновение разделения общественных обязанностей обусловило образование такого слоя общества, представители которого не принимают никакого участия в производственной деятельности, однако присваивают некоторую часть результатов общественного производства. Таким вот образом, еще задолго до возникновения капитализма, производство приобрело общественный характер, а единоличная форма присвоения его результатов существовала еще в доисторические времена. Поэтому утверждать о существовании между ними какого-либо противоречия, а тем более антагонистического, не представляется возможным.

Это означает, что основное противоречие между трудом и капиталом является надуманным вследствие безоговорочного доверия, проявленного основоположниками научного коммунизма в отношении никчемных гегелевских изобретений. Таковыми являются: диалектика развития природы и общества, а также опрометчиво изданный Гегелем закон вечного единства и вечной борьбы неких загадочных противоположностей, представляющих собой неотделимые друг от друга составные части вездесущих и сплошь беспричинных противоречий.

Только в человеческом обществе могут возникать и возникают всевозможные противоречия и только между теми членами общества, которые одновременно стремятся к достижению несовместимых между собой целей.

А проявляются эти противоречия в процессе противоборства их друг с другом. В любое другое время и в любом другом месте никакие противоречия человеческое общество не беспокоят. Более того, никаких других противоречий в природе и обществе: ни внутренних, ни внешних, ни, тем более, потусторонних нет и быть не может в принципе. Если где-нибудь они и существуют, то только в воображении создателей чисто умозрительных конструкций окружающей их действительности, а также в воображении их чрезмерно доверчивых последователей и нигде более.

Настолько очевидные теоретические ляпсусы нисколько не смутили некоторую часть образованного дворянства царской России, самоуверенно приступившей к устранению несуществующего основного противоречия между трудом и капиталом посредством устранения несуществующей же частной собственности на совместно используемые средства производства. Плачевные последствия необоснованной ничем революционной деятельности не заставили долго себя ждать. А скоропостижный развал первого в мире социалистического, якобы, государства подтвердил полную несостоятельность коммунистического вероучения в целом.

Еще одной надуманной составной частью псевдонаучной экономической теории Маркса является учение о прибавочной стоимости, на величину которой, якобы, капиталист уменьшает заработную плату каждого рабочего для того, чтобы затем самым бессовестным образом ее присвоить. Между тем капиталист самым бессовестным образом использует насилие и угнетение в отношении рабочих, самым бессовестным образом господствует над ними и самым бессовестным образом присваивает наиболее значительную часть результатов совместной производственной деятельности, не опускаясь с высоты своего господства до мелочных вычислений какой-то там высосанной кем-то из своего пальца прибавочной стоимости.

Стремление капиталиста присваивать как можно большую часть результатов совместной производственной деятельности, предпринимаемые им для осуществления этой цели действия, свидетельствуют о значительном несовпадении экономических интересов капиталиста и рабочих, являющимся причиной возникновения многочисленных столкновений между ними. То же самое утверждение будет полностью справедливым и в отношении экономических интересов феодала и крепостных, рабовладельца и рабов.

Да и с самой глубокой древности, когда человек еще ни имел никакого представления о собственности, доля каждого в результатах совместной производственной деятельности определялась единоличным распределением. И тогда наиболее существенная его особенность заключалась в том, что осуществлявший единоличное распределение всегда присваивал самым бессовестным образом намного больше любого другого участника.

То есть, осуществляющие единоличное распределение всегда стремятся присваивать как можно больше, а присваивают самым бессовестным образом ровно столько, сколько позволяют им сложившиеся отношения между участниками совместной производственной деятельности и общественные отношения в целом.

Налицо всеобщее несовпадение экономических интересов участников любого единоличного распределения. Мы сможем намного облегчить свою жизнь только тогда, когда крепко-накрепко усвоим себе, что распределение между нами результатов совместной производственной деятельности никогда нельзя доверять никому из нас. Только устранение единоличного распределения позволит совершить очередной переход к более качественной общественной и экономической организации. В случае значительного промедления с осуществлением такого решения может приключиться гибель капитализма в мировом масштабе, которая будет стоить человеческому обществу намного дороже победы социализма в отдельно взятой стране.

Таким образом, всеобщее несовпадение экономических интересов участников единоличного распределения убедительно свидетельствует о том, что основное противоречие между трудом и капиталом существует, но только в виде противоречия между коллективным характером производственной деятельности и частнокапиталистической (единоличной) формой распределения ее результатов.

 

 

В.Я. Мач,  специально для “РНК”

 

Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях:
Материал из рубрики: